2 апреля четверг
СЕЙЧАС +4°С
Игорь Линник родился в Аше, учился в Челябинской медицинской академии, много лет работал в сфере косметики и парфюмерии, а теперь его называют лучшим цветочником города

Игорь Линник родился в Аше, учился в Челябинской медицинской академии, много лет работал в сфере косметики и парфюмерии, а теперь его называют лучшим цветочником города

«Хватит работать на дядю», «Пора жить, а не горбатиться». Вам наверняка приходилось слышать эти фразы? Уйти из найма и открыть своё дело (в интернете или офлайн) — сейчас тренд. Сколько денег нужно вложить в бизнес? Какую нишу выбрать? И за какое время выходишь в плюс? Об этом челябинцы, работающие в малом бизнесе, рассказывают в проекте 74.RU «Дело за малым». Герой нового выпуска — хозяин цветочной мастерской Игорь Линник.

Мастерская Игоря Линника — это про уют и красоту

Мастерская Игоря Линника — это про уют и красоту

Цветочная мастерская Игоря Линника снаружи чем-то напоминает небольшой европейский замок. Особенно в сумерках, когда загораются уличные фонари, а огромные окна — от пола почти до самого потолка — так и манят заглянуть внутрь. Пока мы разговариваем с владельцем мастерской, он то и дело отвлекается на то, чтобы поприветствовать входящих, причём многих называет по имени.

— День добрый, Саша! Как дела? Прохладно? Щёчки розовые, посмотрите! Посмотрите, как на улице, — поворачивается Игорь Линник уже ко мне. — Очень нравится мне такая погода.

— Любите морозец? — уточняю я.

— Я не хочу сильных морозов, но когда свежо, мне нравится, — улыбается собеседник в ответ. — Ещё бы солнце светило, и я бы был вообще счастлив. У меня от этого настроение прямо отличное.

Февраль, когда солнца на улице немного, может скрасить ярко-жёлтая мимоза

Февраль, когда солнца на улице немного, может скрасить ярко-жёлтая мимоза

Посетителей мастерской Игорь Линник называет гостями, а не клиентами, себя — цветочником, а не флористом.

— Мы никогда не были на центральных улицах, — подчёркивает он, и это — принципиальная позиция. Даже сейчас мастерская хоть и находится в какой-то сотне метров от площади Революции, но спрятана внутри квартала сталинской застройки.

— Скоро мы будем справлять десять лет, как я встал за прилавок, — рассказывает Игорь Линник. — Можно сказать, это было стечение обстоятельств, это было судьбоносное решение, очень важное для меня, и оно было непростое. Я работал коммерсантом, был коммерческим директором по эксклюзивным проектам компании «Градиент». У меня были семь городов, с которыми я работал, и в каждом из них были отделы. Был определённый уровень доходов. Но я всё время задавал себе вопрос, что я буду делать дальше. Я же, наверное, не буду летать или ездить по всем этим городам, когда мне будет 50 с хвостом? И я думал, чем я могу зарабатывать на жизнь.

«Градиент» — одна из ведущих дистрибьюторских компаний России в области потребительских товаров повседневного спроса. Ассортимент насчитывает более 20 тысяч наименований косметики, парфюмерии, бытовой химии, продукции для детей, товаров для дома и отдыха, средств личной гигиены и ухода.

Тогда, в 2010-м, Игорь Линник решил, что его дело не будет связано со сферой косметики или парфюмерии, он будет заниматься цветами.

— Мне цветы всегда нравились. Я из Аши сам, и у нас были два сада или один сад [в разное время], но у нас всегда был цветник, и он был хороший. Когда я подрос, учился в средней школе, я за ним ухаживал. И мне это тоже нравилось, — вспоминает Игорь Линник. — Когда мне нужен был букет, я приходил в цветочный магазин и просил: «Мне вот это, вот это и это». Мне было понятно, что с чем сочетать. Был такой магазин «Орхидея», я туда приходил и говорил девочкам: «Мне нужно вот эту гортензию, только её нужно обрезать, как фиалки, и к ней нужны ещё три фрезии». Они говорили: «Гортензия — это такой дорогой цветок и длинный! Он ценится за длинный стебель». Я говорил: «Да, всё хорошо, вы только обрежьте мне её».

О цветах наш герой говорит так вдохновлённо, что сомнений даже не возникает

О цветах наш герой говорит так вдохновлённо, что сомнений даже не возникает

Своей площадки у начинающего цветочника тогда не было, и он за помощью обратился к друзьям.

— Я как настоящий авантюрист придумал идею, пришёл к своим друзьям в «Инпро» и сказал: «Лена, я хочу заниматься цветами». И рассказал ей идею. Лена сказала: «Хорошая идея». Я говорю: «Лена, ключевой момент — я хочу заниматься цветами у тебя в "Инпро"». Она говорит: «Игорь, я в жизни никогда никого не пускала к себе, но тебя пущу». Вот так появился первый отдел в «Инпро», — вспоминает Игорь Линник. — Есть вообще очень много людей, которым я благодарен по тем или иным причинам. Когда ты общаешься с интересными людьми, ты этим сам заряжаешься, ты сам развиваешься. Дело не в развитии, ты становишься лучше. Алёна Попова (один из моих самых любимых дизайнеров), по сути, просто так нарисовала мне этот отдел — так, как я хотел. Мой брат мне сделал первый отдел, он сделал его сам. Там был очень красивый дубовый шкаф! Всё так, как я люблю.

Причём поначалу уходить с работы по найму цветочник не планировал, хотел совместить пост коммерческого директора с открытием своего бизнеса. Правда, очень быстро понял — сделать это нереально.

— Я думал, что я возьму человека, он будет работать, а я буду работать в «Градиенте», а в субботу — воскресенье приезжать и вставать за прилавок. Я сказочник в чём-то, а сказок не бывает, — немного грустно улыбается Игорь Линник. — Никто за тебя работать не будет. Если ты хочешь работать, ты должен это делать сам. Мы попробовали с одной девушкой сотрудничать, и стало понятно, что каши не сваришь, что нужно вставать самому.

Хочешь сделать хорошо — сделай сам, так начиналась цветочная мастерская Игоря Линника

Хочешь сделать хорошо — сделай сам, так начиналась цветочная мастерская Игоря Линника

За прилавок своего отдела бизнесмен встал в марте 2010 года, а перед этим прошёл обучение у флориста и преподавателя из Уфы Рустема Мухаметвалеева.

— Было много каких-то случайных моментов. Приехала моя знакомая в Уфу, говорит: «Что-то мы давно не виделись, приезжай». Мы встретились, и я говорю: «Всё, надоело, не хочу больше [работать по найму]. Хочу заниматься цветами». А моя подруга, к слову, она сейчас директор по России в La Roche-Posay, говорит: «Игорь, ты будешь смеяться, но когда я закончила авиационный институт, то работы не было и я пошла работать флористом». И хотя она ушла, занималась совсем другим, у неё оставались люди из сферы цветов. Она сразу же позвонила Рустему, и я приехал к нему на учёбу, — рассказывает Игорь Линник. — Я считаю, что этот человек — мой учитель. За те две недели, которые я был у него на учёбе, я прямо научился основам флористики. Он уже умер, к сожалению, умер молодым. Я считаю, Рустем Мухаметвалеев — это тот человек, который мне сильно помог. Он называл меня своим самым талантливым учеником, и это тоже было очень приятно. Таким и должен был учитель — без понтов, без распальцовки. Это человек, который любит своё дело и делится сокровенным, потому что делиться надо, это правильно.

Свою первую коробку цветов Игорь Линник заказал из Москвы, сам забрал её в аэропорту. Встречать хрупкий груз ездил поначалу каждую неделю — брал по одной коробке, по две, затем это количество выросло до трёх.

— Я хотел работать с интересными, качественными цветами, и я увидел, что в Москве они есть, — объясняет цветочник. — И вот на 8 марта я получил коробку, она стоила примерно десять тысяч рублей. И я сделал букеты всем своим друзьям — для жён моих друзей. У меня в холодильнике после этого не было цветов, и я заработал десять тысяч. То есть я привёз на десять тысяч рублей и продал на десять тысяч рублей, но я был самый счастливый человек на свете! Я получал нереальное удовольствие.

