9 мая воскресенье
СЕЙЧАС +10°С

Уволенный в разгар пандемии заместитель главврача через суд восстановился на работе в челябинской больнице

Добиваться этого ему пришлось почти полгода

Поделиться

Андрея Ильченко главный врач диспансера Марина Лехляйдер не отпустила на удаленную работу в начале пандемии коронавируса. И это стало поводом для конфликта

Андрея Ильченко главный врач диспансера Марина Лехляйдер не отпустила на удаленную работу в начале пандемии коронавируса. И это стало поводом для конфликта

Поделиться

Челябинский облсуд вернул на работу уволенного в пандемию зама главврача

Такое решение принято в пользу Андрея Ильченко, трудившегося в противотуберкулезном диспансере. Помимо восстановления в должности, мужчине должны выплатить компенсацию около полумиллиона рублей. Тяжба длилась почти полгода. Подробности — в материале 74.RU.

— Подоплека этой ситуации существовала и до этого, — признается заместитель главного врача Челябинского областного противотуберкулезного диспансера Андрей Ильченко. — В диспансере работаю 14 лет. Я военный врач по образованию, на военной кафедре в нашей медакадемии преподавал 13 лет, до этого занимался испытаниями ядерного оружия на Семипалатинском полигоне. То есть военной жизни посмотрел. После увольнения с кафедры на гражданку, в тубдиспансер, многие моменты мне казались странными — по исполнению, так скажем, распоряжений. Но мне говорили всегда: «Это вам не армия, здесь всё по-другому, надо искать подходы к людям». Определенные трудности были. Но по работе за всё это время официальных нареканий, взысканий я не имел.

В диспансере, несмотря на медицинское образование, Андрей Ильченко занимался не врачебной работой. Он курировал вопросы мобилизации и гражданской обороны, отвечал за безопасность процессов, организовывал учения. Весной 2020 года, в самом начале пандемии коронавируса, недопонимание с руководством, по словам мужчины, переросло в конфликт.

— Как только начался эпидрежим и вся эта тяжелая ситуация для всех нас, я обратился к главному врачу с просьбой перевести меня на удаленный режим работы. У меня ребенок-инвалид, — объясняет Андрей Ильченко. — Ребенок — инвалид с детства, у него тяжелая сердечная патология, мы уже дочку потеряли в 2005 году. Сын родился с такой же патологией. В общем, год назад мы готовились к госпитализации в Москву для очередной коррекции лечения и готовились к поездке к хирургу-профессору для решения вопроса об оперативном лечении. Я понимал как врач, что опасность занесения [коронавирусной] инфекции в семью лежит только через меня, потому что жена не работает по уходу за ребенком-инвалидом, дочь-студентка уже была на дистанционном обучении, а ребенок на домашнем обучении давно. Я написал заявление со ссылкой на письмо министра, но сторона работодателя решила не давать мне этого.

Непосредственно с пациентами Андрей Ильченко не контактировал, но поездки на работу из-за коронавируса посчитал опасными для него и ребенка

Непосредственно с пациентами Андрей Ильченко не контактировал, но поездки на работу из-за коронавируса посчитал опасными для него и ребенка

Поделиться

Тогда зам главного врача решил воспользоваться своим правом на отпуск и написал новое заявление.

— Что очень раздражало главного врача, поскольку я являюсь ветераном подразделения особого риска — испытатель ядерного оружия, мне положено 14 суток от Министерства обороны оплачиваемого отпуска, так закон гласит — «в удобное для него время», для льготника. Помимо этого, в удобное для меня время я имею право брать отпуск как отец ребенка-инвалида и как работник предпенсионного возраста. А мне 4 марта 60 лет исполнилось, — рассказывает Андрей Ильченко. — То есть я имел возможность, помимо наших туберкулезных отпусков (у нас 28 дней плюс 14 по законодательству), взять 14 дней чернобыльский [отпуск], плюс есть возможность каждый месяц брать [дни] по уходу за ребенком-инвалидом. Это по законодательству — одному из работающих родителей, а у нас я один работаю, брать четыре дня. [Были] постоянные попреки: «Вы 100 дней в году не работаете», это в последние годы я выслушивал от нее (главного врача диспансера Марины Лехляйдер. — Прим. ред.), но тем не менее замечания по работе не получал. И я думаю, что моя попытка уйти на дистанционный режим работы была, видимо, расценена так, что я еще раз хочу от работы отлынить каким-то образом.

На заявление получить отпуск от Минобороны Андрей Ильченко получил отказ без объяснения причины. Тогда он написал заявление на все возможные отпуска и больничные дни. И вновь получил отказ.

— На этот период я даже не мог пожаловаться в суд, потому что суды перестали принимать заявления на подобные гражданские дела. Они заканчивали только уголовные процессы, — рассказывает заместитель главного врача. — И после этого я написал заявление: «В связи с тем, что не могу больше терпеть оскорбления, издевательства, дискриминацию прав моих и моего ребенка, <…> прошу предоставить все положенные мне отпуска, дни по уходу за ребенком и с 21 июля уволить с работы».

После этого в отпуска Андрея Ильченко все-таки отпустили. Но 6 мая 2020-го он попал в больницу, перенес операцию, а потом предоставил больничный лист для продления отпуска. То есть сроки должны были сдвинуться на время болезни.

— Я 28-го должен был выйти на работу, нигде уже в новых моих заявлениях не указывалось, что прошу меня уволить, — уточняет челябинец.

— Я позвонил в отдел кадров, — продолжает Андрей Ильченко. — Мне говорят: «Нам поступило указание уволить вас 21-м числом». Я пришел в отдел кадров и написал, что с приказом не согласен — с тем, что меня уволили без моего желания во время отпуска.

Тогда бывший военный врач решил оспорить свое увольнение. Сначала его заявление рассматривали в Центральном районном суде и в восстановлении в должности отказали. Андрей Ильченко подал апелляционную жалобу в Челябинский областной суд.

— Оценив предоставленные доказательства и объяснения сторон, судебная коллегия по гражданским делам областного суда пришла к выводу об ошибочности выводов суда первой инстанции о законности увольнения. Так, работодатель, получив от работника заявление о предоставлении отпуска с последующим увольнением 21 июля 2020 года, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ не издал приказ о расторжении трудового договора до начала отпуска работника, не произвел с ним окончательный расчет, не выдал трудовую книжку, а получив заявление о продлении отпуска до 27 июля 2020 года, такой отпуск продлил, не выяснив действительную волю работника на прекращение трудовых отношений. После издания приказа о предоставлении дополнительного отпуска дата прекращения трудовых отношений сторонами согласована не была, — сообщили в Челябинском областном суде. — Кроме того, учитывая дословное содержание заявлений истца об увольнении, его пояснения в суде, судебная коллегия пришла к выводу об обоснованности его доводов об отсутствии доброй воли на прекращение трудовых отношений.

В итоге решение было вынесено в пользу истца.

— Судебная коллегия по гражданским делам областного суда удовлетворила требования истца: признала незаконным и подлежащим отмене приказ о его увольнении; восстановила на работе; взыскала в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула около 450 тысяч рублей, а также компенсацию морального вреда в заявленном размере, — уточнили в суде.

Но на работе Андрея Ильченко сейчас не застать — он ушел в отпуск с 1 марта.

— Мы 3-го числа [с сыном] должны были быть в Москве на госпитализации. Естественно, туда не поехать я не мог и жену послать не мог, потому что, сами понимаете, на одном языке надо говорить с лечащими врачами, — уточняет заместитель главврача. — Я 1-го числа где-то в начале 10-го пришел в отдел кадров. Мне сказали зарегистрировать его в канцелярии, я зарегистрировал. Написал сразу два заявления — на дни по уходу за ребенком и отпуск очередной, у меня уже выработанный получился период. Оставил все эти документы и пошел собираться, потому что в 12 часов у нас уже уходил поезд. В 11 часов звонок мне на телефон. Канцелярия звонит: «Придите к главному врачу в кабинет». — «К какому главному врачу? Я на вокзале уже».

По словам бывшего военного врача, на работе пока издан приказ об отмене увольнения, а о восстановлении — нет. Он считает это нарушением. Хотя судебные приставы уже говорят о фактическом исполнении решения.

— Бывший заместитель главного врача был восстановлен на работе в той же должности. Получив приказ об отмене приказа об увольнении, проверив фактический допуск к работе, судебный пристав-исполнитель составил акт и окончил исполнительное производство фактическим исполнением, — говорится в сообщении управления ФССП по Челябинской области.

В областном противотуберкулезном диспансере конфликт с сотрудником прокомментировали коротко.

— Человек восстановлен в рабочих правах, тут же написал заявление на отпуск и в данный момент находится в отпуске, — сообщил пресс-секретарь медучреждения Юрий Авдеев. — Исполнительный лист он принес по компенсации за то время, пока его не было. Соответственно, в ближайшее время будет производиться выплата, согласно существующему в больнице графику платежей.

В феврале стало известно, что учитель из Челябинской области выиграла суд у школы. Преподаватель математики Юлия Бухтиярова уверена, что директор лишила ее классного руководства из-за политических взглядов, и она добилась восстановления в должности.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...