RU74
Погода

Сейчас+12°C

Сейчас в Челябинске

Погода+12°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +10

0 м/c,

738мм 67%
Подробнее
5 Пробки
USD 88,44
EUR 96,24
Политика Бизнес стремится к власти

Бизнес стремится к власти

До предстоящих выборов в городскую думу Челябинска осталось три месяца. Количество заявивших о своем желании принять участие в выборах пока невелико, но, по прогнозам специалистов, борьба все же будет, и будет весьма интересной. Пока наиболее активно проя

" src=

До предстоящих выборов в городскую думу Челябинска осталось три месяца. Количество заявивших о своем желании принять участие в выборах пока невелико, но, по прогнозам специалистов, борьба все же будет, и будет весьма интересной. Пока наиболее активно проявили себя в подготовке к кампании представители челябинского бизнеса. Они и так имели неплохое количественное представительство в думе и, судя по всему, горят желанием упрочить свои позиции. Хорошо это или плохо? Как мощный приход бизнесменов в городскую законодательную власть повлияет на остальные социальные категории южноуральской столицы? Об этом корреспондент Chelyabinsk.ru побеседовал с Владимиром Бодровым – человеком, имеющим немалый опыт работы в общественной организации, объединяющей коммерсантов Южного Урала. УФСБ – в такую аббревиатуру складывается полное название Уральской федерации содействия бизнесу, в которой Владимир Бодров является членом совета.

– Владимир Владимирович, в нашем регионе бизнес идет во власть достаточно давно и имеет на этом поприще определенные успехи. Представителей бизнеса немало в областном Законодательном собрании, в городской думе Челябинска, даже два первых заместителя губернатора имеют немалые навыки работы в бизнес-структурах. А зачем бизнесу нужна власть? От власти вы ожидаете каких-то преференций? Защиты своего бизнеса?

– На самом деле, не о преференциях и не о защите бизнеса нужно вести речь. Если анализировать стремление представителей бизнеса поработать во властных структурах и задаться вопросом, а зачем им это нужно, то ключевой момент здесь совершенно иной. Бизнесу необходимо сформировать правила игры, правила взаимоотношений. Недопустима ситуация, когда власть диктует бизнесу правила игры, не учитывая при этом мнение самих бизнесменов, мнение общества. Если бизнес и власть сумеют найти общий язык и установят взаимовыгодные правила взаимодействия, это пойдет на пользу обществу.

– Но поход бизнеса во власть утвердил в обществе мнение, что выиграть выборы теперь можно только с помощью денег…

– Давайте посмотрим, как на сегодняшний день формируются законодательные органы власти в стране, те же Государственная дума или Заксобрание. Туда попадают либо руководители и владельцы каких-то значимых предприятий, либо лидеры общественного мнения. И это совершенно нормальная схема. Вы говорите, что во власти сегодня мало людей, что называется, «от сохи» и «от лопаты». Но какие проблемы? Пусть эти люди проявят себя в общественной жизни! Чем они будут активнее, тем у них больше шансов попасть во власть! За счет этого, в том числе, и происходит ротация. Посмотрите: даже если брать партийный срез, каждый созыв в Государственную думу отличается от другого. Коммунистов сменила «Единая Россия», появились и исчезли «яблочники». Как только какая-то партия перестает быть лидером общественного мнения, ее сразу меняет другая. И деньги здесь ни при чем. Если гражданскую позицию какого-то конкретного человека поддержит общество, то ничто не помешает ему пройти во власть! Возьмите тех же военных, которые, не имея значительных средств, выбирались и в Государственную думу, и побеждали на выборах в регионах. Понятно, что только одного желания попасть во власть недостаточно, нужно еще и внутреннее состояние, и харизма, и достаточно серьезная проделанная работа, чтобы быть во власти.

– На ближайших выборах в городскую думу Челябинска насколько активно проявят себя представители бизнеса?

– Очень активно. И предстоящие выборы будут наиболее жаркими по сравнению со всеми предыдущими. Вот только, рассуждая о предвыборной активности челябинского бизнеса, необходимо расставить некоторые оценки. Человек, торгующий в киоске, – это тоже бизнесмен. Но можно ли его сравнивать с руководителем завода? Нужна некая градация: есть люди просто от бизнеса, а есть категория людей, имеющих в бизнесе серьезный хозяйственный опыт, опыт работы с сотнями подчиненных, в рамках своего бизнеса решающих социальные проблемы города. Именно последние имеют большее понимание работы с обществом. Бизнес и власть в Челябинске имеют немало точек соприкосновения. Пример? Вопросы строительства. Бизнесмены готовы вкладывать немалые деньги в возведение красивых домов, развлекательных комплексов, торговых центров, но эти объекты будут безжизненными коробками, если к ним не подвести соответствующие коммуникации, не обеспечить транспортные развязки. А у города на новые дороги и новые трубопроводы нет в бюджете денег. Поэтому власть и бизнес в этом вопросе должны разделить ответственность и финансовую нагрузку, найти взаимодействие. И бизнесмену с чиновником проще найти общий язык именно на заседании городской думы, имея депутатские полномочия.

– Мэр Челябинска у нас – профессиональный чиновник. А может быть лучше, если город возглавит бизнесмен? Может ли такое случится уже на ближайших выборах?

– На все воля народа (улыбается) На сегодняшний день я не вижу альтернативы Вячеславу Тарасову. Я не знаю ни об одной АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ПРОГРАММЕ развития Челябинска не «по-тарасовски». Критика действующего мэра есть, а альтернативной адекватной, убедительной и поработанной программы нет. Гипотетически мэром может стать человек бизнеса, наладивший работу на своем предприятии и, с учетом своего опыта, «выросший» до уровня города. Примеры подобного перехода от бизнеса во власть есть.

– Возьмем двух челябинских бизнесменов, давно занимающихся политикой, Михаила Юревича и Валерия Гартунга. Несмотря на солидный и практически одинаковый стаж пребывания в Госдуме, Юревич так и остается бизнесменом, а Гартунг превращается в профессионального политика. Возможен ли в принципе переход бизнесмена в политика и интересна ли подобная перспектива лично вам?

– Говоря о возможности перехода бизнесмена в политика и приводя в пример Валерия Гартунга, вы сам ответили на собственный вопрос: да, возможно. Нужна ли такая стезя лично мне? Политика – это тот же самый рынок. Человек, идущий на выборы и желающий стать депутатом, предлагает себя как некий товар, даже инструмент, показывающий, что он может и чего он хочет. Если такой человек людьми востребован, они его выбирают. И человек свои энергию, знания и умения и направляет туда, где они востребованы. Востребована больше политическая составляющая – человек развивается с учетом этого факта. Людям нужнее бизнес-сторона – превалировать начинает этот момент. Как в данном контексте сложится моя судьба, предположить сложно, но примерную логику перспективы я вам передал. Я многое знаю, многое умею, и если буду востребован как политик, приложу все свои усилия, чтобы им стать.

– Владимир Владимирович, почему в России есть Партия пенсионеров, но нет Партии бизнесменов? Почему максимум, на что способна ваша социальная категория, – это объединение в общественные, а не в политические организации?

– Хороший вопрос (смеется). Есть на то объективные причины. Нет общей площадки, на которой можно было бы создать единую Партию бизнесменов, нет единой идеологии. Можно быть очень похожими бизнесменами, допустим, руководителями схожих по объему металлургических предприятий, но иметь совершенно разные идеологические взгляды и партийные пристрастия. Есть бизнесмены – члены «Единой России»; кто-то состоит в КПРФ или в СПС. Главное в партии – идеологическая платформа и общность согласных с ней людей. И во всем мире еще никому не удалось подвести идеологическую платформу в целом под бизнес как под некий политический инструмент.

– Сколько нужно денег, чтобы победить на выборах в городскую думу Челябинска?

