17 января воскресенье
СЕЙЧАС -14°С

Елена Петрова, директор Челябинского академического театра драмы имени Наума Орлова: «Доверяю интуиции, но всегда включаю логику»

Поделиться

Поделиться

В апреле уходящего года директором самого большого на Южном Урале драматического театра стала Елена Петрова. Ей предстояло решить не самые легкие задачи. Например, найти для Театра драмы имени Наума Орлова нового главного режиссера. Что удалось сделать за прошедшие девять месяцев? Об этом и многом другом мы говорили с гостем нашей редакции Еленой Петровой.

Поделиться

Три «орешка» для директора

Елена Анатольевна, с момента назначения вас директором театра прошло почти девять месяцев, можно сказать, что вы уже вполне освоились на новом месте?

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

– Нет, конечно. Театр – такой сложный организм, это целый завод по производству спектаклей. Ведь спектакль – результат труда не только труппы, но большого количества цехов. Огромный труд!

Ваш предшественник Игорь Лопаткин знал это «завод» изнутри, ему было, наверное, легче?

– Не думаю. Быть актером и стать директором театра – не самая простая ситуация. Ревность неизбежна: почему он, а не я? Наверное, «темной лошадкой» в этой ситуации быть все-таки проще. Ко мне долго присматривались...

Побаивались?

– (Смеется.) Может быть. Особенно внимательно ко мне присматривалась административная часть театра: а вдруг сейчас начну всех увольнять? Хотя этого и быть не могло – невозможно сюда привести команду, которая никогда в театре не работала и не знает, что это такое.

С чего вы начали знакомство с театром, как прошел ваш первый день?

– С экскурсии по театру. Я знаю театр как зритель, иногда бывала за кулисами, но мне было безумно интересно увидеть весь процесс изнутри. Что это такой сложный механизм, я просто не могла себе раньше представить. Театр драмы огромен – два этажа под землей и семь этажей вверх. Интересно было познакомиться с теми, кто за сценой творит спектакль. Зритель их не видит, но это такие интересные люди – профессионалы высокой пробы и энтузиасты своего дела. Театру они посвятили всю свою жизнь.

Какое важное, серьезное решение было принято вами в числе первых на посту директора?

– Таким кардинальным решением, наверное, было создание художественного совета театра, хотя многие меня от этого отговаривали.

Почему вы все-таки решились на это?

– Потому что на сегодняшний день в коллективе нет творческого лидера – главного режиссера. И я не имею права брать на себя его функции, даже с профессиональной точки зрения, поэтому мне нужны советчики.

Министр культуры Алексей Бетехтин, представляя вас прессе, назвал три главных задачи, которые вам предстояло решить в первую очередь. И одна из них – найти художественного лидера, причем срок назывался – в течение одного-трех месяцев. Но главного режиссера нет до сих пор.

– Нереально найти главного режиссера за такой короткий срок. На встречах с коллективом мы говорили о том, что творческий лидер должен появиться только через постановку, не хочется вновь наступать на старые грабли. Приглашать человека, пусть даже с хорошими рекомендациями, всегда риск. Возможно, в одном коллективе у него все складывается замечательно, а с нашим не пойдет дело. Нужно, чтобы труппа познакомилась с ним в процессе работы.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

В январе к нам приедет Олег Семенович Лоевский из Екатеринбурга и на базе нашего театра будет проводить театральную лабораторию. Он привезет сюда режиссеров, мы на них посмотрим, познакомимся, если понравятся – пригласим на постановку.

Это была идея Олега Лоевского?

– Став директором театра, я съездила в Екатеринбург и познакомилась с Олегом Семеновичем, он предложил провести здесь лабораторию. Опыт проведения таких лабораторий для театров, которые ищут главных режиссеров, у него есть. Это, кстати, ни к чему нас не обязывает. Если нам никто не понравится, то лаборатория в любом случае станет хорошим тренингом для труппы, потому что каждый режиссер будет репетировать с артистами читку новой пьесы.

Второй задачей министр назвал торжества по случаю 90-летия театра. Юбилейный вечер, прошедший на днях, стал точкой или началом юбилейных мероприятий?

– Этот сезон в театре уже 91-й, юбилейным был предыдущий, поэтому вечер был, скорее, финалом юбилея. Надо сказать, коллективу сложно было настроиться на праздничную волну, потому что год был действительно тяжелым для театра. И все-таки непосредственно перед событием труппа настолько мобилизовалась, объединилась, ей удалось показать и высокий профессионализм, и слаженность ансамбля. Красивый получился праздник.

Есть какие-то планы по дальнейшему формированию труппы, будете ли приглашать новых актеров?

– За то время, что я здесь работаю, мы приняли в труппу пятерых молодых актеров – четверо окончили нашу Академию культуры и одна актриса – выпускница Щукинского училища. На днях встретимся с очень интересной характерной актрисой, которая понравилась художественному совету. Анастасия Пузырева уже поработала в театре Новосибирска. Среднее звено труппы тоже нужно пополнять. Один актер к нам уже приехал. Это заслуженный артист России Сергей Оленберг из Тюмени. Надеюсь, хорошее приобретение для нашего театра. И в дальнейшем труппа будет пополняться новыми артистами.

И, наконец, глобальная задача для директора – провести в театре капитальный ремонт. Насколько она выполнима?

– Задача очень сложная. Этому зданию уже 30 лет, и оно требует капитального ремонта. И 30 лет сценическому оборудованию, которое уже не отвечает современным стандартам. Когда к нам приезжают гастролеры, они очень удивляются нашей архаике. Но на сегодняшний день уже есть проектно-сметная документация на реконструкцию сценического оборудования, которая подготовлена профессионалами. Они исходили из новых мировых технологий, но учитывали и специфику нашей сцены.

Что касается ремонта, в этом году мы должны завершить обследование технического состояния здания. Этим занимается Гражданпроект, который в свое время проектировал театр. В будущем году по результатам обследования здания нам обещаны деньги на составление проектно-сметной документации на капитальный ремонт.

В городе был большой шум по поводу падающей с фасада здания мраморной плитки...

– Эта проблема существует с 1988 года. А возникла она в связи с нарушениями технологических параметров при установке плитки, которая была закреплена не так, как предусмотрено в проекте. Опасность существует и сегодня, поэтому вокруг театра установлено сигнальное ограждение. Будут выделены средства на то, чтобы фасад затянуть специальной сеткой.

Мраморная плитка будет снята, сегодня предлагаются разные варианты фасада. Будет несколько эскизов. Но ремонт касается не только облицовочной плитки. Проблем много. В том числе фундамент, который пропускает влагу. Это тоже нужно устранять.

Возможно ли закрытие театра на период ремонта?

– Есть опыт того же Уфимского театра драмы проводить ремонт без остановки основного театрального процесса. У нас есть лето, когда труппа в отпуске, возможны поездки труппы на гастроли. Но сегодня об этом рано говорить, потому что нет окончательного заключения экспертов.

Планируете ли реконструкцию малой сцены, которая тоже не отвечает современным запросам?

– Малая сцена проектировалась в те годы, когда были другие СНИПы по противопожарной безопасности, и нам сейчас, как и другим учреждениям культуры, поступают предписания от пожарных. Поэтому и малая сцена требует реконструкции.

Поделиться

Выгода или творчество?

Вы уже несколько лет работаете в сфере культуры Челябинска, с чего все начиналось?

– Я была помощником Татьяны Леонидовны Харисовой как раз по вопросам культуры. Занималась такими проектами, как «Новое кино России», была директором этого фестиваля. Министерство культуры поручало мне также заниматься фестивалем «Сцена». В 2002 году меня пригласили на должность заместителя начальника управления культуры Челябинска. Перед тем, как стать директором театра, я работала в коммерческой организации, которая профессионально занималась продажей билетов.

Что было ближе – заниматься культурными проектами или продажами?

– Бесспорно, интересно заниматься фестивальными проектами, подготовкой Дня города например. Когда ушла из управления культуры, помню, в выходной день ехала мимо площади Революции и смотрела, как идет репетиция празднования Дня Победы, поймала себя на мысли, что скучаю по этой работе. Но мне было интересно работать и в сфере продажи билетов. В любом случае, это прежде всего работа с людьми.

Считается, есть театр директорский и есть театр авторский, когда у руля стоит художественный руководитель. Вы к какому театру тяготеете?

– Считаю, что директор и главный режиссер должны на равных работать в одной упряжке, смотреть в одну сторону. Должно быть стопроцентное взаимопонимание. Нельзя, чтобы театральный процесс заслонила только выгода, но и творчество не должно быть ориентировано только на изыски. Нужна золотая середина. Зритель сегодня очень разный, и предложения наши должны быть рассчитаны на разного зрителя.

Сколько вам понадобится времени, чтобы понять, что именно этот режиссер готов работать на условиях, которые вы только что назвали?

– Не мне это решать. Главное все-таки творческий успех режиссера как постановщика. Важен его полный контакт с труппой. И только на втором месте – взаимопонимание с директором. Надеюсь, интуиция мне подскажет верный выбор.

Насколько вы доверяетесь интуиции?

– (Улыбается.) Доверяю, но включаю и логику.

Не жалеете, что пришли в культуру, ведь вы учились в техническом вузе?

– Могу рассказать смешную историю: моя мама много лет проработала завотделом культуры Копейска и очень не хотела, чтобы я работала в культуре.

В кружки она вам тоже не разрешали ходить?

– Я не только в кружки ходила, но и в музыкальной школе училась, а потом не раз становилась лауреатом «Весны студенческой» в Екатеринбурге.

В музыкальной школе учились по классу гитары?

– Нет, фортепиано.

Это было желание родителей?

– Мое. Нас в детском саду прослушали педагоги из музыкальной школы и сказали: девочка, тебе нужно заниматься. Я пришла домой и объявила, что хочу учиться в музыкальной школе.

И вам никогда не хотелось ее бросить?

– (Смеется.) Хотелось, и я ее бросила, когда мама лежала в больнице. Уговорила папу стать моим союзником, пообещав ему стать отличницей в обычной школе. Он дал согласие, я сделала две вещи сразу – обрезала волосы и бросила музыкальную школу.

Почему выбрали технический вуз?

– Склад ума у меня на самом деле математический. По математике и в школе всегда были пятерки, и высшую математику я сдавала на отлично. А выбор был в какой-то степени тоже продиктован нежеланием мамы видеть меня в культуре, поэтому институт культуры отпадал сразу.

Подружки выбрали технический вуз и я поехала с ними. Но в институте всегда активно занималась в творческих коллективах, преподаватели очень сомневались, что я когда-нибудь буду работать по специальности. Так и получилось.

Гастрольная карусель

Скажите, был бы возможен фестиваль «Новое кино» в Челябинске, не будь в то время проблем в кино и театре, когда у артистов просто не было работы?

– Он случился больше не из-за актерской безработицы, а из-за культурного голода зрителей в российских регионах. И организатор фестиваля Вячеслав Шмыров в этом плане молодец, потому что сумел добиться федерального финансирования фестиваля, и новое российское кино увидели не только москвичи. Он привозил сюда новые фильмы, молодых и уже знаменитых актеров, которые хотели не только заработать, что было тогда действительно актуально, но и услышать мнение зрителей.

Актеры с огромным удовольствием общались с публикой, и я наблюдала, как ждали зрительской оценки режиссеры, потому что зрители голосовали после просмотра новых лент. Помню, как режиссер фильма «Старухи» во время просмотра фильма весь превратился в слух, он каждый шорох из зала ловил, он хотел знать, как живой зритель реагирует на тот или момент фильма...

Лично у вас случились какие-то открытия во время этого фестиваля?

– Нас тогда пугали Ией Савиной, говорили, что она очень капризна, что с ней непросто общаться. Но когда она приехала, мы поняли, что все страхи беспочвенны. Самолет опоздал, и ей пришлось спешно переодеваться и выходить на сцену.

Но как она держала зал! При этом она читала стихи в большом зале «Киномакса-Урал», где для этого совершенно не годится акустика. А потом она рассказывала нам, как снималась здесь в «Учителе» Сергея Герасимова, говорила, что узнавала улицы, когда ее везли из аэропорта, что мечтает с удочкой посидеть на уральском озере, рассказывала нам смешные истории. Это был очень искренний, открытый, добрый и совершенно не «звездный» человек. Для меня Ия Савина стала настоящим открытием.

Работали вы и с фестивалем «Сцена». Ваше отношение к нему, хотелось бы что-то изменить?

– У меня особое отношение к этому фестивалю. Скажу только, что важно определить цель фестиваля – для кого он проводится? Для зрителей, или как конкурс для самих театров? Определившись, нужно выстраивать его в соответствии с целями, задачами, потребителем. Любое мероприятие будет более успешным, если четко сформулированы цели и задачи.

Очень хорошее предложение прозвучало по поводу фестиваля «Сцена» от директора Челябинского театра оперы и балета Владимира Досаева. Он предложил перенести фестиваль на областные площадки, потому что челябинский зритель сегодня в какой-то степени пресыщен событиями в культурной афише. Поэтому для челябинского зрителя «Сцена» проходит незаметно. И для театральных коллективов этот фестиваль тоже не становится событием сезона, потому что мы продолжаем работать и не успеваем посмотреть спектакли друг друга. И нет возможности пообщаться.

А если фестиваль будет кочевать по области – один год в Златоусте, другой – в Озерске и так далее, то он станет событием и для зрителей этих городов, и для самих артистов, у которых на выезде будет возможность увидеть спектакли коллег.

Есть ли у театра драмы идеи по проведению именно зрительских фестивалей?

– Разговоры об этом в театре идут, желание такое есть. Возможно что-то появится. Но надеемся, что уже в этом сезоне состоится нечто подобное.

Театры Сибири предложили нам включиться в своеобразную «гастрольную карусель». Театры Урала поедут на гастроли в Сибирь, а сибиряки приедут к нам – театры Томска, Кемерово и Новокузнецка. Если договоренности будут достигнуты, то с первого июня на сцене нашего театра каждый из трех театров покажет по пять спектаклей. Это будут спектакли и для взрослого зрителя, и для детей. Причем, названия повторяться не будут – таково условие. И качественно это тоже будут разные спектакли.

Этот проект называется «Театральный перевал». В Сибири он существует не первый год и зрители очень довольны.

Поделиться

Перелистывая страницы

Сегодня много спорят о репертуарном театре, среди молодых режиссеров достаточно сторонников театров бродвейского типа. Что вы об этом думаете – выгодно ли в городе иметь столько репертуарных театров

– Не готова ответить на этот сложнейший вопрос. С одной стороны, проще набрать по контракту труппу, поставить спектакль, отыграть его и идти к новому проекту. С другой стороны, у нас есть школа, есть традиции, есть понятие актерского ансамбля, театрального дома. Я даже себе пока не готова ответить на этот вопрос.

Но ведь зрительский интерес к театру неизменно снижается?

– Некоторый спад наблюдается. И не только в нашем театре, но в театре вообще. Однако это не связано с самим театром, на мой взгляд, это связано с обилием предложений в сфере культуры, развлечений. Однако в театре сохранился постоянный зритель. Что касается зрителя нового, который попробовал многое, который избалован и его нужно чем-то зацепить, чтобы он пришел в театр, то здесь нужен эксперимент. Театр должен предлагать такому зрителю новые формы.

Конкурировать нам с гастролерами, с тем же телевидением, становится все тяжелее. Слишком стремительный век у нас, люди устают, им порой не хочется выходить из дома в выходные дни. Поэтому, да, нужны иные формы работы со зрителем.

А вы все спектакли театра драмы посмотрели?

– Не все, но некоторые не по одному разу.

Какую форму отдыха выбираете для себя чаще всего?

– Книгу. Когда я работала в управлении культуры, наши библиотекари ездили в Штаты по обмену опытом и очень удивили потом рассказами: в то время, как мы говорили о компьютеризации населения, там пошла обратная реакция – американцы начали ограничивать доступ детей в Интернет и начали возвращать их к книге, потому что только книга развивает образное мышление человека, она пробуждает фантазии и размышления о прочитанном, о себе.

А для меня сам процесс чтения приятен – ощущать запах книги, перелистывать страницы... Кстати, театр в плане развития воображения сродни книге, он тоже побуждает дорисовывать картинку, думать. К тому же, театр каждый раз другой. Не бывает двух одинаковых спектаклей. Театр неповторим.

Фото: Фото Катерины ПУСТЫННИКОВОЙ

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...