RU74
Погода

Сейчас+17°C

Сейчас в Челябинске

Погода+17°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +18

0 м/c,

штиль.

729мм 82%
Подробнее
1 Пробки
USD 87,96
EUR 94,26
Город Экология репортаж «Непильная» работенка. Разбираемся, зачем в Челябинском городском бору сносят гектары леса

«Непильная» работенка. Разбираемся, зачем в Челябинском городском бору сносят гектары леса

Жителей города озадачил спил деревьев возле резиденции губернатора, но это вершина айсберга

Место рубки выглядит как зона боевых действий

На днях челябинцев обеспокоила проплешина в городском бору, которая образовалась после массового спила деревьев прямо под боком у резиденции губернатора, породив мнение, будто делается это ради расширения территории бывших обкомовских дач. Мы съездили на место со специалистами, отвечающими за этот лесной массив, и попутно спросили: почему он производит такое запущенное впечатление? Ведь мертвые деревья видны тут и там, и стоят они годами, а пилят почему-то именно здесь... Попутно мы заехали на участки, где растет молодой лес: его мы тоже покажем.

Сотрудник центра пожаротушения (относится к Главному управлению лесами Челябинской области) спиливает ветки

Конкретная вырубка леса носит санитарный характер и никак не связана с планами по расширению губернаторской резиденции.

— Этот лес пострадал во время пожаров в 2010 году, — рассказал заместитель начальника Главного управления лесам Юрий Золотухин. — Подобная работа в последние годы велась по всему бору и продолжится в наступившем году: у нас запланирована вырубка 50–60 гектаров поврежденного леса.

На получившейся поляне работает трактор

Подробная карта предстоящих вырубок будет готова в начале февраля, и мы попросили предоставить ее нам, чтобы челябинцы не переживали лишнего.

— При этом мы практически закончили работать на столь больших площадях, как эта — а здесь 2,5 гектара, — и в этом году начнется уже более точечная вырубка пострадавших деревьев, — добавляет Юрий Золотухин.

Специалист ФБУ «Рослесзащита» Сергей Угланов демонстрирует признаки умерших деревьев: отсутствие коры, следы гнилости, повреждения вредителями
Срезы крупным планом. По кольцам видно, что эти сосны старше большинства из нас

Основная причина гибели леса в городском бору — пожары. Также деревья повреждаются из-за разлива водоемов, а иногда гибнут от старости, но всё же огонь доминирует. Кстати, срубленные в этот раз сосны не выглядят исполинами, а при этом их возраст оценивают в 80–100 лет. Такой вот вред наносят пожары, за несколько часов убивая то, что росло целый век.

— Но если мы говорим о горелых деревьях, почему их сносят не сразу (пожары ведь были в 2010 году), и так ли вообще нужно их рубить? — спрашиваю я. — Люди говорят, что они выглядели нормально.

— Сразу после пожара деревья не вырубают, потому что многие из них живы, и нужно несколько лет, чтобы оценить состояние, — объясняет Юрий Золотухин. — Если же их оставить как есть, они умирают, в них селятся вредные насекомые, лубоеды, которые затем расселяются на ослабленные деревья.

Трактор стаскивает поваленные деревья. Их сортируют и более-менее годные используют для мелкого строительства: например, часть таких стволов пошла на создание беседок в самом бору

— Хорошо, а почему столько внимания уделили этой делянке, тогда как в бору громадное количество мертвых деревьев, причем в опасной близости от троп? Могу показать несколько таких мест.

— Систематическая работа по санитарной вырубке деревьев началась только в 2016 году, и финансирование увеличилось постепенно, у нас просто не хватало ресурсов. Сейчас в бригаде, которая занимается непосредственно спилом, работают шесть человек, оценивают состояние деревьев еще двое. Пока мы концентрировали внимание на крупных участках, где в разные годы выгорело большое количество леса, например, в районе Монахов. Но с этого года будем расчищать всё более мелкие участки, а там доберемся и до единичных деревьев.

Таких полуповаленных деревьев в бору — десятки

Но всё же не покидает ощущение, что бор местами очень запущен: есть целые свалки погибших деревьев, и работа по их расчистке будет вестись еще несколько лет. Причина? Ну, как обычно — нехватка финансирования, ресурсов, людей.

Интересно, что в силу бюрократических нюансов все специалисты, которые занимаются челябинским бором, относятся к «Центру пожаротушения и охраны леса», который входит в Главное управление лесами.

— А что будет с этим участком после завершения вырубки?

— То же, что с остальными: здесь посадят новые сосны, — отвечает Юрий Золотухин. — Эта работа ведется с 2014 года, и результат уже виден. Хотите посмотреть?

— Конечно.

Пока картинка печальная: в пожаре выжили считаные деревья — их оставили. Ветки и негодную древесину жгут, но в этом году закупят два аппарата для измельчения дерева

Мы садимся в «Ниву» и едем на участок возле Монахов, где в разные годы высаживали двухлетние сосны (их высота 15–20 см), а потому результат весьма нагляден. За рулем сидит начальник пожарно-производственного участка Ерлан Ваймухамбетов — должность его звучит суховато, но по факту его работа близка к лесничеству: с 2012 года он патрулирует бор, тушит пожары (для этого есть оборудованные «Урал» и УАЗик) и оценивает состояние деревьев.

— Пожары в бору — это почти всегда костры, — говорит он. — Вот в прошлом году было два пожара, но совсем небольшие, успели потушить.

Низовые пожары могут повреждать корневую систему деревьев и кору, отчего деревья погибают не сразу, а в течение нескольких лет. Иногда умирающее дерево видно заранее, но рубить его, пока нет явных признаков деградации, нельзя.

— Видите дерево? — спрашивает Ерлан. — Уже несколько лет назад было понятно, что оно умирает, но пока живо, рубить нельзя. А сейчас сложности будут: после спила оно упадет прямо на свежие посадки. Проблема...

Многие спрашивают, почему в бору высаживают молодые саженцы сосен: в возрасте двух лет их высота меньше, чем у куста роз. Специалисты объясняют, что приживаемость саженцев обратно пропорциональна их возрасту. Кроме того, в бору очень неглубокий слой почвы, под ним — гранит, а корневая система сосны плоская. Поэтому пересадка взрослой особи с большим комом (он определяется кроной дерева) зачастую невозможна.

Это совсем молодые сосны, высаженные в 2018 году: им примерно пять лет (два года в питомнике, три года в бору)
Это сосны, высаженные в 2015–2016 годах: они с меня ростом, то есть около 1,8 метра
А на этом снимке Ерлан идет вдоль саженцев, которые посажены в 2014 году: им около десяти лет и высота составляет 2–2,5 метра. Но до взрослости им еще десятки лет
Саженцы высаживали на расстоянии полуметра, и, поскольку приживаемость оказалось очень высокой, сейчас их нужно проредить, иначе сосны получатся тонкие и слабые

Попутно мы заезжаем на участок, который готовят под вырубку в этом году: сейчас вид у него плачевный, что видно даже неспециалисту. Он начинается от Монахов и далее идет к тропе, соединяющей ЮУрГУ с резиденцией губернатора. Мертвые деревья здесь чередуются с живыми, что оставляет возможность лесу восстановиться самостоятельно.

Ерлан стоит между двумя деревьями: справа — абсолютно здоровое, слева — мертвое. Его метят с помощью затесок
Вот так выглядят кроны этих же деревьев: одна абсолютно мертвая, другая — в хвое
А вот еще парочка: дерево в середине кадра пойдет под снос в этом году
Много деревьев уже упало: их предстоит распилить и увезти. Такая древесина зачастую влажная и не годится даже на дрова, поэтому ее утилизируют
А эти молодые сосны выросли сами: когда вырубка не очень густая, свободные участки быстро обрастают самосевом

Челябинский городской бор — явление уникальное: где еще в паре километров от центра есть вековой лес? И в последние годы было отчетливое ощущение, что внимание ему уделяется по остаточному принципу: по крайней мере, не соответствующее статусу визитной карточки города. Санитарные вырубки последних лет — попытка остановить его деградацию, но как будто пока недостаточная, чтобы бор полноценно ожил. Иногда кажется, что ему не хватает хозяина, который бы занимался им с той же ответственностью, что и садовник — своим садом. Нерешенных проблем много, в том числе и бродячие собаки (что с ними делать, похоже, не знает никто). А еще бор страдает от нас, людей, и тропинок в нем становится всё больше, а любители пикников, по словам лесничего Ерлана, забираются уже в самые удаленные уголки. Впрочем, закрывать бор от публики было бы тоже нелепо, а значит, городу нужно найти форму сосуществования с бором, которая приносила бы пользу обоим.

Вокруг Челябинского городского бора регулярно различные противостояния. Одно из последних — проект многоуровневого паркинга недалеко от парка Гагарина, но в итоге власти от этой идеи отказались. В продолжительный скандал переросла история с проектом возведения в лесном массиве центра детской хирургии. Продолжаются судебные разбирательства по поводу потенциальной застройки участка недалеко от комплекса Gagarin Residence.

Знаете подробности о городском боре, заметили проблему или незаконную рубку деревьев? Пишите нам!
Звоните круглосуточно8-93-23-0000-74
Мы в соцсетях

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Поездка со склизкими, трущимися друг о друга телами»: москвич протестировал челябинские автобусы и высказал резкое мнение
Дмитрий Толстошеев
Рекомендуем
Объявления