RU74
Погода

Сейчас+7°C

Сейчас в Челябинске

Погода+7°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +2

0 м/c,

744мм 42%
Подробнее
4 Пробки
USD 89,70
EUR 97,10
Здоровье проблема «У меня только во сне эпилепсия»: на Южном Урале инвалид полгода не может найти работу из-за своего диагноза

«У меня только во сне эпилепсия»: на Южном Урале инвалид полгода не может найти работу из-за своего диагноза

38-летний Денис вынужден жить на 22 тысячи в месяц

Время работы на заводе КАМАЗ в Татарстане Денис вспоминает с теплотой

Денису (имя изменено по просьбе героя публикации) 38 лет, он инвалид второй группы. По ночам у него случаются приступы эпилепсии. Раньше Денис спокойно жил и работал в Татарстане, но, переехав в Ашу, столкнулся с проблемой — не может трудоустроиться из-за своего диагноза. Уже полгода он обивает порог центра занятости и живет на пенсию по инвалидности в 22 тысячи рублей. Непростая история простого человека — в материале 74.RU.

«Кровь пошла изо рта на подушку. А потом я уснул»

До 25 лет Денис жил обычной жизнью. Три раза пытался окончить университеты по гуманитарным специальностям, но, доходя до третьего курса, бросал. Парня всегда тянуло к технике, и он начал трудиться автослесарем в особой экономической зоне «Алабуга» в Татарстане. Жил вместе с родителями в частном доме с огородом.

— Как-то вечером я пришел с работы, лег спать. Ночью проснулся — дома скорая помощь. Родители вызвали, — вспоминает Денис.

Приступы эпилепсии стали часто случаться по ночам, но парень ничего не чувствовал, только утром видел кровь на подушке из-за прокушенной губы или языка.

— Если приступ днем происходит, человек падает и начинает трястись. Он без сознания, хотя у него глаза открыты. Но у меня только во сне это происходит. Хотя у меня видео есть. Отец меня заснял, я хотел посмотреть, как это происходит. Ну, немного потрясло. Не так уж пугающе — глаза открыты, потом кровь пошла изо рта на подушку. Продолжалось это минуты три. А потом я уснул, — делится Денис.

Он сразу встал на учет к неврологу и эпилептологу. Принимал лекарства, проходил томографию, начал соблюдать режим дня, полностью отказался от алкоголя. От работодателя в «Алабуге» Денис диагноз скрывать не стал: думал, что раз приступы только ночные, то ничего страшного. Принес на работу справку, после чего парня уволили с пометкой в трудовой «по состоянию здоровья».

Открыв новую трудовую и не говоря о заболевании, Денис устроился на завод КАМАЗ в Набережных Челнах. До 2021-го успел поработать слесарем механосборочных работ, слесарем по ремонту автомобилей, наладчиком станков и манипуляторов.

Так продолжалось, пока Денис официально не назначили группу инвалидности:

— Однажды у меня сильный приступ случился, утром проснулся — язык прокушен, губу сильно искусал. Пришел опять к врачу. Тот говорит: «Ну, ладно, сходи в неврологический диспансер». Там еще раз обследовали и через год дали группу. Сначала третью, еще через год — вторую.

Скрывать инвалидность смысла не было, и Денис пошел на разговор к начальству. Завод от опытного работника отказываться не стал и предложил перейти на должность кладовщика.

«Руки уже опускаются»

К тому времени Денис заканчивал обучение в Камском государственном автомеханическом техникуме по специальности «техник». Уже с дипломом он смог получить должность инженера, но долго проработать на этом месте не успел: в этом же году скончалась мама Дениса. Своей семьи у мужчины нет, поэтому вместе с 70-летним отцом он решил переехать в Ашу.

— Мамы не стало, а в Аше у отца сестренка. Он там родился и вырос. В 2023 году я уволился с прежнего места, мы продали в Татарстане дом, купили в Аше. Вещи перевезли, начали заниматься огородом, — вспоминает Денис.

В Аше он часто бывал в детстве, там все было знакомо, другие южноуральские города даже не рассматривались. Работа на первое время нашлась — Денис трудился кассиром в супермаркете. Документов при устройстве практически никаких не спрашивали, и он скрыл болезнь. Но, отработав 2,5 месяца, уволился. Говорит, контингент в магазине часто был неприятный, да и в целом стоять за кассой — не предел мечтаний после серьезного опыта на производстве.

Полгода назад Денис встал на учет в местный центр занятости, данные об инвалидности не скрывал:

— В пожеланиях написал специальность «слесарь по ремонту автомобилей». Оставил им документы, диплом. Сказали, что будут подбирать мне работу. И вот я два раза в месяц хожу до сих пор.

Денису хотелось бы получить работу по специальности, но спустя месяцы ожидания он готов и на менее престижный труд.

— Говорят, что у меня ограничения, из-за этого никак не устроиться. Мне бы хоть кем-нибудь работать. Ну, конечно, дворником бы, например, не очень хотелось. У меня же все-таки специальность есть… Но и по дворнику предложений не было, — делится он.

С направлениями от центра занятости мужчина сам ходил на Ашинский метзавод и «Ашасветотехнику». Там, по его словам, отказ в трудоустройстве мотивировали тем, что из-за заболевания Денис не сможет работать на высоких объектах, в ночные смены, а также ему противопоказаны движущиеся механизмы — вдруг неожиданно случится приступ.

Затем были и другие попытки трудоустроиться. Например, дезинфектором в городской больнице.

— Пришел с направлением от центра занятости. Сказали, что я им не подхожу из-за болезни. Я их попросил дать мне направление, чтобы я сходил на медкомиссию: может, скажут, что можно работать. Ведь зависит-то от комиссии всё. Нет, говорят, я их не устраиваю. Хотя у них государственное учреждение, им требуется работник, а у меня есть направление от центра занятости. Руки уже опускаются, — признается он.

Денис уверяет, что не гонится за большими деньгами и пенсии в 22 тысячи рублей ему более-менее хватает. Просто «сидеть и плевать в потолок» не хочется.

«Мы ему вакансии даем, я не вижу никакой проблемы»

Начальник отдела трудоустройства в Аше Юлия Крамар заверила корреспондента 74.RU, что делает для Дениса все возможное.

— У него очень много ограничений по здоровью. Мы ему предлагали квотируемые места, но работодатель не брал. У него в программе реабилитации написано, что показана работа под присмотром, поэтому отказывают. Но мы ему вакансии даем, я не вижу никакой проблемы. Мы же не можем сами трудоустроить. А раз там эпилепсия, то нельзя работать на станках, но образование у него с этим связано. Вне заводов мы тоже предлагали работать. Сторожем не берут из-за ночных смен, на легкий труд тоже не берут. Мы больше ничего сделать не можем, — объяснила Юлия Крамар.

Индивидуальная программа реабилитации инвалида — документ, который оформляют при назначении группы инвалидности. В нем прописано, какой труд для человека допустим, а какой — противопоказан. В соответствии с этой программой центр занятости дает направления на предприятия.

Юлия Крамар подчеркнула, что в целом работодатели заинтересованы в приеме людей с ограничениями здоровья, чтобы заполнить квоты. Но в данном случае ограничения слишком серьезные, и никто не решается брать на себя ответственность, отметила она. Сейчас, по словам начальника отдела трудоустройства, Денису предложили пройти переобучение на какую-нибудь другую специальность, по которой трудоустроиться будет легче. Но мужчина уверяет, что подобное предложение поступило лишь на днях, и то после скандала.

— Я с самого начала добивался у них этой учебы. 2 апреля, когда я пришел отмечаться, там уже немного поругался с ними. Говорю: «Я уже шесть месяцев у вас на учете стою. Сделайте хоть что-нибудь, дайте мне обучение это». И там начальник в тот момент был. Тогда они начали предлагать. Меня это заинтересовало, они сказали ждать звонка. Пока жду, — говорит Денис.

«Хочу получать зарплату, отпуск»

Чтобы хоть чем-нибудь заниматься, Денис на днях неофициально устроился в автосервис:

— Я в интернете посмотрел, какие тут есть автосервисы. Нашел один, позвонил туда, спросил, не нужны ли им рабочие руки. Я им объяснил свою ситуацию, сказал, что приступы только ночные. Они мне говорят: «Ну ладно, чё, ничего страшного». Вчера вот отработал в первый раз с часу дня до семи вечера. Как за стажировку заплатили мне 500 рублей. Пока так — дальше не знаю, будут ли официально оформлять. О будущей зарплате мы еще не говорили.

Серьезных планов у Дениса пока нет. Он признается, что иногда хочет вернуться в Татарстан, где у него была работа, но оставить пожилого отца одного не может.

— Просто я хочу работать официально на предприятии, получать официальную зарплату, чтобы шел пенсионный стаж, каждый день у меня был час на обед, отпуск. Обычная трудовая атмосфера, коллектив, профсоюз. Все, как положено, — с грустью в голосе заключает Денис.

Как считаете, справедливо недовольство героя публикации?

Да, он может и должен работать
Нет. Работодатели правильно делают, что не берут на себя риски
Спорный вопрос. Выскажусь в комментариях

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED1
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления