12 декабря четверг
СЕЙЧАС -2°С

Город, в котором не прокатывает: в День инвалидов тестируем Челябинск в коляске

Внимание! Не пытайтесь повторить этот опыт, а если попробуете, берегите голову

Поделиться

Проверять доступность городской среды отправляем дизайнера Дмитрия Гладышева и корреспондента Ольгу Козлову

Проверять доступность городской среды отправляем дизайнера Дмитрия Гладышева и корреспондента Ольгу Козлову

3 декабря — Международный день инвалида. Этот праздник существует по инициативе ООН уже 27 лет. Организация хотела привлечь внимание к проблемам инвалидов и добиться для них равных возможностей. Вот только создание комфортных условий не везде идёт успешно. Не хватает низкопольного транспорта, удобных пандусов перед магазинами, широких лифтов в жилых домах, врачей в больницах. Накануне праздника мы решили провести эксперимент и выяснить, насколько Челябинск (не) справился с созданием безбарьерной среды.

Видео: Леонид Меньшенин, Максим Непряхин

Тестировать доступность города решаем на себе. Для этого берём кресло-коляску у клуба «Наше место». Это самый популярный и массовый образец, без электропривода и других девайсов. В клубе его используют в том числе волонтёры, чтобы лучше понять своих подопечных. Принцип управления элементарный: поверх каждого большого колеса расположен дополнительный обод, вращаешь его — приходит в движение сама коляска. Нужно повернуть налево — вращается левое колесо, направо — правое. Синхронно крутишь оба, и коляска едет прямо. Если возникают проблемы и требуется вмешательство извне, то катить коляску может помощник, толкая сзади.

На эксперимент отправляем двух человек — корреспондента Ольгу Козлову и дизайнера Дмитрия Гладышева. Продумываем легенду. Задача — добраться от дома в районе Теплотеха до университета на Северо-Западе, а затем на медкомиссию в центр города.

Первое же препятствие появляется буквально через десять метров. Мы легкомысленно въезжаем на колодец посреди тротуара — и колесо застревает на перепаде высот. Крышка утоплена в асфальт слишком глубоко. Казалось бы, какой пустяк! Но сдвинуть коляску с места не удаётся ни мне самой, ни Диме. Мой напарник пытается надавить посильнее, но этот подход здесь не работает. Ещё и саму коляску повредить страшно! В итоге Дима пробует сдать назад, и только тогда мы наконец объезжаем препятствие.

Пешеход на этот люк не обратил бы внимания, но колёса инвалидной коляски застревают

Пешеход на этот люк не обратил бы внимания, но колёса инвалидной коляски застревают

Вообще, тут очень быстро становится понятно — пустяковые вещи для колясочника совсем не пустяк. Дорога от улицы Калинина к Теплотеху превращается практически в съёмки телешоу «Форт Боярд», только в нашем случае не нужно бегать по брёвнам и совать руку к паукам. Испытания находят нас сами и на каждом шагу. Вот поперёк тротуара плиткой выложена дорожка от автомобильной парковки до входа в магазин с одеждой. Видимо, так руководство решило позаботиться о комфорте своих клиентов. Но мне подняться на это «плато» высотой сантиметров в десять не удаётся ни с первой, ни с пятой попытки. И передние, и задние колёса взмывать в воздух отказываются. А сделать съезды создатели дорожки не потрудились.

Неровные съезды, бордюры — всё это приходится штурмовать

Неровные съезды, бордюры — всё это приходится штурмовать

Отдельная тема — пандусы. Они сейчас есть у многих магазинов, но тестирование показывает, что часть из въездов скорее для красоты. А как вы объясните, если въезд на пандус к свадебному салону на Кирова в ширину сантиметров 15? Слева от этого ската — обычные ступеньки, справа — пятисантиметровый порог. Вот и заезжай как хочешь. Или колясочникам свадебные платья не нужны?

Формальностью оказывается и пандус возле аптеки — это два металлических жёлоба шириной сантиметров в десять, смонтированных над ступеньками. Внешне всё выглядит совершенно нормальным — чтобы подняться, достаточно будет попасть колёсами внутрь канавки. Но на практике мы понимаем — желоба расставлены слишком далеко друг от друга.

— Попробуй задними колёсами, — предлагает Дима.

