RU74
Погода

Сейчас+8°C

Сейчас в Челябинске

Погода+8°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +6

0 м/c,

738мм 87%
Подробнее
4 Пробки
USD 90,41
EUR 98,30
Бизнес Бизнес в декрете спецпроект Бизнес в декрете: челябинки вложили в производство косметики 4 тысячи и сумели достичь миллионных оборотов

Бизнес в декрете: челябинки вложили в производство косметики 4 тысячи и сумели достичь миллионных оборотов

Свое дело подруги развивали несколько лет. Сейчас их скрабы, сыворотки и масла скупают по всей России

Алиса (слева) и Кристина дружат 13 лет, половину из этого времени они ведут совместный бизнес

Алиса и Кристина дружат со студенчества, уже более десятка лет. Сначала у них были общие интересы, а затем появился и общий бизнес. Алиса, став мамой, предложила заняться созданием масок для волос, и Кристина ее поддержала. Стартовый капитал был всего 4 тысячи рублей, но этой суммы девушкам хватило. Без кредитов и финансовой поддержки мужей они сумели создать производство с миллионными оборотами. Их линейку из 200 наименований покупают по всей стране. Историей развития своего дела подруги поделились в проекте «Бизнес в декрете».

Два главных ингредиента — творчество и дотошность


Алиса и Кристина — экономисты. Они могут заниматься оценкой стоимости недвижимого имущества, но никогда по этой специальности не работали. После окончания университета девушки выбрали для себя смежную профессию бухгалтера.

— Когда я уходила в декрет, была бухгалтером в турфирме. Кристина в это время была на такой же должности, но в другой компании, в соседнем здании, — рассказывает Алиса. — Она часто навещала меня в декрете и поддерживала любые мои начинания.

Мама Алисы шутит: «Если дочь чего-то захотела, все вокруг начнут это делать»

Алиса называет себя творческой личностью, которая умеет заражать своими идеями всех вокруг — этакий вечный двигатель. Кристина подтверждает:

— Как-то мы занялись шитьем, юбочки какие-то делали, даже продали несколько штук. Но в подписчиках во «ВКонтакте» были только мама и бабушка, и наша швейная карьера закончилась, не успев начаться.

— Вы же тогда работали, почему начали еще и шить?

— Потому что Алиса написала, что ей нужна помощь, — смеется подруга. — Ей невозможно отказать. Я понимаю, что если начинать что-то делать, то сразу вместе, целиком. Сначала это было больше как развлечение, хобби. Я работала бухгалтером в офисе, занималась обычными, скучными делами. И когда Алиса звала, неважно зачем — шить, вязать, масла смешивать — мне это было просто интересно. Не сидишь дома целый вечер, не скучаешь, а чем-то занят.

Поначалу Кристина воспринимала бизнес как хобби

На шитье девушки больших надежд не возлагали с самого начала, поэтому после провала этой затеи они быстро переключились на другую. Алиса занялась восстановлением волос на дому.

— Я не столько хотела подзаработать, сколько себя реализовать, — объясняет она. — Завела страничку в «Инстаграме», сделала кератиновое восстановление волос своим знакомым и друзьям за свой счет. Сфотографировала, опубликовала снимки, и ко мне пошли клиентки.

У самой Алисы красивые длинные волосы. Ухаживать за ними ее приучали с детства, и как это делать, она хорошо знает. В разговоре с клиентками мастер часто советовала им ту или иную маску для волос, которую можно приготовить в домашних условиях.

Маски для волос стали делать по заказу клиенток. Это дело оказалось очень выгодным

— Мы в детстве в баню шли, по пути рвали крапиву, запаривали и этим отваром ополаскивали волосы. Под рукой всегда было персиковое масло из аптеки, — вспоминает Алиса. — Для меня это естественно, а многие не понимали, какое масло взять, с чем смешать. Стали меня просить: «Ты сделай — я куплю». Кому-то просто не хотелось вникать. И я Кристине говорю: «Ну если сильно просят, давай сделаем домашнюю масочку да продадим».

Так и поступили. На неделе Кристина дотошно изучала рецептуры, доступные в интернете. А в выходные она приходила к Алисе с кипой бумаг и, как засыпали дети (дочери Кристины в тот момент было 7 лет), они заваривали кофе и брались за работу.

Девушки ночами не спали, чтобы разработать и создать свои первые косметические средства

— Маски, которые мы сделали пять лет назад, сидя за кофе ночью, до сих пор у нас есть в ассортименте, — улыбается Кристина. — Это лечебные маски для волос, которые пахнут маслом. Ими надо пользоваться раз в неделю для укрепления и роста волос, их защиты, увлажнения и восстановления. Таких масок было 10, сейчас осталось 4. Рецептура не изменилась, и даже цена такая же — 350 рублей.

Сегодня предпринимательницы отлично знают, как преподнести свой товар и продать его, а тогда делали всё по наитию. Чтобы не предлагать маски всем клиенткам подряд, Алиса поставила баночки на видное место — красивую полку с вензелями. Девушки замечали ее, спрашивали, что это такое, мастер скромно объясняла и соглашалась продать, если товар вызывал интерес.

Такой стеллаж с косметикой собственного производства Алиса поставила у себя в студии

— Первые баночки покупали без этикетки, без ничего, — говорит Кристина.

— Наверное, моя энергетика помогала. Возможно, было доверие, видели мои волосы и делали выводы, — предполагает Алиса. — Если бы я стояла с пережженной шевелюрой, вряд ли бы баночки вызвали интерес.

Алиса привыкла с детства ухаживать за своими волосами. Их состоянию можно только позавидовать

— Алиса скромничает. Она на самом очень ответственная и про волосы знает больше, чем кто-то другой, — считает подруга. — Перед тем как начать делать процедуры, она ночами изучала процесс кератинового восстановления и сами волосы. Поэтому ей и верили. Клиентка, которая одна из первых купила баночку без этикетки, до сих пор с нами.

«Скинулись по 2 тысячи и сразу договорились»


Позже Алиса организовала студию в «Маркштадте». Там уже была не полочка с масками, а целый стеллаж. В ряд стояли баночки с 20 наименованиями. И несмотря на то, что инициатором бизнеса была Алиса, подруги то и дело поправляют нас в разговоре: дело общее.

— Нет никакого деления на «твое» и «мое». У нас всё одинаковое, и зарплата копейка в копеечку. Если у Кристины появится новая шуба, а у меня нет, тогда, конечно, будут вопросы, — смеется Алиса, глядя на коллегу. — Мы изначально скинулись по 2 тысячи рублей и вернули их в свои семейные бюджеты через три месяца. У нас была договоренность — это наша затея, мы можем пролететь, прогореть 300 раз, уйти в минус, поэтому на свое дело из семьи, из кармана не тратим ни рубля. Вообще. С того дня так и есть.

В конце 2015 года у косметики появилось название и логотип. Подруги создали новую страницу в соцсетях, на этот раз — в «Инстаграме». И к празднику они решили сделать подарочные наборы.

— Мы сами напечатали пакеты на крафтовой бумаге и ночами их собирали. Чтобы клей хорошо схватился, пакеты прижимали книгами моей дочери. И я помню, Кристинка складывает и говорит: «В свиней больше не класть!» Мне прям запомнилась эта фраза, — смеется Алиса. — В пакет положили небольшой набор наших средств за 350 рублей, а сверху украсили шишками. Их мы из-под снега достали с семьями на прогулке в лесу. Это был целый процесс! Каждый мог выбрать надпись — «любимой Юлечке» или «бабулечке», или заказать что-то свое.

Наборы хорошо продаются, особенно в праздники

За неделю на страницу нового бренда подписались 100 человек. Как люди узнали о них, Алиса не догадывается до сих пор. Говорит, никакой рекламы в соцсетях не давали, даже про SMM тогда не слышали. Но заказы шли, и по выходным девушки делали запас из 15 баночек.

— Сейчас оглядываюсь назад — смешно. Почему мы так долго возились и мало успевали? — недоумевает Кристина. — Доставка у нас была бесплатная, Алиса развозила. И естественно, мы на этом хорошо прогорели.

Но раз был уговор — деньги дополнительно в бизнес не вкладывали, зато начали активно развиваться по другим направлениям.

«С первого маркета шли домой, распираемые от гордости»


Сами на девушек вышли не только покупатели, но и организаторы SummerTime Market. Они проводили ярмарку в «Малахите» и предложили им в ней поучаствовать.

— К тому времени у нас было создано 10 масок и три вида масла для кончиков волос, а в наличии имелось 5 штук. Кристина была против участия с таким ассортиментом, но все-таки мы рискнули, — рассказывает Алиса. — Сделали бумажные этикетки, подготовили 100 масок, несли их в обувных коробках. Перед Новым годом всё разобрали! Выручка была 5 тысяч рублей. Вы бы видели, как мы выходили на улицу. Шли домой, распираемые от гордости. При участии в 2,5 тысячи это было что-то нереальное. Месяцев через 8 мы только сообразили, в какой минус ушли. Но нас это мероприятие сильно вдохновило.

Следующий маркет случился через две недели. Участие в нем стоило уже 5 тысяч рублей, а выручка составила 27 тысяч. Девчонки думали, что так не бывает. Деньги пересчитывали в машине, чтобы никто не видел.

Алиса занялась бизнесом в декрете, так как скучала и хотела себя реализовать не только как мама

Баночки и коробочки из квартиры быстро переехали в съемное помещение, которое стало цехом. Потом его заменили на зал побольше, сейчас в распоряжении производителя более 100 «квадратов».

— Маркеты проходят раз в сезон, летом — два раза. А когда у тебя в одном городе несколько, во втором, третьем, четвертом, это уже другие объемы. Когда 3–4 города проводят ярмарки в одни и те же выходные, для нас это проблема. Куда-то едем сами, а где-то продавцы стоят, — рассказывает Алиса. — Кстати, благодаря маркетам мы и развиваться хорошо стали. Покупатели подходили спрашивали: «А что, у вас только для волос? А для тела нет масла? А крема? А для ресниц?» Прошло пять лет, у нас 200 наименований полноценной продукции.

«Как дети в лагерь уезжают, а ты дома остаешься»


Алиса и Кристина три года все заработанные деньги вкладывали в оборот. А чтобы не сидеть у мужей на шее, параллельно работали. Алиса — в своей студии, Кристина — бухгалтером.

— Два с лишним года мы ночами работали над косметикой. Собирались в пятницу вечером, готовили средства до 5 утра. Потом я спала до 8 часов, вставала, увозила ребенка на тренировку, возвращалась, и мы снова до вечера собирали банки, — детально пересказывает этот вынужденный график Алиса. — После тренировки я увозила дочь к бабушке, мы встречались с Кристиной и опять до 5 утра работали. А в воскресенье всегда занимались семейными делами. Откуда столько здоровья было?!

К концу третьего года такого режима подруги решили, что настала пора изменений. И дело было не столько в графике, сколько в дальнейших перспективах. Стало очевидно, что основная работа начинает мешать развитию бизнеса.

В мае 2016 года Кристина сказала Алисе, что хочет уволиться. Подруга советовала подумать, не спешить — боялась, что Кристина пожалеет. Они только начали зарабатывать по 50 тысяч в месяц (позволили себе получать зарплату с продаж косметики), но уверенности, что этот заработок может быть стабильным, не было.

Кристина полгода решалась и наконец написала заявление на увольнение. Об этом она еще ни разу не пожалела

— А я, наоборот, думала, что уволюсь и будет только лучше, — рассказывает Кристина. — Последней каплей стала поездка на маркет в Казань. Я не смогла оставить работу, чтобы в нем поучаствовать. Алиса уехала на ярмарку с мужем, без меня. Вернулась, привезла деньги, но радости было немного. Ощущения как из детства — все дети в лагерь уезжают, а ты дома остаешься наказанный. Через полгода, в октябре, я написала заявление, а Алиса продала студию.

«Приходилось начинать всё с нуля»


После ухода с основной работы подруги стали активно расширять географию маркетов. Они открыли для себя Тюмень, Екатеринбург, Москву, Казань, Санкт-Петербург, Елабугу и ближайшие города к Челябинску. Едут всегда сами за рулем, кроме тех случаев, когда надо в Москву. Для крупной партии продукции заказывают транспорт. Загружают 500 килограммов, часть товара продают, остатки возвращают домой.

Тут был пост из социальной сети,
признанной экстремистской организацией на территории РФ

— Часто грузим товар к себе. Вот мы в Казань поедем в выходные, повезем на моей машине. С одной стороны, это удобно, с другой — мечты о красивом спортивном седане у нас просто рухнули, — с ноткой сожаления улыбается Алиса. — В нашем случае должна быть большая машина, вместительная. У меня машина с каждым разом всё больше и больше.

Рецепты создают теперь не только сами девушки, но и профессиональные технологи. Их помощь оказалась неоценимой, когда потребовалось разработать крем, например.

— Первый крем мы делали вдвоем, полгода. Как-то всё не получалось — то он расслоится, то затухнет. Мы досконально изучили производство, и всё удалось, — говорит Алиса. — Сейчас проще. Технологи работают на аутсорсинге, один в Москве, другой — в Казани. Если требуется профессиональная проработка сложного средства, они подключаются. Но всё-таки 90 процентов всех наших технологий — это Кристининых и моих рук дело. Такие специалисты — это запасной вариант, в основном мы сами (в первую очередь Кристина) составляем технологические карты.

Создание крема — более сложный процесс, иной раз в нём никак не обойтись без технологов

В своем 100-метровом помещении подруги оборудовали линию. Она не автоматизирована, помощники фасуют косметику с помощью ручных дозаторов. Одни заняты на раскладке, другие собирают и обклеивают коробочки и банки. В штате — 6 человек. В распоряжении работников отдельная кухня и даже душевые.

Кристина возглавляет производство, Алиса — занимается рекламой, продажами, сайтом, этикетками и финансами.

— У нас четкое разделение, при этом оно произошло абсолютно негласно, — уверяет Алиса. — Производство — территория Кристины, всё что за его пределами — моя территория. Каждой из нас кайфово на своем месте. Кристина много делает сама, например, к твердому шампуню никого не подпускает.

— Почему?

— Характер такой, — улыбается Кристина. — Я как шеф-повар в ресторане, который проверяет каждое блюдо перед подачей гостям.

Твердый шампунь Кристина делает сама, доверить его изготовление она пока никому не готова

— А вот инстаграм только мой. За пять лет Кристина не написала там ни одного поста, — подкалывает подругу Алиса. — Сейчас мы рассказываем, и может показаться, что у нас всё было безоблачно. Нет. Несколько раз нам приходилось начинать всё с нуля из-за финансовой неграмотности. Первое падение случилось где-то через полгода после того, как мы начали относиться к своему бизнесу серьезно. Мы никак не росли в оборотах и не могли понять, что исправить. Оказалось, что причина — в неправильном ведении финансовых подсчетов. Закуп вместо того, чтобы расти, уменьшался. И нам приходилось вкидывать все деньги, чтобы начать всё заново.

Первые закупы девушки делали в интернет-магазинах для мыловаров, сейчас у них другие поставщики и совершенно другие объемы.

— Нас многие конкуренты не любят за цену. Было такое, что мы думали о ее увеличении, но мой муж вовремя осадил: «А представь, шампунь будет стоить не 500 рублей, а 900. Вы потеряете своих покупателей. Цены надо держать ниже». Я помню, как надулась и скрестила руки: «Куда еще ниже-то?!» Но послушала его. Мы начали закупать сырье другими объемами, чтобы были другие цены. Например, масла не 20 килограммов, а 300–500 килограммов.

— А сертификаты качества есть у вашей продукции?

— Он них мы задумались через год, когда стали звать магазины. Узнали, что стоимость их оформления — 200–300 тысяч. Пока собирали деньги, она увеличилась в три раза, — возмущается Алиса. — Кристина сама написала все ТУ. Первые были с ошибками, на нас ругались, их вернули. Но мы всё исправили, и это сэкономило нам половину стоимости сертификатов.

Капля терпения, настойчивости, знаний — кажется, такой рецепт успеха у наших героинь

Зарплата от 100 до 300 тысяч


Первые годы подруги лишали себя зарплаты. Зато теперь каждый месяц они получают минимум по 100 тысяч. Бывает эта сумма и больше.

— 100 тысяч — это та цифра, которую мы получаем несмотря ни на что, даже на коронавирус. Но может быть и по 300 тысяч в месяц у каждой, — делится Алиса.

По ее словам, в интернете у них хорошо идут продажи, но все-таки львиную долю заработка дают такие направления как маркеты, оптовые продажи и контракты.

— На деньги, вырученные в интернете, мы покрываем расходы на аренду, налоги, зарплату, покупку оборудования. Это всё небольшие деньги. А вот маркеты и контрактники — уже другое. Это наш заработок, — говорит она. — Контракт — это когда наши технологии, наши банки, но чужая этикетка. Мы только производим средство, а наши партнеры его продают. Кто-то на нашу косметику клеит свою этикетку, кто-то присылает нам свои рецепты, и мы по ним делаем продукцию на заказ. Есть среди наших клиентов и челябинские компании, но название их сказать не можем — условие контракта. Нас часто спрашивают, почему нашего товара нет на маркетплейсах. Есть, просто его не видно. И нам так удобно.

Таких контрактов у Алисы и Кристины 9.

Дни девушек до сих пор расписаны по часам. На интервью они пришли, пока дети были на тренировке, а после — снова отправились в цех. Пожелаем им удачи!

Оглядываясь назад, девушки ни о чем не жалеют и уверены, что дальше будет только лучше.

— Когда мы едем из Казани 15-й час за рулем, на дворе ночь, а на душе — хорошо. Потому что три дня слушали на маркете, какие мы молодцы, как давно пользуются нашей косметикой, и понимаем, что всё это — наших рук дело, — делится своими эмоциями Алиса. — Мы по-честному отпахали несколько лет за бесплатно. Не спали, не ели. Кристина вообще в первые два месяца похудела на 12 килограммов! То, что мы имеем сейчас, мы всё отработали.

— Но такая работа нам в кайф! — поддерживает подругу Кристина.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления