Город Новый облик Челябинска репортаж

«Деньги жмут, но духов много покупают»: спускаемся в один из самых длинных подземных переходов Челябинска

Кто его арендует и сколько зарабатывает на продавцах

В этом переходе светлее и, кажется, просторнее, чем на Теплотехе

— В переходе на Черкасской была свидетелем, как одна из продавщиц кричала на девочку-подростка, что та, мол, носки украла с прилавка, — рассказала читательница 74.RU. — И при этом ловко руками карманы подростка прочесывала, так, что девочка этого даже не замечала. Я эту девочку подождала потом, сказала проверить, не украли ли ничего у нее самой. Оказалось — сигареты. Она потом радовалась, что телефон туда не положила.

После репортажа о бездне, которую напоминает подземный переход у остановки «Теплотехнический институт», читатели 74.RU засыпали редакцию просьбами рассказать о другом переходе — на улице Черкасской. Он находится на одном из самых оживленных перекрестков города и соединяет между собой автобусную и трамвайную остановки, ведет к рынку и вокзалу «Северные ворота». Мы туда спустились, узнали, кто арендует это подземелье и сколько зарабатывает на продавцах.

«Штанишки теплые! Девочки, берите!»

Пологие лестницы достаточно чистые — дворник ловко работает лопатой, перекидывая собранный в кучки снег через стенку перехода. Внизу прозрачные двери — видимо, чтобы не выходило тепло. Тут же смурной мужчина продает одежду: футболки, трусы, носки. Закупает, говорит, в «Бишкеке». Площадку арендует за 40 тысяч рублей.

— Колготки — 250 рублей, шапки — от 800 до 1000, футболки — 500–700 рублей, — расцветает продавец после вопроса от потенциальной покупательницы.

За аренду этого пространства продавец платит 40 тысяч рублей в месяц

В переходе оживленно, вероятно, основная часть пешеходов — это пассажиры, спешащие на свои остановки. Временами поток людей такой плотный, что приходится пропускать.

У самого спуска под землю Абубакр из Таджикистана в маленьком ларечке на шесть квадратных метров продает и чинит телефоны. За аренду киоска он отдает 16 тысяч в месяц.

— Людей зимой меньше, летом — больше. Иногда за день на ремонт ни одного телефона не приносят, а иногда — пять-шесть. И продаем так же: то ничего, то по пять-шесть за день.

Здесь можно приобрести телефоны б/у и новые, тут же прикупить симку

Следующий ларек еще меньше — пара квадратных метров. Тут работает ключник. Но увидев камеру, отказывается разговаривать, отворачивается, а окошечко закрывает.

Рядом женщина в теплом пуховике торгует всем подряд с открытых прилавков: трусы, худи с надписью аngel, лифчики, стельки. Багеты для оформления картин. Продавщица разговаривать не хочет — услышала, что журналисты пришли. А когда проходим чуть дальше, догоняет и тычет в телефон.

— Вот, ей звоните, она администрация. Нам нельзя говорить, — разрешает записать высветившийся номер и возвращается к товару. Номер телефона принадлежит помощнице экс-депутата Госдумы Андрея Барышева — Оксане Худяковой.

Что тут только не найдешь

Следующая дверь оказывается открыта, а перед ней — прилавок с пуховыми платками, носками ручной вязки, варежками с красивыми узорами: синичками, оленями, цветами. Продает их Зухра, она возит товар из Дагестана.

— Шаль — от 1000 рублей за метровую и до 2000 рублей. Есть полутораметровые, — говорит женщина со специфическим акцентом, поправляя лежащие ровными квадратами пуховые стопки. Постепенно она смолкает, а потом и вовсе отказывается общаться с журналистами и запрещает фотографировать.

У прилавка Зухры, по субъективному наблюдению, прохожие останавливаются чаще

Улыбчивый Саид продает парфюмерию. Говорит, масляные духи везут из Турции.

— Стоит от 60 до 260 рублей за миллилитр, — показывает он на золотистые флаконы.

Продавцы тут стеснительные — от камеры все прячутся

Почти напротив — вертикальный стеллаж с яркими игрушками. Часть упакованных товаров прикреплена к стене за сетку — видимо, чтобы не занимать и так суженное пространство перехода.

С детьми тут, наверное, сложно пройти мимо без покупки

— Мягкие колготочки, штанишки теплые! Девочки, берите! — нараспев повторяет пухлая женщина, сидящая возле лестницы.

Люди всё время хлопают дверьми, вместе с ними в переход попадает холодный воздух, продавщица кутается. Ее зовут Светлана. Здесь она работает уже много лет.

— Проходка немаленькая, но клиентов мало. Всё подорожало, люди деньги жмут. Но духов много покупают — масляные берут, — кивает Светлана на соседа Саида. — Летом я продаю платья, бриджи и футболки. Тут неподалеку в «Бишкеке» покупаю — раньше спекулянтами нас называли, а теперь я — «предприниматель».

Возле игрушек на коробке навалена пряжа
Людей здесь ходит немало, и на каждый товар находится покупатель

Улица разбитых ларьков

Идем дальше и из оживленной части перехода попадаем на аллею пустых ларьков, закрытых ставнями.

В углу сиротливо примостился неработающий терминал, больше напоминающий консервную банку
Хочется посмотреть на сталагмиты — в пещеры ездить не нужно

В опустевших ларьках валяются вывески, кособокие стойки, поломанные стулья. На социальной рекламе «Матери против наркотиков» кто-то шариковой ручкой небрежно написал «Продам ВАЗ» и указал номер телефона.

В переходе пустынно, но чисто
Чего только не увидишь в брошенных киосках

Эта часть перехода не такая светлая, как предыдущая, и создает гнетущее настроение. Камеры, висящие под потолком, и медленно курящий за дверью охранник ощущение тревоги не снижают.

За одним из ларьков — деревянный короб. Кажется, будто его кто-то тащил, но затем плюнул на это дело и поставил в первом же закутке. Но нет, это собачья будка. Рядом — плошка с водой из обрезанной пятилитровки, тазик с кормом.

— Уважаемые граждане! Убедительная просьба — не кормить собаку Найду самостоятельно и не оставлять никакие продукты питания у коробки, — говорится в объявлении администрации перехода возле конуры (пунктуация сохранена). — Вы можете оставить, принесенное вами, в пункте охраны --> напротив. Найда под угрозой выселения! Кормление разрешено в определенные часы утро — вечер!

Для Найды поставили конуру с занавеской. Собаку нигде не видно

Слева от конуры — просторный коридор. За дверью брошена тележка из магазина с каким-то мусором, деревянная конструкция, коробки. Темно. При движении загорается свет.

Страшно. Датчики реагируют на движение, и свет загорается

Добираемся до выхода к автовокзалу.

Уклон удобный — человек на коляске здесь без проблем спустится сам, а маме не составит труда катить малыша

На улице тоже идет торговля — на столиках расставлены банки с медом, вареньем, сумки, варежки. Чуть в стороне топчутся мужчины. Они «бомбилы» — возят по договоренности людей до Аргаяша. Ринат говорит, что «билет» стоит 250 рублей.

Наверху кипит жизнь
А вот и Найда!

Пустой лабиринт

Возвращаемся вниз по лестнице и поворачиваем направо, чтобы подняться к рынку «Гранат» (на него так и не переехали торговцы с Каширинского рынка. Но это совсем другая история). Впереди — больше десятка закрытых ларьков.

Всего в переходе 20 таких пустующих клетушек
Люди в этой части перехода — редкость
Дальше киоски заканчиваются. В широком переходе звучит гулкое эхо редких шагов

Здесь нас встречает Людмила — сухонькая женщина с круглыми раскрасневшимися на морозе щеками. Ей 60 лет, тут она занимается уборкой. Людмила охотно рассказывает о своей работе — как убирает снег, обметает все поручни. Напоследок пожимает руку, ее ладонь сухая и горячая, а на безымянном пальце блестит золотое кольцо.

Людмила сказала, что неподобающе выглядит для съемки, но разрешила запечатлеть свой рабочий инструмент
Люди здесь ходят нечасто
Снаружи крыша из голубого поликарбоната выглядит достаточно убого. А когда ее покрывают следы от сорванных листовок, тем более

Переходный период: мэрия подала в суд

Этот переход находится в аренде у ООО «Парковки плюс». Договор заключили в 2015 году, когда мэром был Евгений Тефтелев. В прошлом году структура городской администрации МБУ ЭВИС обратилась в суд, чтобы разорвать договор аренды в одностороннем порядке. В качестве основания чиновники указали слишком низкую арендную плату и нарушение условий договора в части содержания объекта. Следующее заседание назначено на 24 января 2024 года (редакция 74.RU будет следить за развитием событий).

МБУ «ЭВИС» образовано в ноябре 2013 года, его учредитель — комитет дорожного хозяйства Челябинска. В основном учреждение занимается эксплуатацией автодорог и магистралей, а также передачей электроэнергии и технологическим присоединением к распределительным электросетям, электромонтажными работами, строительством ЛЭП, сбором и обработкой сточных вод и автостоянками. По данным сервиса «Контур.Фокус», до 2018 года «ЭВИС» был участником всевозможных госзакупок. А потом и сам стал организовывать торги. За всё время в качестве заказчика учреждение провело 970 закупок и заключило контракты на 3,6 миллиарда рублей. В 2023 году «ЭВИС» провел 113 закупок. Среди победителей этих торгов — «Центр коммунального сервиса», МУП «ПОВВ», «Уральская энергосбытовая компания», АО «Урало-Сибирская теплоэнергетическая компания — Челябинск».

В месяц компания платит мэрии Челябинска 21 306 рублей. Тем временем в переходе на Черкасской есть площадка, которую арендуют за 40 тысяч рублей, 15 одинаковых точек, стоимость аренды которых варьируется от 16 до 20 тысяч рублей, еще пять, которым выставили ценник в шесть тысяч. Еще 20 пустующих ларьков. В месяц с перехода компания получает минимум 310 тысяч.

ООО «Парковки плюс» зарегистрировано в августе 2006 года, находится на Шоссе Металлургов, 70Б — там же, где и ООО «Лоция», которое незаконно сдавало в аренду подземные переходы на площади Революции и арендатор перехода на Теплотехе ООО «ИстейтАвто», аффилированные к бывшему депутату Госдумы Андрею Барышеву. По данным сервиса «Контур.Фокус», гендиректором ООО «Парковки плюс» является Виталий Теплов, учредители в равных долях — Александр Москалюк и Светлана Носова. На конец 2022 года выручка компании составила 4,7 миллиона рублей, а чистая прибыль — 217 тысяч.

Пресс-секретарь бывшего депутата Госдумы Андрея Барышева Оксана Худякова уточнила, что компании вкладываются в содержание подземных переходов и на Теплотехе, и на Черкасской. Она пообещала прокомментировать ситуацию позднее, когда суд вынесет решение по аренде этих переходов.

Споры о том, что лучше — подземные переходы или наземные, — ведутся давно. Но решения по этому вопросу у администрации пока нет. Ранее мы делали репортаж из самого некогда страшного подземного перехода — у «Торгового центра». Через год там сделали ремонт. Ранее мы спрашивали наших читателей, нужно ли убрать подземный переход на Теплотехе, и вот как они ответили.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления