22 октября вторник
СЕЙЧАС +8°С

«Мама, ты меня спасла»: репортаж из Златоуста, где женщина с двумя детьми зарубила мужа топором

Она несколько раз обращалась в полицию и к соседям с жалобами на супруга-тирана

Поделиться

Женщина созналась в убийстве, но назвала свои действия вынужденной мерой

Женщина созналась в убийстве, но назвала свои действия вынужденной мерой

На прошлой неделе город Златоуст в Челябинской области всколыхнуло громкое происшествие — мать двоих детей зарубила гражданского мужа топором. Женщина уверяла, что тот бил её и детей, а в тот день она пыталась защитить своего восьмилетнего сына от насилия. Несмотря на совершённое убийство, жену погибшего оставили на свободе и не стали заключать под стражу. По всей видимости, у следователей были основания доверять словам фигурантки дела. 74.ru разбирался, что произошло в семье и почему сообщения женщины о муже-тиране оставались без ответа.

Мы изменили имена героев материала, потому что следствие ещё не завершено и в деле фигурируют дети. Нине — 34 года. Сейчас она воспитывает сына от первого брака и годовалую дочь от убитого гражданского мужа. Злополучный день женщина, само собой, вспоминает с неохотой:

— Муж пил несколько недель подряд. Днём спал, а ночью шарашился. Я услышала крики — плакал старший сын. Гриша его избил, а потом поставил перед собой на колени. Я когда увидела, что он собирается сделать, закричала. Сын в это время ползком выбрался на кухню, а Гришка кинулся на меня. Я схватила топор и ударила им по голове. Плохо помню, что было потом. Он упал, кровь была. 

После этого, по словам женщины, она сказала сыну собираться, на кухне одела дочь, и все вместе они ушли к сестре. 

— Вот скажите мне, успела бы я дождаться в этот момент полиции или собрать детей? Нет, конечно, он бы нас раньше убил, — рассуждает Нина. 

Второй ребёнок Нины умер, а на деньги материнского капитала она купила домик

Второй ребёнок Нины умер, а на деньги материнского капитала она купила домик

Только через две недели Нина позвонила соседу Владимиру.


— Во втором часу ночи раздался звонок. Муж взял трубку, это была соседка, — рассказывает жена Владимира. — Говорит ему: «Иди, проверь, как там Гришка». Он ответил, что утром сходит. Перед работой зашёл. Дверь была закрыта. Он снова позвонил Нинке, оказалось, что у них ещё один вход в дом есть. Муж зашёл, увидел, что Гриша лежит, а рядом топор. Полицию вызвали.

Следователям Нина сразу сказала, что муж приставал к её ребёнку.

— Раньше сын, конечно, ничего такого не говорил, но тут я сама увидела. Он сейчас очень замкнулся, мало разговаривает. Так, спросил один раз, что там с Гришей. Он же уже большой, всё понимает, а мне сказал: «Мама, ты меня спасла», — вытирая слёзы, говорит женщина.

С Григорием Нина познакомилась около пяти лет назад.

— Мой сын — от первого брака. Его отца убило током в соседнем переулке во время работ, сыну тогда было около двух месяцев. Потом я родила ещё одного ребёнка, он умер в десять месяцев. Врачи сказали, такое бывает, это называется внезапная младенческая смерть. Мне было очень плохо, я хотела забыть обо всём, развеяться. Познакомилась с этим [гражданским мужем], вот и развеялась, — рассказывает Нина. — Он даже толком не ухаживал, сказал, что будем жить вместе. Мне было так плохо на душе, что я согласилась. Первое время жили нормально, а потом начались пьянки. Позже я узнала, что он сидел несколько лет за убийство — кого-то грохнул на улице. 

После смерти второго ребёнка у Нины остался материнский капитал. На эти средства она купила маленький домик, куда она и переехала с гражданским мужем и сыном. Год назад у них родилась дочь.

— Как переехали, он сразу начал вести себя неадекватно. Напьётся и начинает меня бить, за волосы таскать. Я столько раз к соседям стучалась, а им хоть бы что. Ни один мужик на защиту не пришёл. Полицию вызывала, но его почему-то не забирали. Так и жили.

Маленький домик выглядит, как заброшенный сарай. Даже сложно поверить, что в нём могла жить семья с детьми. Забора нет, огород зарос бурьяном, а в каждом углу двора горы бутылок.

В этом доме произошло убийство

В этом доме произошло убийство

Сквозь щель видно, что в комнатах царит беспорядок

Сквозь щель видно, что в комнатах царит беспорядок

Младшей дочери Нины всего годик

Младшей дочери Нины всего годик

Горы бутылок говорят о том, что пиршества здесь устраивали регулярно

Горы бутылок говорят о том, что пиршества здесь устраивали регулярно

Зимой у семьи сгорел сарай

Зимой у семьи сгорел сарай

От входной двери в доме отломан кусок дерева — отлетел, когда выламывали, чтобы вынести тело хозяина. Рядом висит пакет с детскими вещами. В двери зияет дыра, сквозь неё видно, что внутри всё захламлено. Соседи говорят — чтобы довести нормальный домик до такого состояния, нужно было очень хорошо постараться.

— Я живу на этой улице почти 50 лет, — говорит через забор сосед, откладывая в сторону лопату. — Знал старичков, которые там жили раньше. Домик был вполне нормальный. Эта семейка довольно странная. Гришка ходил в солнцезащитных очках, с папкой. Любил прихвастнуть, говорил, что занимался прокладыванием водопроводов, а у самих всегда прорывы на трубах были. Это из-за них всё перекопали так, что теперь машина проехать не может. Я с ним особо не разговаривал, он старался меня избегать. Когда видел, что я в огороде, старался круг сделать, чтобы мимо не проходить. Однажды я вышел, и он идёт, мне показалось, что он даже испугался. Не знаю почему. Жена его маленькая, невзрачная, никогда не здоровалась. С мальчонкой тут часто проходила — воду брала в колонке.

За водой Нина с сыном ходила к колонке

За водой Нина с сыном ходила к колонке

Дом стоит на крайней улице, по ней даже машина не может проехать

Дом стоит на крайней улице, по ней даже машина не может проехать

Сосед признаётся, что Нина обращалась к нему за помощью.

— Прибежала среди ночи, сказала, что муж её бьёт. Ну, а что я сделаю? Тут только одно — вызывать полицию. Телефон у неё и у самой есть. Да кто их разберёт, что они там делят между собой. Пьяные то порознь, то вместе ходили.

Сама Нина уверяет, что не пьёт.

— Я могу иногда пива выпить, а так нет. Ну да, кодировалась как-то, но это было давно и только на один год. А сейчас практически не пью, — заверяет женщина.

Нина заявляет, что муж приставал к её ребёнку

Нина заявляет, что муж приставал к её ребёнку

В детсаду, куда ходил старший сын женщины, хорошо помнят эту семью.

— Однажды вызывали соцслужбу прямо в детский сад. За мальчиком пришёл отчим, он был пьяный. Потом выяснилось, что мать тоже не может прийти, потому что вообще в стельку. Ребёнка у них забрали, но потом, видимо, опять вернули, — рассказывают в садике.

Друзья Гриши уверены, что он был нормальным парнем, а сгубила его Нина.

— Он вообще башковитый, у него было своё ИП. По хозяйству помогал, никогда ни в чём не отказывал. Мы как увидели, с кем он жить начал, были в шоке. Она глупая, страшненькая. Как-то возили её с детьми в больницу, она в машину села и даже здрасьте не сказала. А сейчас, конечно, всё на Гришку можно повесить. Мы ей позвонили, спросили, когда похороны, а она даже этого не знает.

Сейчас Нина живёт у сестры — в таком же неблагоустроенном бараке, к которому женская рука не прикасалась несколько лет. Ворота подпирают горы мешков с мусором. Дверь открыла сама Нина — в яркой кофте, при макияже.

В бараке у сестры тоже не видно хозяйской женской руки

В бараке у сестры тоже не видно хозяйской женской руки

— Да мы сегодня с сыном ходили на экспертизу, вот пришлось привести себя в порядок, — объясняет Нина.

— А синяки у него были?

— Ну, тогда были — две недели назад. Но я их намазала «скорой помощью», потому что в школу нужно было вести. А так никуда не обращались. Сейчас синяков, конечно, уже нет.

— А почему же ты от мужа не уходила?

— Некуда было. Это же мой дом, мне некуда было идти с двумя детьми. Если раньше я работала — батареи красила, то сейчас в декрете, денег совсем нет, — отвечает Нина.

— Как же вы дом до такого состояния довели?

— Это всё Гриша. Он ничего не делал. А я всё с детьми возилась, мне тоже некогда было. 

— Как сын учится?

— Да нормально. Только по литературе сейчас проблемы начались, читает не очень хорошо, — отвечает Нина. 

— Где сейчас дети?

— Дома, со мной. Младшая спит. Сын после экспертизы тоже поспать лёг. 

Сейчас Нине предстоит пройти экспертизу

Сейчас Нине предстоит пройти экспертизу

На время следствия женщина остаётся дома с детьми. К ней применили самую мягкую меру пресечения — обязательство о явке. 

— Уголовное дело возбуждено по статье 105 УК РФ (убийство). Сейчас ей назначена психолого-психиатрическая экспертиза. Если слова подозреваемой подтвердятся, то уголовное дело могут переквалифицировать на статью 107 УК (убийство в состоянии аффекта) или на статью 108 (убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны), — сообщил старший следователь следственного отдела по Златоусту регионального управления СК Михаил Наумов. 

В этом случае женщина при отсутствии отягчающих вину обстоятельств может отделаться исправительными работами либо условным сроком.

В СК сообщили, что уже запросили характеристику на семью у социальных служб и проверяют информацию о том, обращалась ли женщина в правоохранительные органы. 

Знаете подробности этой истории? Мы ждём от вас сообщений, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    29 апр 2019 в 19:49

    Жесть,и таких Нин с Гришами миллионы.

    Гость
    29 апр 2019 в 19:05

    Теперь представляем обратную ситуацию: мужик двинул жене топором по темени и заявил, что она алкашка, избивавшая детей. Как думаете, поверил бы ему кто? Ходил бы он на свободе до суда? Забрали бы в него детей? Судили бы его по статье 105, 107 или 108?

    29 апр 2019 в 19:08

    Ну конечно женщина виновата что мужик пьет, а кто еще то, это она его силком опаивала и заставляла напиваться в стельку, не работать и т.д. Что за странные люди в бедах мужиков девок винить, у самих то мозгов нет думать, лишь бы обвинить кого-то.