Два-три часа удовольствия в день, а остальное — рутина, так выглядит работа цветочника

Два-три часа удовольствия в день, а остальное — рутина, так выглядит работа цветочника

Это удовольствие, уточняет Игорь Линник, сохраняется и спустя десять лет работы на цветочном рынке. Причём сейчас мастерская — это уже не он один, а своя небольшая команда — человек 12.

— Когда я человека принимаю на работу, то спрашиваю: «Что вы ждёте от этого?» И в огромном проценте случаев люди говорят, что ждут красоты. Они думают, что наша работа — это букеты, всё изящно, вкусно пахнет, легко, воздушно. Идёт неправильное представление о том, что человек три часа может собирать букеты и получать от этого удовольствие. Из этого нужно оставить только удовольствие от собирания букета, — рассказывает Игорь Линник. — Если посмотреть на рабочий день, восемь часов, то максимум два часа мы тратим именно на букеты. А остальное — это рутина: помыть вазы, помыть вёдра, перебрать растения, подрезать их, отсортировать, выкинуть, подмести пол, полить цветы. Убраться, убраться, ещё раз убраться и ещё 150 раз убраться. Есть цветы, у которых нужно менять воду каждый день, нужно их подрезать. Есть цветы, которым мы меняем воду через день. Это правило, которое я завёл: в цветах должна быть чистая вода, в холодильнике должно быть чисто. Есть цветы с очень тоненьким стеблем, который ты можешь легко разрезать, а многие древесники имеют очень толстый стебель. Мне кажется, чтобы заниматься цветами, нужно быть сумасшедшим и влюблённым в цветы, в жизнь и в людей. Вот если человек не влюблён в цветы, в жизнь и в людей, то не стоит этим заниматься. Цветы — это очень много труда, это не для ленивых.

Практически все букеты в этой мастерской делают на заказ и индивидуально, для конкретного человека. Про Игоря Линника невесты слагают легенды. Рассказывают, как цветочник засыпал их вопросами о платье, причёске, а о том, какие бутоны они хотят в букет, спросил в последнюю очередь.

— Я мучаю невест, я им мозг выношу! — со смехом подтверждает Игорь Линник. — Зато они получают самые красивые свадебные букеты, которые подходят дню, подходят их настроению, их образу. Я считаю, что это, может быть, долго, но это правильно. Главное — какой она хочет быть на свадьбе, какой она хочет быть невестой, какой она хочет увидеть себя на фотографиях. А уже потом я спрашиваю, какой у неё будет макияж, каким будет платье, где будет фотосессия, в чём её молодой человек и так далее и тому подобное. Это как ниточка, которую мотаешь, и получается клубок.

Такой же подход, разве что менее дотошный, работает и с другими букетами. В мастерской всегда расспрашивают, для кого и от кого будет собрана композиция.

— Это же не только цвет глаз, цвет волос или кожи, но и то, какой это человек — по настроению, по эмоциям. А ещё это букет, который дарит конкретный человек, и важно, как он к этой женщине относится, какая она для него. Например, я дарю букеты для Ани или Ирины. Важно, какая она для меня. Они могут быть хохотушки и веселушки для всех, но для меня это цельные спокойные, уравновешенные люди, для меня они такие, — рассказывает Игорь Линник. — Важно не только попасть в цвет, но и эту эмоцию поймать. Этим мы и занимаемся.

Сейчас рынок цветов максимально открыт, начать своё дело — не проблема

Сейчас рынок цветов максимально открыт, начать своё дело — не проблема

Поймать и передать эмоции помогают необычные фактуры, формы и сочетания. Для тех, кто ждёт весны, — мускари, лаванда и хлопок в изящной шляпной коробке. Или подснежники, присыпанные мхом, в металлических ведёрках — как будто из сказки. Появилась уже в мастерской и мимоза — итальянская, ярко-жёлтая. Пара таких веточек в букете подчёркивает нежность роз и лютиков. Цветы для своих букетов Игорь Линник заказывает из разных концов света и безжалостно отбраковывает то, что во время путешествия в Челябинск потеряло товарный вид.

— Цветы — очень нежные, они испортиться могут вообще непредсказуемо. Изначально цветок имеет очень длинный путь. Чтобы прилететь розе из Эквадора до Челябинска, нужно время. Чтобы привезти цветы из Голландии до Челябинска, нужно время, — объясняет Игорь Линник. — Сначала этот цветок вырастил садовник, потом этот садовник его отправил на аукцион. На аукционе его купил брокер, этот брокер взял с аукциона цветок и отправил его в свой холодильник. Потом оптовик или ты сам покупаешь этот цветок, который какое-то время уже лежал в холодильнике. И это всё еще очень быстро портящийся цветок, и его тебе везут. Его могут везти самолётом. Кажется, что это четыре часа — и всё, но это не четыре часа! Это всё равно в итоге выходит несколько дней. Цветок могут везти машиной, это опять-таки несколько дней. И вот ты получаешь цветок. Ты можешь получить цветок великолепного качества, который у тебя может завянуть в холодильнике на второй день. Ты можешь получить просто хороший цветок или великолепный цветок, который у тебя будет прекрасно стоять неделю. Хорошо, что я не жадный человек. И у меня интуитивно была мысль: «Ты плохие цветы не должен ставить в букет». Есть хорошие цветы — работай с ними. Если цветок плохой, выкидывай нещадно. Вообще не жалея. Как-то я сразу хотел, чтобы у меня цветы были очень качественные, были очень качественные букеты, и я не хочу работать ни с каким браком. Если это испорченный цветок, его нужно выкидывать.

Именно это желание работать с качественными цветами подтолкнуло к мысли самому выращивать цветы. Всё начиналось с маленького участка земли в саду у друзей, а превратилось в небольшую плантацию.

Работать с цветами Игорь Линник начал ещё в детстве, но тогда даже не подозревал, что это станет его профессией

Работать с цветами Игорь Линник начал ещё в детстве, но тогда даже не подозревал, что это станет его профессией

— Ситуация была следующая — мне нужен был душистый горошек для свадебного букета, — улыбается Игорь Линник. — Я его заказал в Москве, он пришёл. А у него есть особенность, что минимальная отгрузка — сто штук. И когда горошек пришёл, из этих ста штук только штучки две были в нормальном состоянии, остальное — это был брак. Прямо гниль. Потому что это очень нежный цветок. И всё началось с того, что я приехал к своим друзьям и говорю: «Ир, дай мне место, чтобы посадить душистый горошек». Я посадил душистый горошек, и он вырос отличным и вообще самым лучшим на свете. И в свадебный сезон мы были с душистым горошком. Его нужно немножко, но это один из самых-самых красивых на свете цветов. И растёт он на самом деле суперпросто.

Вслед за душистым горошком появились георгины, потом — всё новые и новые сорта и виды. Поначалу на плантации Игорь Линник работал сам, проводил там половину лета. Но сейчас цветами, растущими на участке в 20 соток, занимаются отдельные сотрудники.

— Сейчас у нас появились два совершенно крутых человека — Марина и Наташа, которые ведут всё это хозяйство. Мне остаётся только придумывать, что мы будем выращивать: какую гамму, какой цвет, какую высоту, какие фишки. И, соответственно, немного грядок оставить на эксперименты. Потому что есть те растения, которые, как считается, не зимуют в нашем регионе, а оказываются, они зимуют! Ворсянка, например. Это сухоцвет очень прикольный, он высыхает как колючка цвета сена. Или, например, магония падуболистная — это такой кустарник с колючими листьями и очень красивыми синими ягодами. У них есть плюсы, потому что это очень красиво. У них есть минусы, потому что они могут у тебя расти несколько лет, а потом умереть, и ты не понимаешь, почему. Из-за каких ретроградных Меркуриев это происходит, я не знаю, но такое тоже бывает. Но экспериментировать всегда интересно. Куда бы я ни поехал, я из отпуска везу семена и клубни. Если тебя что-то зацепит, нужно обязательно это попробовать привезти и вырастить, посмотреть вживую, потому что из всего этого есть цветы-очарование, а есть что-то странное. Ну, выросло, но… надо подумать, — смеётся Игорь.

Авторские букеты — фишка мастерской, точь-в-точь композиции не повторяются

Авторские букеты — фишка мастерской, точь-в-точь композиции не повторяются

И с плохими растениями тут не работают

И с плохими растениями тут не работают

Плантация — это не теплицы, подчёркивает Игорь Линник. Цветы мастерская выращивает только в сезон, летом. В прошлом году гости, к примеру, могли купить огромную охапку львиного зева. А в целом на участке высаживают по 60–70 сортов и видов.

— Их можно разделить на две группы: очень нежные цветы, которые не выносят транспортировку, либо странные цветы, которые никому не нужны, но они нереально красивые, как считаю, — уточняет Игорь Линник. — Например, амарант или лунария, наперстянка, множество древесников — деревья и кустарники, которые имеют какие-нибудь кривые ветки, необычные листья. Они могут отлично вести себя в вазе, но голландцы не выращивают их в таком количестве, потому что в массе своей они никому не нужны. А мне нужны, и они мне нравятся, потому что они фишечку могут дать. Они могут дать нужный цвет, нужную фактуру, нужный лист, нужный изгиб. Они для того, чтобы сделать букеты интереснее, для того, чтобы просто выжить в лето, потому что летом надо выжить. Не самый такой лёгкий период.

А ещё такие цветочные фермы — модная тема в Москве и Санкт-Петербурге.

— Но мы же спокойные люди, у нас ей уже восемь лет, — смеётся цветочник. — Не надо ничем кичиться, надо просто очень хорошо работать и очень любить своё дело.

И с гостями, и с сотрудниками нужно быть на одной волне

И с гостями, и с сотрудниками нужно быть на одной волне

Кичиться — это вообще не про Игоря Линника. Он носит очки Armani, но гостей мастерской оценивает совсем не по уровню дохода. Найти что-то для себя тут может человек с любым заработком, гораздо важнее — то, как гость относится к окружающим.

— Мне не нужно, чтобы приходил человек и говорил: «Девочки, заверните мне 20 тюльпанов». Мне нужны свои люди. Я не люблю «гоблинов», не люблю «растопырщиков», есть люди, которые мне не нравятся, и я не хочу, чтобы они были в мастерской. Мне надо, чтобы у меня были свои гости, — объясняет Игорь Линник. — И как-то сразу у меня было правило — Quantum satis, сколько нужно. Если наш гость говорит, что нужен букет на 1500 рублей, этот букет должен быть сделан на 1500 рублей. Не на 1600, не на 1700, а ровно на 1500 рублей. Здравствуйте! Рад вас видеть. Как здоровье? — поворачивается он к очередному гостю, зашедшему в мастерскую.

Открыть цветочное дело не так уж и трудно, рассказывает Игорь Линник. И это не тот бизнес, который требует миллиардных вложений. На первом этапе достаточно найти хорошее место, оборудование и поставщиков.

Сейчас свежие цветы любых сортов и видов можно купить в любой момент, делать ставку только на широкий ассортимент бессмысленно

Сейчас свежие цветы любых сортов и видов можно купить в любой момент, делать ставку только на широкий ассортимент бессмысленно

— Это небольшой капитал. Всё зависит от того, что ты хочешь. Купить подержанный холодильник, я думаю, можно в пределах 15–20 тысяч рублей. Это будет маленький-маленький холодильник. Плюс, наверное, небольшое помещение с арендой. Не знаю [точных цифр], у меня это было десять лет назад, это были совсем другие цифры. Ну и у каждого есть, наверное, своё видение, — объясняет бизнесмен. — Цветочный рынок сейчас — это открытый рынок. Ты можешь сам заказать цветы у брокера, ты можешь напрямую работать с брокером. Есть много компаний — таких оптовичков, которые работают и в Челябинске, Екатеринбурге, Москве. Ты можешь работать с каждым из них.

Но, прежде чем открыть цветочную лавку или мастерскую, нужно оказаться по другую сторону прилавка, уверен Игорь Линник. Просто прийти к уже работающим мастерам и попросить их показать изнанку бизнеса.

