21 октября понедельник
СЕЙЧАС +2°С

«Мерседес» в цвет сумочки, футбол у Юревича и своя церковь. 74.ru побывал в Тарасовке

Как живут в самом известном посёлке челябинской элиты, читайте в проекте «В ЧЕрте города»

Поделиться

Купить такой дом в Тарасовке можно за 20 миллионов

Купить такой дом в Тарасовке можно за 20 миллионов

Территория Челябинска занимает около 53 тысяч гектаров. Это сопоставимо с размерами европейского княжества Андорра и гораздо больше, чем Лихтенштейн, Монако или Ватикан. Многие из нас живут здесь с рождения и привыкли думать, что хорошо знаем свой город. Но так ли это на самом деле? На любом ли снимке вы узнаете Челябинск? И во всех ли районах бывали лично? Корреспонденты 74.ru помогут вам открыть город с новой стороны.

Своё неофициальное название посёлок получил благодаря бывшему мэру Челябинска Вячеславу Тарасову

Своё неофициальное название посёлок получил благодаря бывшему мэру Челябинска Вячеславу Тарасову

Попасть в элитный посёлок, расположенный недалеко от Шершней, оказалось, мягко говоря, непросто. На согласования, переговоры и поиск героев ушли несколько недель. Полный список жильцов микрорайона 39-а (именно так на самом деле называется Тарасовка) в открытом доступе не встретишь. Есть лишь редкие и скупые утечки информации. Ведь большинство собственников — политики, банкиры, силовики, владельцы компаний и заводов — тайну личной жизни блюдет строго. А с журналистами если и готовы общаться, то, как правило, только в рабочем формате. Но исключения, к счастью, бывают.

В гости в микрорайон 39-а нас пригласила Любовь Михайловна Баталова

В гости в микрорайон 39-а нас пригласила Любовь Михайловна Баталова

Энергичная, остроумная, яркая и открытая. Такое впечатление производит наша героиня. Любовь Баталова — предприниматель, мама трёх дочерей и хозяйка дома в Тарасовке. В элитный посёлок семья переехала больше 10 лет назад, когда построила тут дом.

— Изначально мы просто приехали смотреть дом. Я тогда даже не знала, что это Тарасовка, — вспоминает Любовь Михайловна. — Это муж у меня всё знает, а я обычная. Я не знала, что тут у нас какие-то Юревичи живут. Вот он у нас — [буквально] через забор.

В Тарасовке на улице Тюльпанной Баталовы купили «коробку» дома, а проектом планировки и отделкой Любовь Михайловна занималась сама.

— Мы даже когда жили уже, переделывали два раза [дом] — внешний вид и внутри тоже. Мне скучно становится — я беру и весь дом ломаю до стен, всё переставляю. Был один дизайн, сейчас совсем другой — барокко. Когда мне совсем скучно стало, я построила ещё один дом — в Карповом пруду, — улыбается Любовь Михайловна.

На первом этаже дома у Баталовых бассейн и сауна

На первом этаже дома у Баталовых бассейн и сауна

Соседей наша героиня знает в лицо и по имени. Фамилий при знакомстве не спрашивает, об источниках доходов и работе — тоже. Хотя и признаёт: большинство жителей Тарасовки — люди непростые.

— Мы нормально со всеми здороваемся. С Соловьёвыми у меня дети учатся. Училась старшая [дочь], — поправляет она сама себя. — Сейчас они уже выросли, разъехались. У меня есть подружка, я знаю, что у её мужа строительная компания. Какая строительная компания? Я не знаю. Ещё одни друзья — тоже строители. Потом выяснилось, что они ездили в Москву к сестре Грефа. Одна у нас художествами занимается. Вторая — собой, телом, чтобы не заскучать. С соседями мы живём замечательно. [Справа] у нас охотник. У ребят квартира в центре, а это как дача. Сосед как приедет с охоты — то лося, то кабана, то ещё кого-нибудь притащит. [Слева] у нас [сосед] — кто-то на таможне. Кто — не знаю, а так — Лёшка.

Самым известным жителем улицы Тюльпанной был Михаил Юревич — депутат Госдумы, затем глава Челябинска, а после губернатор. Соседом, рассказывает Любовь Баталова, он был почти идеальным.

Особняк Михаила Юревича — самый известный в Тарасовке

Особняк Михаила Юревича — самый известный в Тарасовке

— У него даже шума никогда не было. Единственное, что было из шума, — когда он правил, приезжали мужики кучей, и они в футбол играли, — рассказывает Любовь Михайловна и уточняет: претензий это не вызывало. — Они же спортом занимались!

Эти футбольные матчи у Михаила Юревича, с улыбкой вспоминает героиня, среди её знакомых женщин вызывали просто сверхъестественный интерес.

— У меня огромный женский коллектив, и они изучили, когда футбол у Юревича. И в это время напрашивались на шашлыки. Говорили: «Любовь Михайловна, привяжите нас к ёлке — и запустите». Я говорю: «Я-то запущу, но не факт, что вы долетите», — смеётся Любовь Баталова. — А потом они начинали ходить по улице, знакомиться. Я говорю: «Вы в своём уме? С кем вы познакомились? Тут не ходят мужики по улице!»

— Просто прогуливаться по улицам в Тарасовке не принято? — удивляюсь я.

— Ну, ходят с собачками вечером погулять. Сейчас вот на велосипедах стали. А так практически все на машинах, ножками я никого не видела, — качает головой Любовь Баталова. — Машины у всех, даже у нянь и уборщиц.

Во дворе у семьи Баталовых — прудик с рыбами

Во дворе у семьи Баталовых — прудик с рыбами

На работу жители Тарасовки стараются брать проверенных людей: либо ищут по рекомендациям, либо через агентства. Баталовым раньше помогала няня. Сейчас, когда дети выросли, осталась только уборщица.

— Я убирала сама [дом] два раза в день, когда были дети маленькие. Я прям всё протирала! Какой-то бзик был, что дети заболеют. После всех [гостей] я протирала ручки, ножки, драила дом сама. Вечером я падала, — вспоминает Любовь Михайловна. — После этого я решила, что нужны помощники. Подобрали через знакомых. Просто повезло, наверное. Я знаю девчонок, которые сами убираются дома. Окна я до сих пор мою сама. Мне нравится!

— Много их у вас? — уточняю.

— Много, но за день мою, — улыбается жительница Тарасовки. — Я же ещё книжек начиталась умных всяких. Нужно делать то, что ты ненавидишь, и представлять, что ты из своей жизни убираешь. И тут я даже быстрее, чем за день, убираю! Мне помогает. То же самое с растениями. Я сажу в основном цветы. Цветок распускается — и что-то должно произойти. С таким намерением я сажу деревья, цветы. Это у меня магия.

В Тарасовке есть частные теннисные корты, хоккейные и футбольные площадки

В Тарасовке есть частные теннисные корты, хоккейные и футбольные площадки

Озеленением участка Баталовы занимаются сами. Поначалу хотели нанять садовника, но найти подходящего человека так и не смогли.

— Человек хочет получать деньги, а работать не хочет. Ему объясняешь, озвучиваешь голосом: за день работы ты получаешь столько-то. И вот он сидит день под деревом, а вечером подходит за зарплатой. Ты его спрашиваешь: «А что ты сделал?» Он такой: «Ну, день же прошёл». Видимо, надо было сказать: «Убираешь всё-всё-всё, потом получаешь». Но у меня и на работе такое бывает. Может, объяснять не умею, — пожимает плечами Любовь Баталова.

Помимо цветов, в саду растут огромная ель и несколько плодовых деревьев.

— Посадили с девчонкам абрикосы, сливы, груши и черешню, — перечисляет Любовь Михайловна. — Они растут великолепно. Абрикосов куча! Виноград у нас не растёт. Мы его подстригать не умеем, и виноград так себе.

А ещё рядом с домом — декоративный пруд. В нём живут ротаны и караси.

— Ещё у нас цесарки есть. Их я лично в инкубатор закладывала. Средняя дочь захотела каких-нибудь птичек. А она у нас такая… Ей принесли, она 10 минут играет — и всё, ей больше это не надо. Сейчас муж ими занимается, — объясняет героиня. — Ни рыб, ни курей мы не едим. Это же вроде как друзья, а мы не можем друзей есть. Цесарки — они как собаки. Если видят кого-то чужого, начинают орать, как пострадавшие.

Цесарки живут в специальном вольере рядом с курами

Цесарки живут в специальном вольере рядом с курами

Животных в этой семье явно любят: помимо кур, цесарок и рыб в пруду, у Баталовых живут шиншилла и мейнкун. Приезжать в гости в Тарасовку друзья любят. Для детей на участке есть площадка с горками и каруселями.

— Здесь релакс такой. Приезжаешь с города, с шума — и отдыхаешь. Мы даже когда едем куда-то на базу, думаем: «Зачем приехали? Дома лучше!» Дома как-то интереснее, спокойнее. Детям нравится, нам нравится, — улыбается Любовь Баталова.

Что касается хозяйственных вопросов, то «коммуналку» жители Тарасовки оплачивают, как и все челябинцы: воду, электричество и газ — напрямую снабжающим организациям. А территорию посёлка с самого начала обслуживает товарищество собственников жилья «Микрорайон 39-А "Тарасовка"». Согласно данным с сайта администрации города, в зоне ответственности этого ТСЖ — 74 дома.

— Ежемесячный платёж — две или полторы тысячи. Кто-то платит ТСЖ, а кто-то решил не платить. Они в суды подавали, выигрывали, — рассказывает Любовь Баталова.

Дороги в посёлке довольно ровные, занимается ТСЖ и озеленением...

Дороги в посёлке довольно ровные, занимается ТСЖ и озеленением...

...а на въезде в посёлок — КПП с охраной. Возле него ТСЖ проводит собрания жителей

...а на въезде в посёлок — КПП с охраной. Возле него ТСЖ проводит собрания жителей

А это — типичный пример пустующего участка: земля уже выкуплена, но использовать её не спешат

А это — типичный пример пустующего участка: земля уже выкуплена, но использовать её не спешат

В целом работой ТСЖ Любовь Михайловна как житель довольна. Но есть и минусы. Говорит, последние пару лет зимой стали плохо чистить дороги внутри посёлка.

— У меня такие машины, что я проеду, где угодно. У кого маленькие машинки, тому хуже. А я не пробью первой [машиной] — пробью второй. Так как у нас нет места, где хранить резину зимнюю и летнюю, у меня просто две машины. Одна летняя, другая зимняя. Я всем рассказываю — все хохочут. Я решила проблему по-своему. А потом я у мужа выпросила хорошую такую, дорогую сумку Baldinini красную, и мне не с чем было её носить. Нет красного платья, нет красных туфель. Пришлось купить красный Mercedes. И вот у меня [машины] зимняя, летняя и под сумочку, — смеётся Любовь Баталова.

.

Детский сад «Маленький лидер» клиентам предлагает пятиразовое питание, беби-йогу и иностранные языки 

Детский сад «Маленький лидер» клиентам предлагает пятиразовое питание, беби-йогу и иностранные языки 

Зимой в посёлке на 5–6 градусов холоднее, чем в других районах города. Сказывается близость водохранилища и высокая влажность. Мороз бывает такой, что впору отменять уроки, но нельзя: общегородской показатель нормативам соответствует.

— Школа у нас на плотине — 148-я. Хорошая, мне очень нравится. У нас раньше была самая крутая школа, все хотели туда попасть. Она считалась немецкой. Очень хорошо там преподавались немецкий, французский, английский языки, — рассказывает Любовь Баталова. — У меня старшая дочь на четырёх языках говорит! Правда, мы и вложились ещё — она и в Канаде была, и в Америке. Параллельно выучила несколько языков. С первого класса к декабрю она уже шпарила по-немецки.

Сейчас, когда в «Ньютоне» открыли образовательный центр, некоторые дети перевелись туда. Но Баталовы верность хранят родной 148-й школе.

Помимо мужа, детей и бизнеса, в жизни нашей героини есть и хобби. Она вышивает картины — бисером или камнями.

На одну картину уходит минимум полтора месяца, максимум — пара лет

На одну картину уходит минимум полтора месяца, максимум — пара лет

— Эта картина сложная достаточно в исполнении. Вышита трунцалом (металлическая граненая нить. — Прим. ред.). И плюс камни. Это уже не бисер, это горный хрусталь, полудрагоценные камни — жемчуг. И она крупная. А маленькие картины — бисером — намного дольше вышиваю, — рассказывает Любовь Баталова.

Среди жительниц Тарасовки она творчеством увлекается не одна: хобби с нашей героиней разделили и подруги. Главное, говорит Любовь Михайловна, быть осторожнее с сюжетами. А готовые работы если и дарить, то только самым близким.

— Подружка у меня рисует картины. Ей что-то в голову придёт — она берет и рисует. И ей в голову пришло что-то типа хаоса, — рассказывает Любовь Баталова. — Она берёт, рисует этот хаос, дарит мужу. Муж, не подозревая, что это такое, притаскивает к себе на работу. И буквально через 2–3 недели у него начинается обыск за обыском. Она говорит: «Я прискакала, всё убрала и кому-то подарила». А я просто картины вышивала. Одна из них была — открытое окно и куры. После этого буквально через месяц мы поехали курей себе купили. И я поняла, что картины, когда ты их рисуешь, делаешь, надо покупать с каким-то намерением. Если у меня какое-то желание возникает, я возьму и вышью картину. Очень часто людям делать это лень, а это работает.

С высоты можно разглядеть уличные бассейны

С высоты можно разглядеть уличные бассейны

Кстати, территория Тарасовки — сравнительно небольшая. Буквально пять улиц, большинство из них — с растительными названиями: Тюльпанная, Абрикосовая, Липовая, Кленовая, Васильковая. Выбивается из этого списка только Рассветная. «Зеленые» имена улиц, возможно, связаны с прошлым посёлка. До конца 1980-х годов здесь были плодовые сады ОПХ «Садовое». Выращивали малину, груши, яблоки. И только с 1992 года здесь начали нарезать участки под застройку.

— Очень много кто говорит, что живёт в Тарасовке, а на самом деле они живут в Соловьиной роще. Это чуть дальше, где церковь. Это никакого отношения к Тарасовке не имеет. Нас здесь немного — на пальцах можно пересчитать, — рассказывает Любовь Баталова.

Главная достопримечательность спутника Тарасовки — Соловьиной рощи — храм Всех Святых. Небольшую уютную церковь из красного кирпича возвели на улице Соловьиной. Службы проходят здесь не каждый день, но нам повезло застать настоятеля.

Отец Александр — настоятель храма Всех Святых

Отец Александр — настоятель храма Всех Святых

— Ситуация следующая. Здесь в своё время стояла недостроенная часовня. Центральная часть только была. Она простояла 15 лет как объект незавершённого строительства, — объясняет настоятель храма отец Александр Погудин. — Я вышел на местных жителей на различных, и Юрий Борисович откликнулся. Сказал, что достроит этот храм.

Юрий Борисович Мешков — один из первых жителей Тарасовки, заслуженный строитель России. За работу он взялся в 2007 году, а в 2008-м храм был закончен.

Отец Александр Погудин (слева) и Юрий Борисович Мешков (справа) смогли достроить храм

Отец Александр Погудин (слева) и Юрий Борисович Мешков (справа) смогли достроить храм

— Меня жена просила, а жену — отец Александр, — улыбается Юрий Борисович. — Две вещи боюсь в жизни: зубной боли и жены. Я вам так скажу: основные деньги — это внутреннее убранство. Это роспись алтаря, иконы, иконостас, купол, колокола.

— На иконы, на утварь жертвовал ещё старый губернатор Вадим Соловьёв. И Васильевы жертвовали — Михаил с Натальей, — вспоминает отец Александр.

— А иконостас я полностью, — кивает Юрий Мешков. — Алтарь у нас расписывали иконописцы с Сергиевой лавры. Для иконостаса местные ребята писали иконы. Все обрамления для этих икон делали в Трёхгорном. Купол делали в Трёхгорном. Колокола — с Каменск-Уральского.

— Да, с Каменск-Уральского, — подтверждает отец Александр. — Здесь лучший звон, пожалуй, по Челябинску! У меня музыкальное образование, и я забрал их звонницу заводскую.

На иконы и церковную утварь жертвовали прихожане из Тарасовки и Соловьиной рощи

На иконы и церковную утварь жертвовали прихожане из Тарасовки и Соловьиной рощи

Собрать для храма удалось редкие иконы, рассказывает настоятель. Например, серия «Малые пророки» — это 12 изображений Иоиля, Иона, Амоса, Осия, Михея, Наума, Софонии, Аввакума, Авдия, Аггея, Захарии и Малахии. Здесь же рядом — иконы 12 апостолов. А возле алтаря — самый ценный образ — Святителя Николая.

— Это старинная икона, там частичка его мощей. Возраст уже и невозможно определить, — рассказывает отец Александр. — Причём это явно не местного письма икона, потому что нет белого цвета. В Заволжье и сюда, ближе к Уралу, идёт яркий белый цвет всегда, а здесь белого цвета нет. Это с Руси ещё.

Николай Чудотворец — один из наиболее почитаемых христианских святых

Николай Чудотворец — один из наиболее почитаемых христианских святых

С тем, как икона появилась в храме, связана особая история.

— Её увидели в одном из антикварных магазинов. Она стоила по тем временам — …дцать лет назад — 200 тысяч рублей. Как иномарка. И на неё насобирали часов за девять, — вспоминает священник. — Я просто обзвонил всех, кто был в телефоне, и люди давали кто по 100 тысяч, кто пять тысяч, кто по тысяче. Насобирали. Вечером я её увидел — утром уже встречали с колокольным звоном.

Похожим способом собирал настоятель и деньги на памятник, стоящий за оградой храма.

— Это единственный памятник в России тем, кто участвовал в Русской весне 2014 года. Мы — те, кто там был, собирались и строили на свои средства, — объясняет отец Александр. — В Челябинске живёт несколько десятков человек — тех, кто участвовал в Русской весне. И вот люди собирались: с кого 400 рублей, с кого 50 тысяч, с кого червонец. С миру по нитке.

Памятник посвящен участникам событий 2014 года, когда вспыхнули протесты на Юго-Востоке Украины

Памятник посвящен участникам событий 2014 года, когда вспыхнули протесты на Юго-Востоке Украины

Помимо образа Святителя Николая, есть в храме и другие святыни — иконы с частицами мощей Иоанна Златоуста, Луки Крымского, Фёдора Ушакова. Уникальна и сама архитектура церкви, рассказывает настоятель.

— В России два храма, где колокольня находится над центральной частью. Вот это один из них. Везде звонница над притвором, а здесь — над центральной частью. Второй такой храм в Москве, и он включён в экскурсии как храм с очень интересной архитектурой, — рассказывает отец Александр. — У нас единственный в городе деревенский храм.

Службы в храме проходят каждую субботу и воскресенье, иногда — в будни. Приход сложился крепкий, объясняет настоятель. Несмотря на небольшие размеры, храм вмещает всех желающих. А недавно тут начал формироваться хор.

— Их [певчих] трое. Одна из них — Ирина Соловьёва, дочь нашего бывшего губернатора, вторая живёт тоже недалеко, она воспитательница в детском саду, третья — моя жена-пенсионерка, — улыбается Юрий Борисович Мешков. — Она даже тут начала брать уроки вокала.

Вокалом с супругой Юрия Борисовича — Ольгой — занимается педагог с музыкальным образованием. Раньше она жила в Екатеринбурге, теперь переехала в Тарасовку.

— У неё брат живёт в Праге, в Пражской опере поёт. Он в гости приезжал, решил зайти. Не выдержал и запел. У него голос такой! — с восхищением говорит Юрий Мешков. — Колокола без верёвок зазвенели, когда он запел. Дёргать не надо было.

Тишина и уединённость — преимущества Тарасовки

Тишина и уединённость — преимущества Тарасовки

Мешковы в Тарасовку переехали в середине 2000-х годов. До этого жили в Долгодеревенском. Но отсюда, из микрорайона 39-а, ездить на работу было гораздо ближе.

— У меня офис был на Худякова. От крыльца до крыльца я, не нарушая скоростного режима, ехал 8 минут, — вспоминает Юрий Борисович. — Это сейчас, когда начали посёлки расстраиваться, на кольце, как правило, пробка — и на плотине утром пробка. А в 2005 году этого не было. А когда я был молодой, мы сюда ездили за яблоками. Тут конная охрана на лошадях была. Всё серьёзно. А Карповый пруд был зарыблен карпами. Это же ручей был, который вытекал в Миасс. И директор бывший «Садового» решил его запрудить и зарыбить. Сделали пруд, карпа тут было море.

Из некоторых домов Тарасовки видно остальной Челябинск

Из некоторых домов Тарасовки видно остальной Челябинск

Кстати, стать частью жизни элитного посёлка мечтают многие. Технически это несложно — главное, чтобы были деньги.

— Цены по Тарасовке — от 250 тысяч за сотку начинаются. И все участки, как правило, площадью 15–20 соток, — рассказывает специалист по недвижимости Степан. — Дома тут типичные. Их строили в 1990–2000-е годы люди — по 800, по 1000 квадратов, с винными погребами. 50 миллионов — старт цены, как правило, у таких домов.

Степан специализируется на элитной недвижимости

Степан специализируется на элитной недвижимости

Есть, конечно, предложения поскромнее. Например, домик на улице Песочной: площадь — чуть больше 200 квадратных метров, два этажа. Построен пару лет назад. Хозяева прожили тут год и выставили здание на продажу. Технически это не Тарасовка, а посёлок Карпов пруд. Но и он считается элитным.

Хозяин этого дома сейчас в Москве, и особняку ищут покупателей

Хозяин этого дома сейчас в Москве, и особняку ищут покупателей

Здесь и домик для охраны, и детская площадка

Здесь и домик для охраны, и детская площадка

— Дом стоил 25 миллионов. Сейчас продаём за 20 миллионов с мебелью, 16 миллионов — без мебели, — рассказывает Степан. — Это очень крутой дом. Панорамные окна, наверху спаленка. Мангальная зона, детская площадка, домик для охраны.

Дом находится на закрытой улице — в самом начале её перегораживает шлагбаум. Охраны нет, проехать смогут только свои — обладатели ключей. Но есть в элитных посёлках в этой части города и более защищенные улицы: с двойными КПП и шлагбаумами. Такой вариант расселения предпочитают «команды» — политики и бизнесмены, объединённые общими интересами.

Новая часть элитных посёлков продолжает активно застраиваться

Новая часть элитных посёлков продолжает активно застраиваться

Из окон этого дома вдалеке можно разглядеть особняк семьи бывшего губернатора области Петра Сумина

Из окон этого дома вдалеке можно разглядеть особняк семьи бывшего губернатора области Петра Сумина

В посёлке, по некоторым данным, живут и его соратники — Иван Фёклин, Юрий Клёпов

В посёлке, по некоторым данным, живут и его соратники — Иван Фёклин, Юрий Клёпов

Тарасовка, Карпов пруд и Соловьиная роща относятся к Центральному району, так что удобства тут предусмотрены. Большинство домов подключено к центральному водопроводу, но некоторые жильцы бурили скважины. Отопление — газовое. В Тарасовке есть и центральная канализация. 

— Администрация, владельцы предприятий — они до сих пор живут здесь. Потому что есть свой участок, какая-то приватность, — рассказывает Степан. — Не для всех закрытые посёлки типа «Лесного острова» интересны. В Тарасовке на улицу заезжают 10 человек — и больше никто не знает, кто здесь живёт. В «Лесном острове», например, знают. Потому что надо звонить на охрану, чтобы заехала машина. Соответственно, информация о личных данных шире распространяется.

Выставляют на продажу тут и коммерческую недвижимость. Например, трёхэтажное строение на улице Соловьиной. Использовать его как частный дом вряд ли имеет смысл.

Здание с часами на улице Соловьиной продают как мини-гостиницу

Здание с часами на улице Соловьиной продают как мини-гостиницу

Так часы выглядят изнутри

Так часы выглядят изнутри

Здесь предлагают разместить ресторан...

Здесь предлагают разместить ресторан...

...а это — будущие номера

...а это — будущие номера

В планировке предусмотрели даже ресепшн для администратора и комнату для охраны

В планировке предусмотрели даже ресепшн для администратора и комнату для охраны

— Дом как коммерческий заведён в проект, — объясняет специалист по недвижимости Степан. — В 1990-е годы, начало 2000-х здесь вообще была пекарня. Сохранился лифт. Он опускал и поднимал булки. Внизу, в цоколе, несколько холодильных камер. А здесь была разгрузка: прямо в ворота заезжали «Газели».

Выпечка из Тарасовки была рассчитана на премиум-покупателей. Брали её не только местные жители, товар возили и в другие районы. Потом дом перестроили.

Это лифт для выпечки, оставшийся со времён пекарни

Это лифт для выпечки, оставшийся со времён пекарни

— Планировали запустить как гостиницу, — рассказывает Степан. — У него второй-третий этажи на гостиничные номера разбиты. Мини, приватные, в Тарасовке. Здесь ещё рядом теннисный корт, хоккейная коробка. Есть заезд, есть парковка. Участок отсыпанный.

Правда, пока покупатель на дом не нашёлся. Цена кусается: за здание хозяин просит 30 миллионов.

Добраться до Тарасовки можно только на автомобиле...

Добраться до Тарасовки можно только на автомобиле...

...а вот в посёлке Карпов пруд мы видели маршрутку<br>

...а вот в посёлке Карпов пруд мы видели маршрутку

Неясно, правда, пользуется ли она популярностью

Неясно, правда, пользуется ли она популярностью

По дороге в посёлок — на берегу Карпового пруда — строится спортзал

По дороге в посёлок — на берегу Карпового пруда — строится спортзал

А вот типичный для Челябинска формат «овощи у дома» тут, похоже, не прижился

А вот типичный для Челябинска формат «овощи у дома» тут, похоже, не прижился

«В ЧЕрте города»

Наш проект — о Челябинске и для челябинцев. Что уже можно прочитать? О том, как живётся в посёлке Мелькомбината, мы рассказали в первом выпуске. Затем побывали в цыганском таборе и за чашкой чая в гостях у барона узнали, что у них самые юные бабушки. В третьей серии проекта мы отправились в городок чекистов — самый закрытый квартал Челябинска, где с советских времён селили генералов НКВД и сотрудников облисполкома. Затем героями проекта стали жители посёлка ЧГРЭС: когда-то он считался элитным, а теперь превратился в криминальный. Побывали мы и в посёлке Аэропорт, который строился специально для лётчиков, штурманов, диспетчеров и других сотрудников аэровокзального комплекса. После рассказали о микромире в элитном центре Челябинска — частном секторе 1940-х годов, окружённом престижными многоэтажками. Исследовали посёлок в городском бору, на берегу Шершнёвского каменного карьера. А неделю назад побывали в Китай-городке — квартале с дурной славой в Металлургическом районе.

Любите свой район и считаете, что о нём стоит рассказать? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
27 мая 2019 в 08:36

Бабу из колхоза можно вывести, а колхоз из бабы нет....

Che Guevara
27 мая 2019 в 08:59

Вот так же, как этот поселок, должен выглядеть любой город в нашей стране и вся страна целиком! Но увы и ах...

Гость
27 мая 2019 в 08:28

Нет слов... трудитесь за 15.000 товарищи дальше и однушка в ипотеку на 20 лет, как раз к пенсии.