Но ни передними, ни задними колёсами попасть в жёлоб не удаётся. Коляска заезжает только на один скат, а до другого не достаёт. Заметив наши мытарства, из аптеки выглядывает одна из сотрудниц. Спрашивает, нужна ли помощь. Мы объясняем, что это эксперимент, лекарства нам не нужны, и девушка уходит, указав на кнопку возле входа:

— Если нужна будет помощь, звоните.

Но чем сотрудница аптеки может нам помочь? Затащить коляску со мной внутрь по ступенькам даже очень сильной женщине явно не под силу. Тут нужен не один человек

Но чем сотрудница аптеки может нам помочь? Затащить коляску со мной внутрь по ступенькам даже очень сильной женщине явно не под силу. Тут нужен не один человек

Впрочем, не все пандусы оказываются одинаково бесполезны. Пятёрку с минусом мы готовы поставить платформе перед книжным магазином. Во-первых, у неё адекватный уровень подъёма. Во-вторых, по центру — прорезиненное покрытие, значит, и сопровождающий не поскользнётся. Минус только один — дверь на финише открывается на улицу. Значит, чтобы открыть её, придётся чуть сдать назад, и без тормозов (а у нашей коляски их нет) есть риск укатиться.

Этот пандус — один из самых удобных

Этот пандус — один из самых удобных

Риски повышаются ещё больше, когда мы подходим к подземному переходу. Кто был на Теплотехе, тот поймёт: спускаться и подниматься там и обычному человеку не всегда удобно. Нога едет на гранитных плитах, присыпанных снегом. А для колясочника задача ещё в несколько раз сложнее. Спускаться самому — почти самоубийство. Ведь пандус тут нормальной ширины, но металлический. Зимой сцепление с поверхностью колёс будет минимальное. Начнёшь съезжать, и тормозить придётся об стенку в самом переходе. Так что тут выход только один — спускаться максимально медленно и только с помощью сопровождающего.

Дима поначалу предлагает мне спуск лицом вниз, но я протестую — выпасть из коляски совершенно не хочется, а пристегнуться нечем. И мой напарник начинает спуск спиной вниз.

— Вы командуйте, когда ступеньки закончатся, — просит Дима нашего фотографа и оператора, а затем поворачивается ко мне. — Ты тоже подстраховывай. Держись за поручень.

Надземных переходов на Теплотехе нет. Чтобы попасть с одной стороны улицы на другую...

Надземных переходов на Теплотехе нет. Чтобы попасть с одной стороны улицы на другую...

...нужно сначала пройти под землёй и преодолеть очень скользкие спуски и подъёмы

...нужно сначала пройти под землёй и преодолеть очень скользкие спуски и подъёмы

По таким пандусам разве что спускать еду удобно

По таким пандусам разве что спускать еду удобно

В итоге спуск оказывается не таким страшным, и Дима через пару-тройку минут бодро катит коляску по переходу. Добираться до ЧелГУ мы планируем на общественном транспорте. Для этого на Теплотехе нужно сесть на трамвай (они ходят часто) до проспекта Ленина, а там дождаться 64-й автобус в сторону Северо-Запада. Поэтому из перехода поднимаемся к трамвайной остановке.

На остановке нас ждёт неприятный сюрприз — в обычный трамвай колясочнику просто не подняться

На остановке нас ждёт неприятный сюрприз — в обычный трамвай колясочнику просто не подняться

Сейчас в городе, по данным «ЧелябГЭТ», только один низкопольный трамвай — модель 71–623, выпущенная в Усть-Катаве. У этого вагона нет постоянной привязки к маршруту, его выпускают в рейс по разным направлениям. Компанию ему в начале осени составлял новый трёхсекционный трамвай, сломавшийся в первый день эксплуатации, в итоге в ноябре вагон увезли обратно к собственнику. Низкопольных троллейбусов в Челябинске нет совсем.

Постояв минут 15, проводив немало вагонов с высокими ступенями и подмёрзнув, мы понимаем — всё бесполезно. Единственный низкопольный трамвай мы сегодня не дождёмся. Ещё и ноги начинают предательски замерзать. Поэтому решаем вновь спуститься в переход и перекочевать на другую сторону перекрёстка, где останавливаются маршрутки и автобусы.

Но и там нас ждёт разочарование. К остановке подъезжают только пазики и «Форды», где и обычным пассажирам приходится тесниться. Для коляски места там просто нет. Плюс вход в маршрутки слишком узкий, а ступени высокие — ничем не удобнее трамваев.

— Нет, мы туда не влезем даже теоретически, — разочарованно заявляет Дима. — Ни по высоте, ни по полноте.

Ни одной из идущих до ЧелГУ маршруток колясочник воспользоваться не сможет

Ни одной из идущих до ЧелГУ маршруток колясочник воспользоваться не сможет

Подняться внутрь невозможно, да и места в салоне слишком мало

Подняться внутрь невозможно, да и места в салоне слишком мало

С автобусом нам тоже не везёт. Здесь, на Теплотехе, должен останавливаться 18-й маршрут, но дождаться его мы просто не смогли. Днём интервал движения может увеличиваться до 40–60 минут, так долго стоять на остановке просто нереально. Разочаровывает и новый остановочный комплекс, смонтированный для пассажиров. Он возвышается над тротуаром со всех сторон, и удобный въезд для коляски здесь не предусмотрен.

Новых остановок становится всё больше, их монтируют в разных районах города

Новых остановок становится всё больше, их монтируют в разных районах города

Но заехать на остановку самостоятельно колясочники точно не смогут

Но заехать на остановку самостоятельно колясочники точно не смогут

Добираться до университета решаем на такси. Тем более что коляска легко складывается и помещается в любой багажник. А дорога до главного корпуса ЧелГУ на машине занимает буквально 15 минут вместо часа на общественном транспорте.

Вот только вопрос — смогут ли студенты-колясочники позволить себе такси каждый день

Вот только вопрос — смогут ли студенты-колясочники позволить себе такси каждый день

ЧелГУ для эксперимента выбираем неслучайно. Высшее образование здесь получают многие инвалиды, причём не только из Челябинской области. Приезжают и из других регионов.

ЧелГУ около 20 лет даёт высшее образование студентам с инвалидностью. С 1998 года вуз окончили около 400 особых выпускников, более 60% из них трудоустроены. Среди студентов-инвалидов ЧелГУ 21% имеют I группу инвалидности, 24% — II группу, 53% — III группу, 2% имеют статус «ребёнок-инвалид». Более 40% студентов имеют нарушения опорно-двигательного аппарата, в том числе передвигающиеся на коляске, 15% студентов имеют нарушения зрения, 9% студентов — нарушения слуха.

Территория возле вуза приспособлена для колясочников

Территория возле вуза приспособлена для колясочников

Добраться внутрь корпуса можно по системе пандусов — с удобным наклоном, не скользких. Продумано всё и внутри самого корпуса. Там есть лифты, дополнительные перила, пандусы в переходах, на каждом этаже — специально оборудованные туалеты. Для студентов с нарушениями зрения начало и конец лестниц выделены яркими цветовыми полосами. Правда, и здесь наш эксперимент не обходится без приключений. Покатившись без Димы по площадке перед вузом, я натыкаюсь на бугор на неровном асфальте — и коляска переворачивается.

К счастью, обходится без сотрясения и переломов, но любимой эту часть эксперимента точно не назову

К счастью, обходится без сотрясения и переломов, но любимой эту часть эксперимента точно не назову

Следующая наша точка — Главное бюро медико-социальной экспертизы. Она находится в центре города, и добираться туда решаем на 64-м автобусе. Долго ждать его не приходится. Стоит нам подъехать к остановке, и там тормозит низкопольный «Лиаз». Увидев коляску, водитель выходит на улицу и опускает пандус возле центрального входа.

— Давайте помогу, — предлагает он Диме и вместе с ним закатывает кресло внутрь.

Таких низкопольных автобусов на 64-м маршруте теперь много

Таких низкопольных автобусов на 64-м маршруте теперь много

Помочь подняться в салон особым пассажирам готовы водители

Помочь подняться в салон особым пассажирам готовы водители

А заплатить за проезд с этого года можно картой

А заплатить за проезд с этого года можно картой

Там, кстати, есть специальная площадка для пассажиров с инвалидностью — удобный поручень, мягкая спинка и подголовник. А чтобы выйти на нужной остановке, достаточно нажать кнопку связи с водителем. После всех мытарств этот сервис кажется просто нереальным. Спрашиваем, часто ли бывают здесь пассажиры на коляске.

— Вы первая, — признаётся кондуктор. — Сам автобус у нас недавно, с октября.

Низкопольные «Лиазы» город закупил этой осенью. Первые автобусы поставили на 64-й маршрут, затем на 4-й и 34-й. В итоге сейчас по городу курсируют 28 новых машин, к концу года власти обещали вывести ещё 38. Итого это 66 низкопольных автобусов на город-миллионник.

Площадка возле центральной двери предназначена для колясочников

Площадка возле центральной двери предназначена для колясочников

Доехав до своей остановки, просто нажимаем кнопку

Доехав до своей остановки, просто нажимаем кнопку

И водитель вновь приходит на помощь. Действительно приятный опыт!

И водитель вновь приходит на помощь. Действительно приятный опыт!

На низкопольном автобусе доезжаем до остановки «Детский мир» достаточно быстро. Здесь нам вновь помогает водитель и тепло прощается. Всё-таки первый пассажир на коляске! А мы спускаемся в переход (снова не без приключений) и выходим на улицу Свободы.

Ступеньки в этом переходе очень скользкие!

Ступеньки в этом переходе очень скользкие!

Этим путём тысячи южноуральцев идут на медкомиссию в Главное бюро медико-социальной экспертизы — получать или подтверждать группу инвалидности. Но и тут дорога не приспособлена для колясочников. Вот, к примеру, пандус на улице Свободы.

Угол наклона слишком большой. По такому пандусу даже чемодан не рискнёшь спустить, а человека — тем более

Угол наклона слишком большой. По такому пандусу даже чемодан не рискнёшь спустить, а человека — тем более

Решаем не рисковать, а обойти пандус по правой стороне. Там вдоль дороги на свежем снегу натоптана дорожка. Колёса то и дело застревают в комьях грязи, но это точно лучше, чем сломать шею на спуске.

Этот эксперимент помогает взглянуть на привычные маршруты по-новому — на таких тропинках колясочнику придётся непросто

Этот эксперимент помогает взглянуть на привычные маршруты по-новому — на таких тропинках колясочнику придётся непросто

И вот она — финишная прямая, бюро медико-социальной экспертизы буквально за углом. На входе — ещё один пандус.

— О! Самый комфортный пандус, — восхищается Дима.

И спорить с ним совсем не хочется.

Последние сотни метров до бюро экспертизы можно назвать по-настоящему комфортными

Последние сотни метров до бюро экспертизы можно назвать по-настоящему комфортными

Но разве таким не должен быть весь город?

Но разве таким не должен быть весь город?

Выводы мы делаем неутешительные. Для колясочников улицы Челябинска мало приспособлены. Даже в центре города у многих тротуаров нет съездов, и колёса упираются в бордюры либо застревают в колодцах. Подземный переход — вообще комплекс испытаний, пройти которые в одиночку просто нереально. Чтобы сделать подземки безопаснее, стоило бы как минимум чистить снег и лучше продумать систему скатов. Что касается пандусов, то тут первое место по удобству у бюро экспертизы, второе — у ЧелГУ (но неровный асфальт на площадке — это катастрофа).

Общественный транспорт — главная боль. Хорошо, что начали появляться низкопольные машины. За них действительно спасибо. Но миллионному городу требуется больше, чем 60–70 автобусов на трёх маршрутах. Ведь колясочники живут в разных районах Челябинска.

Пока безбарьерной средой похвастать Челябинск не может

Пока безбарьерной средой похвастать Челябинск не может

Хотите рассказать о своём опыте жизни в Челябинске? Пишите на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК 3
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 1
  • ГНЕВ 1
  • ПЕЧАЛЬ 4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
3 дек 2019 в 10:06

Я не пойму, все чиновники бывали за границей. В Чехии, Германии, Прибалтике и т.п. видели как там...
Там вся инфраструктура для людей ! Хоть ты на коляске, хоть на ходунках, на велосипеде, с детской коляской.. нет высоких бордюров и подъёмов...везде можно пройти и проехать.
Все наши чиновники, дорожники и строители враги народа ? Кто то их заставляет так себя вести ?

Гость
3 дек 2019 в 09:57

У нас город для автомобилей, пешеходы "за бортом", про колясочников можно даже и не говорить!

Гость
3 дек 2019 в 11:05

У нас инвалидов столько нет, сколько шумят про них.