Кардиоцентр собрал «эксклюзив»

Сегодня, 14 марта, Челябинск собрал ведущих перфузиологов страны – штучных специалистов, которых, к тому же, не существует в нашей стране официально. Однако без них многое в хирургии было бы невозможно, например операции на открытом сердце. Повышать квалификацию перфузиологам приходится по старинке – из уст в уста.

На Всероссийский съезд по экстракорпоральным технологиям, который проходит в стенах челябинского кардиоцентра, приехали анестезиологи-реаниматологи и другие специалисты, обеспечивающие проведение открытых вмешательств на сердце с применением искусственного кровообращения. В России ежегодно выполняется более 47 тысяч операций на открытом сердце: только у челябинского кардиоцентра за год таких сложнейших вмешательств более 1800 на счету. Их успешность во многом зависит не только от мастерства кардиохирурга, но и от таких специалистов, как анестезиолог и перфузиолог. Последний как раз обеспечивает искусственное кровообращение. Сегодня в нашей стране счет этих специалистов идет всего лишь на сотни, а мэтры отечественной кардиологии помнят те времена, когда они были вообще эксклюзивными специалистами, как, впрочем, и открытые операции на сердце с применением искусственного кровообращения.

«Применять искусственное кровообращение при операциях на сердце начали еще в Советском Союзе, первые единичные вмешательства выполнялись в 1961-1963 годах. У истоков этих операций стояли такие выдающиеся люди, как Петровский, Вишневский, Мешалкин, Бакулев, – вспоминает президент Российского общества экстракорпоральных технологий, руководитель отделения анестезиологии и реанимации с искусственным кровообращением Российского научного центра хирургии имени Петровского, профессор Леонид Локшин. – Когда в 1975 году я пришел работать к Петровскому, нас было всего три-четыре специалиста, занимавшихся перфузиологией. В других центрах перфузиологов тоже были единицы».

Надо сказать, в те времена официально специальности перфузиологии не существовало, как нет ее и до сих пор. Сегодня сотни врачей-перфузиологов обслуживают сложнейшие операции в российских клиниках, однако обычно это анестезиологи-реаниматологи, прошедшие курс подготовки по перфузиологии. «В девяностые я попытался организовать эту специальность, обращался в Минздрав, но тогда нас было слишком мало. По стандартам Минздрава должно было быть не меньше 300 специалистов, а нас было всего 30-40 по всему Советскому Союзу», – отмечает профессор.

Черпать знания специалистам было практически неоткуда, опыт в России был слишком скромным, а проблемы со знанием языка и тогда еще отсутствие Интернета осложняли доступ к опыту зарубежных коллег. Отступив от намерения добиваться официального признания для своей специальности, Леонид Семенович решил организовать общество, чтобы объединить коллег. «Мы выпускали по четыре-пять бюллетеней в год, где публиковали в основном переводные статьи из Европы и Америки. Кроме того, было решено каждые два года организовывать съезды перфузиологов, потому что специалисты на местах очень нуждались в помощи», – поясняет Леонид Локшин.

Первый съезд российских перфузиологов проходил в 1997 году в Новосибирске на базе известного НИИ патологии кровообращения имени Мешалкина. В то время в институте лишь 10% открытых операций проводились с помощью искусственного кровообращения, остальные – в условиях гипотермии (с охлаждением тела пациента. – Прим. авт.). «Тогда техника по искусственному кровообращению, конечно, была на более низком уровне, чем сегодня, – поясняет профессор. – Использовалось многоразовое оборудование, все физиологические блоки аппарата искусственного кровообращения были многоразовыми – насосы, трубки, оксигенаторы. После операции их надо было положить в щелочь, отмыть, потом на два часа в ртутный антисептик, потом снова отмыть, собрать конструкцию. Изготовлена она была из металла и стекла. Во время стерилизации стекло нередко лопалось. А сейчас все одноразовое. Врачи, которые сегодня приходят в специальность, уже не знают, как это было».

Современное оборудование и накопленный опыт, конечно, серьезно расширили возможности кардиохирургии, однако в связи с тем, что перфузиология до сих пор не признана официально как специальность, обмениваться опытом специалистам приходится по старинке. Сегодня перфузиологии со всей страны, от Хабаровска до Калининграда, собрались уже на девятый съезд, каждый из них готов поделиться с коллегами своими наработками, и челябинские специалисты – в авангарде. «Мы делимся опытом использования экстракорпоральных технологий при сочетанной патологии, – говорит главный врач челябинского Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии (ФЦССХ) Олег Лукин. – Наши специалисты подготовили доклад совместно со специалистами других учреждений, специализирующихся на сосудистой хирургии. С применением новых методик существенно расширяются показания для вмешательств и возможности хирургов. Сегодня они могут позволить себе то, что не могли позволить еще пять лет назад».

По словам врача, сегодня обеспечение хирургических операций позволяет снимать практически любые ограничения по возрасту, по сопутствующим патологиям, позволяет оперировать самых тяжелых пациентов. Так, самому возрастному пациенту южноуральских кардиохирургов, который перенес открытую операцию на сердце, был 91 год, и это, считают специалисты, не предел.

Круг вопросов, которые сегодня обсуждаются перфузиологами, очень широк – это и современные тенденции развития кардиохирургии, технологии операций на сердце с искусственным кровообращением и защиты миокарда, вопросы анестезиологического пособия, проблемы гомеостаза при кардиохирургических вмешательствах и многие другие, освещение которых точно пойдет не только на пользу врачам, но и их пациентам.

Фото: Фото с сайта Niikelsoramn.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter