26 января среда
СЕЙЧАС -17°С

Угнать ценой свободы

Угонщиков пытаются истребить как вид. Вор он и есть вор – к такому выводу пришли депутаты Госдумы и предложили сократить Уголовный кодекс на одну статью – номер 166. По ней проходят преступники, которые угнали авто без цели...

Поделиться

Поделиться

Угонщиков пытаются истребить как вид. Вор он и есть вор – к такому выводу пришли депутаты Госдумы и предложили сократить Уголовный кодекс на одну статью – номер 166. По ней проходят преступники, которые угнали авто без цели хищения. Взяли покататься, доехать до нужного места, просто зарядиться адреналином и так далее. Законотворцев смущают «легкие» наказания для таких воришек, которые пошли на риск якобы без злого умысла. И, чтобы не было повадно, угонщиков предлагают наказывать по другим, более жестким статьям.

Например, как за кражу. На первый взгляд, сроки по 158 статье (кража) еще меньше, чем за угон (статья 166). По максимуму за него могут дать пять лет, по минимуму – штраф до 120 тысяч рублей. Если в «проекте» принимали участие несколько человек, то сроки могут вырасти до семи лет или до десяти, если причинен ущерб в особо крупном размере. За кражу и штрафы, и сроки меньше, зато угодить за решетку «по-настоящему» гораздо легче. Ранее депутаты не отказывались от отдельной статьи для автоугонщиков и предлагали просто ужесточить санкции. В итоге пришли к выводу, что это бесполезно: какой смысл предполагать длительные сроки заключения, если они так и останутся на бумаге? Ведь угонщика за решетку просто так не посадишь. И дело вот в чем.

Как правило, взяв машину на время, угонщики отделываются либо штрафами, либо условными сроками. Чтобы «подвести» преступников под кражу, нужно доказать наличие злого умысла. Если беспредельщиков поймали с поличным, вряд ли они сознаются, что работали по заказу и хотели пустить авто с молотка. И кража вскроется лишь в том случае, если распутать цепочку и доказать, что исчезнувшие машины продавались по-серому или разбирались на запчасти. В основном этого успеха правоохранительные органы добиваются, когда распутывают серийные преступления. Как осенью 2011 года. Тогда засудили банду автоугонщиков, на счету которых было 34 украденные машины. Их нелегально продавали, разбирали на запчасти или возвращали хозяевам за выкуп. Шестеро «профессионалов» попали за решетку, еще двое отделались условными сроками. Больше всего досталось главарю криминальной группировки, которого отправили в колонию строго режима на 11 лет. Парень с шестью классами образования давно занимался куплей-продажей машин, ремонтировал их и хорошо знал все слабые места. На чем и построил свой темный бизнес. Вместе с преступниками нашли и отстойник для украденных машин – это оказались боксы в разных гаражных кооперативах.

Другой челябинский пример – банальный угон. Пару лет назад в Копейске инспекторы с погоней и стрельбой задержали «шестерку». Автомобиль мотало из стороны в сторону, бросало на встречку, и в таком режиме водитель умудрился доехать из Курганской области до челябинского пригорода, да еще скрываться от ДПС. Когда из простреленного бензобака вылилось последнее топливо, гонщиков накрыли – ими оказались два подростка 15 и 17 лет. Приняв на грудь, парни решили покататься – выбор пал на соседский ВАЗ. Замкнув провода, они отправились в путь – благо, никого не покалечили. Это стандартный пример угона, за который вполне можно отделаться штрафом. Правда, в этом случае юный экстремальщик был с запятнанной репутацией – за ним уже числился один угон.

«Главное – мотив, который еще нужно доказать. Если человека поймали на чужой машине, и он говорит, что взял ее покататься, скорее всего, дальше угона дело не пойдет. Пока не будет доказательств злого умысла, действует презумпция невиновности. Чтобы доказать хищение как цель, нужно распутывать дело. Поддельные документы на машину, перебитые номера, взятие преступника с поличным во время сделки или обнаружение склада ворованных машин, запчастей – все это может говорить о конечной цели присвоения чужого имущества и квалифицировать преступление как кражу», – говорит управляющий партнер юридической компании «Гольцева, Данилевский и партнеры» Ольга Гольцева.

По логике депутатов, если кто-то присвоил машину или участвовал в деле, его по праву можно считать вором. И не важно, был злой умысел или нет. Чужое имущество присвоено, значит нужно отвечать по всей строгости закона. Причем голова полетит с плеч у всех участников банды. По мнению депутатов, сейчас сложно определить угонщика, если в деле фигурируют несколько лиц. Известно, что в таких группировках есть своя иерархия и специализации: кто-то составляет план, кто-то идет на дело и работает с электроникой и отмычками, третий садится за руль, четвертый принимает товар и так далее. Но выйти на «главного» не так-то просто: рискуют исполнители, которых в случае неудачного подхода заказчики могут менять, как перчатки. Именно перспектива жесткого наказания для всех задействованных лиц, считают авторы законопроекта, может остановить посягательства на автомобили.

К такому выводу еще несколько лет назад приходила областная Госавтоинспекция. Сотрудники розыска подтверждали, что автоугонщиков нужно уравнять в наказании с ворами. Лояльная 166 статья буквально уводила профессиональных преступников, пойманных с поличным, от неволи – это реальные эпизоды из челябинской практики. Как видим, инициатива до сих пор только обсуждается.

«Мы давно поддерживаем эту идею. Кража – это присвоение чужого имущества. Что значит без цели хищения? Если нет никакой корыстной подоплеки, зачем тогда вообще покушаться на чужой автомобиль? Если человек взял чужой кошелек, вынес из квартиры технику – это расценивается как кража, так и пропавшее транспортное средство, которое угнали и не вернули, должно приравниваться к воровству. А пока угон – это лазейка для преступников, по которой они могут уклониться от серьезной ответственности», – говорит начальник отделения пропаганды УГИБДД Челябинской области Виктор Хайрулин.

Страховка как лекарство для владельца угнанной машины работает с побочными эффектами. Если у водителя есть каско, первое, что прорабатывают следователи, – ложный угон. То есть потерпевший становится первым подозреваемым. И автомобилисту, который в шоке от потери, приходится доказывать свою непричастность к преступлению.

Между тем, всего за пару месяцев в Челябинской области пропали 275 машин. Преступники берут все, что плохо стоит: справляются с «Лексусами», да и старыми ВАЗами не брезгуют. Последним преступники только рады – запчасти на эти машины всегда в ходу, поэтому угонщики «Лад» внакладе не остаются. Но излюбленной наживой по-прежнему остаются «Тойоты» – Land Cruiser и RAV4.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter