28 октября четверг
СЕЙЧАС +5°С

Арестантов простили – люди не поняли

Поделиться

Поделиться

На Южном Урале в честь 20-летия Конституции освободили из учреждений уголовно-исполнительной системы 163 человека, причем 140 из них отбывали наказание, не связанное с лишением свободы. Об этом 5 февраля сообщил руководитель пресс-службы ГУФСИН по Челябинской области Иван Мишанин. О том, сколько всего человек на Южном Урале попали под амнистию, почему отдельные правозащитники называют ее декоративной, кто следит за грамотным применением закона и почему нельзя выпустить всех арестанток из участка колонии-поселения при ИК-5, – в материале Chelyabinsk.ru.

Свобода для «условников»

В различных исправительных учреждениях Челябинской области по состоянию на 1 января находился 19 251 осужденный. Из них по амнистии вышли на свободу пока лишь 23 человека.

«Среди амнистированных освобождены девять заключенных исправительных колоний, 140 осужденных, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях, – рассказал Иван Мишанин. – Также освобождены из СИЗО 14 человек, в отношении которых органами дознания, предварительного следствия и судами прекращено производство уголовных дел».

Говоря о 140 осужденных, начальник пресс-службы ГУФСИН имел в виду тех, чье наказание не было связано с лишением свободы. «Всего, по предварительным данным, к 18 июня планируется амнистировать около 600 человек», – заключил Иван Мишанин.

Сейчас органы ФСИН ведут непростую работу по сбору документов для претендентов на амнистию: под каждого осужденного требуется внушительный индивидуальный пакет документов из различных инстанций.

Другой собеседник Chelyabinsk.ru из силовых органов, пожелавший остаться неназванным, привел более точные цифры: к концу амнистии свободу обретут 664 человека, состоящих на учете в УИС, и 18 заключенных исправительных колоний.

Поделиться

Цифры не ошеломляющие. При этом челябинские правозащитники не исключают, что гуфсиновцы специально затягивают процесс сбора: ведь амнистия действует всего полгода – до 18 июня. Кто не успел – тот опоздал. Однако, по данным надзорных органов, все идет своим чередом, волокитить сотрудникам колоний и изоляторов просто-напросто не позволят.

«Прокуратура осуществляет постоянный надзор за соответствием закону решений администраций исправительных учреждений при применении амнистии, – подчеркнул челябинский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Александр Яковлев. – Жалоб от осужденных на нарушение прав на амнистию не поступало. Согласно постановлению Госдумы, обязанность по применению амнистии возложена на исправительные учреждения и следственные изоляторы. Основная сложность в применении закона в том, что для решения об освобождении того или иного осужденного необходимо истребовать пакет документов, на что требуется время. К примеру, по определенной категории женщин нужны свежие данные из органов опеки о том, не лишены ли они родительских прав в отношении несовершеннолетних детей. Или же по осужденным, принимавшим участие в боевых действиях, также нужно подтверждение этих фактов из военных комиссариатов».

Александр Яковлев уточнил, что на сегодня он утвердил постановления об освобождении от отбывания наказания в отношении восьми осужденных. Это инвалид II группы; молодой человек, осужденный впервые на небольшой срок за преступления в подростковом возрасте; 60-летний пенсионер, двое осужденных за участие в массовых беспорядках и хулиганство (часть 2 статьи 212, статья 213 УК РФ), две женщины, осужденные впервые и имеющие несовершеннолетних детей, а также женщина, совершившая преступление в возрасте от 16 до 18 лет.

«Амнистия еще не окончена, срок исполнения – полгода, то есть до 18 июня, – объяснил прокурор. – В настоящее время решаются вопросы по амнистированию еще ряда осужденных».

Поделиться

Отметим также, что 163 человека – это только те, кто находился в местах заключения или состоял на учете в уголовно-исполнительной инспекции. Никто из спикеров не смог назвать точную цифру амнистированных южноуральцев, лишь обвиняемых следствием или судом в преступлениях и не содержавшихся под стражей. В частности, таким «счастливчиком» стал известный челябинский журналист Владимир Филичкин – ему вменялось соучастие в клевете на экс-председателя облсуда Федора Вяткина. Амнистия применена в связи с участием фигуранта в боевых действиях во время первой чеченской кампании. К слову, Филичкин заявляет, что не причастен к преступлению, но теперь ему запрещено доказывать свою невиновность – таково одно из условий амнистии, которая не является реабилитирующим основанием.

Декоративное решение, или Подготовка перед «прыжком»

Челябинские защитники прав заключенных при казалось бы радостном поводе крайне недовольны постановлением об амнистии. Так, член ОНК, руководитель «Уральской правозащитной группы» Николай Щур назвал амнистию декоративной, его коллега по комиссии, правозащитник Валерия Приходкина назвала ее «надругательством над правами заключенных».

«Девять человек, освободившиеся из колоний, – это кошачьи слезы, – заявила Валерия Юрьевна. – При женской исправительной колонии №5 есть участок колонии-поселения, по идее все женщины оттуда автоматически должны были попасть под амнистию. Они точно все рассчитывали, что освободятся».

«Мы подробно изучили постановление об амнистии, на освобождение многих заключенных не рассчитывали, – объяснила заместитель начальника исправительной колонии №5 Ольга Горшенина. – Очень много заключенных не попадали под действие закона в том числе потому, что имеют не первую и не вторую судимости, некоторые лишены родительских прав. Ведь родить ребенка – это не значит быть ему матерью. Многие из тех, кто сейчас содержится на участке колонии-поселения, ранее отбывали наказание в самой ИК общего режима, просто по последнему приговору осуждены за преступление небольшой тяжести. У нас освободилось две женщины, имеющие несовершеннолетних детей, в отношении которых они не лишены прав. У одной трое детей, вторая родила единственного ребенка уже в колонии».

Поделиться

«Амнистия – для беременных и пенсионеров, и более полного варианта нам долго не дождаться, – считает эксперт рабочей группы по содействию ОНК Совета по правам человека при президенте РФ Оксана Труфанова. – Власти боятся, что амнистированные заключенные не ресоциализируются, Хотя много кого можно было бы выпустить. Мы изначально думали, что это будет широкая амнистия, но получилось то, что получилось. Сегодня была в СИЗО-3: переполнен человек на 200. Могли бы «первоходами» разгрузить, да и работникам ГУФСИН было бы проще работать».

Наиболее лояльно к исполнению постановления отнесся уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов. «Ни для кого не секрет, что был принят сокращенный вариант амнистии, важно было посмотреть, как она будет реализована, – объяснил он. – В скором времени начнется обсуждение новой, более тотальной амнистии. Сейчас задача для тех, кого освободили, – максимально социализироваться, постараться не допустить рецидивов. Применять такие акты, как амнистия, нужно обдуманно и осторожно. Я не считаю, что постановление неудачное или ограниченное».

При этом Алексей Севастьянов считает, что пик амнистии прошел, остались незначительные освобождения.

По теме (1)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...