— Был такой период, когда несколько из наших гостей решили на перспективу открыть цветочное дело. Я им говорю: «Если вы решили, это очень интересно, но вы придите несколько раз на разбор цветов. Мы покажем, вы сами разберёте, сами обработаете, сами обрежете, сами поставите в воду». А это состоятельные люди, у которых есть возможность открыть своё дело, — рассказывает Игорь Линник. — И только одна наша гостья открыла такой магазин — для мамы, но они закрылись, а все остальные даже не стали открывать. Они сделали выбор после разбора и нахождения нескольких дней в мастерской. Если расценивать цветочную мастерскую с коммерческой части, это не самое интересное, чем можно заниматься. Если человек хочет заниматься цветами, у него должна быть подушка безопасности какая-то. Потому что это дело достаточно рискованное.

Планы на неделю, месяц или сезон в мастерской обсуждают сообща — всем хочется придумывать что-нибудь новенькое и креативить

Планы на неделю, месяц или сезон в мастерской обсуждают сообща — всем хочется придумывать что-нибудь новенькое и креативить

И дело не только в том, что срезанные цветы быстро отживают, объясняет бизнесмен. Есть ещё сезонность спроса. Большинство людей покупают цветы к большим праздникам, а ещё осенью, зимой и ранней весной, когда вокруг всё серое и хочется зелени. Зато летом спрос падает, ведь есть сезонные рынки, где продают садовые цветы, а многие гости мастерской сами увлечены работой на участке.

— Были моменты, когда было очень трудно. В самом начале было очень трудно. Я бросил курить, потому что у меня просто денег не было на сигареты. Были такие времена. Но когда мне было трудно, меня всегда поддерживали друзья, — объясняет Игорь Линник. — Закрыться я не хотел никогда. Бывает усталость, это другое. Тогда я очень рад, что есть плантация. Есть два участка, и второй, который поменьше, на нём работаю я. Мне [возможность] покопаться с растениями доставляет нереальное удовольствие! Если бы мне сказали об этом в детстве, я бы, наверное, очень удивился. В детстве это нужно было делать, нужно было помогать родителям.

На чём точно не стоит экономить — это образование, уверен Игорь Линник. Он, к примеру, постоянно учится.

— В понедельник-вторник я еду в Екатеринбург, туда приезжает Лена Романова из Москвы. Я считаю, она сейчас один из самых интересных флористов для меня, — рассказывает цветочник. — Одарённых флористов очень много, и нужно выискивать, кто тебя вдохновляет. Главное — не копировать. Когда ты копируешь, ты становишься никаким. Чтобы идти впереди планеты всей, нужно самому придумывать и всегда учиться, и учиться нужно только у лучших. Вот Лена Романова для меня — одна из самых-самых лучших. Я с ней списался: «Лена, хочу к вам приехать на учёбу. Когда будет следующая?» Она пишет: «Игооорь! В Москве будет только в апреле, но я буду в Екатеринбурге в феврале». Я говорю: «Лена, это всего 200 километров!» Я был первый, кто записался и оплатил этот мастер-класс. Причём мастер-классы у лучших всегда дорогие, но на образование нельзя жалеть. Мне, кстати, очень приятно, что нас знают в Москве, знают в Питере. Это правда очень приятно. Не надо быть для всех хорошим или для всех плохим, не надо зазнаваться и считать себя лучшим. Надо просто фигачить, надо работать, надо учиться, надо придумывать.

Дело за малым

«Дело за малым» — это новый проект 74.RU, в котором мы рассказываем истории челябинских бизнесменов. Об их успехах и неудачах, находках и лайфхаках. Хотите больше интересных материалов? Читайте репортаж о Сергее Куребеде, владельце кофейни Doza Coffee, и узнаете почему корица и сиропы — «звоночек», говорящий о попытках замаскировать плохой кофе. Хотите знать, как правильно выбирать и хранить сыр, есть ли в Челябинске «санкционка» и почему все любят камамбер и пармезан? Тогда читайте выпуск про Павла Ильина, владельца лавки «Сырный сомелье». А если хочется немного романтики, открывайте историю Дарьи Шамсутдиновой, хозяйки первого большого магазина мусульманской одежды «Арабика» в Челябинске.

У вас — классный бизнес, и вы хотите о нём рассказать? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!