– Думаю, что немного. Финансовый порядок затраченных средств определен законом, а все остальное в денежном выражении твердого эквивалента не имеет. Во сколько оценить авторитет того или иного кандидата? Как оценить решимость его команды добиться успеха? Сколько стоят добрые отношения к кандидату его знакомых, могущих бесплатно помочь ему в ходе предвыборной агитации? Есть понятие стоимости предвыборной кампании, но поверьте, это словосочетание вовсе не означает конкретное количество денег, затраченное кандидатом.

– Об участии в выборах заявил Виталий Рыльских, есть информация об участии в выборах Артура Никитина. Наверняка будут агитировать за себя и другие коммерсанты, уже добившиеся в бизнесе очень серьезных успехов. А им-то что нужно от городской думы?

– Ответ на этот вопрос и простой, и очень сложный одновременно. У нас у всех есть постоянное стремление к собственному самовыражению. Добился успеха – хочется сделать что-то еще более успешное. Порой это стремление не измеряется заработанными деньгами или какой-то прямой выгодой. Взять нашу Уральскую федерацию содействия бизнесу. Зачем мы объединились? Мы ведь не получаем здесь зарплату, не решаем для себя личные бизнес-вопросы, мы говорим, что в рамках организаций хотим улучшить систему взаимоотношений власти и бизнеса. И вхождение во власть для многих бизнесменов – это тоже одно из направлений самовыражения. Подобная позиция весьма близка и мне лично.

– Владимир Владимирович, в чем отличие Уральской федерации содействия бизнесу от остальных общественных организаций?

– В Челябинске откровенно мало общественных структур, которые были бы озабочены решением проблем малого и среднего бизнеса, которые работали бы над улучшением взаимоотношений между бизнесом и властью. Имеющиеся структуры либо имеют исключительно узкую направленность, либо представлены одним-единственным человеком и работают на решение проблем лишь своего лидера. Уральская федерация содействия бизнесу структурно строит принципиально иную систему взаимоотношений. Мы не выпячиваем вперед какого-то одного лидера, не занимаемся раскруткой единственного человека. Хотя порядочных и серьезных людей, зарекомендовавших себя в бизнесе, и в нашей организации хватает. Но мы распределили среди них круг обязанностей, утвердили, кто за что отвечает, и решили, что строим коллегиальную общую площадку. И это больше отвечает как интересам всего общества, так и отдельного бизнесмена – члена Уральской федерации содействия бизнесу. Если кто-то в рамках организации желает заявить о себе более активно – милости просим, но вся структура «пахать» на одного лидера, укреплять его авторитет и имидж в единственном числе не станет. У разных членов нашего совета, соответственно, разный опыт ведения бизнеса: кто-то преуспел в строительстве, кто-то в маркетинге, кто-то в консалтинге, кто-то в юридической практике. И тем не менее, в организации они все равны, нет разделения на младших и старших. Зачем? И без того поводов для самовыражения хватает.

– Сейчас модно рассуждать о социальной ответственности бизнеса перед обществом. Причем вопрос этот в первую очередь поднимают не бизнесмены, а представители власти. Что вы думаете по этому поводу?

– Посмотрите, три игрока на поле: государство, общество и бизнес-структура. Фактически формирование бюджетов всех уровней зависит от того, насколько хорошо работает бизнес, платит налоги, перечисляет государству деньги, из которых и финансируются различного рода социальные программы для общества. И по идее, государство как здравомыслящий властный орган должно пестовать и лелеять бизнес-структуры. Потому что никто другой денег государству больше не приносит. Понимая это, представители государства, тем не менее, активно поднимают вопрос социальной ответственности бизнеса перед обществом и властью. Создается двойственная ситуация. На сегодняшний день бизнесмен ответственен перед своими сотрудниками, которые должны получать достойную заработную плату. Чем мощнее и интереснее развиваются бизнес-процессы, тем больше люди получают денег. Что, соответственно, стимулирует потребительскую корзину: человек, имея деньги, идет покупать товары. Бизнесмен ответственен перед потребителями, он обязан соблюдать законы потребительского рынка и должен предоставить гарантии качества. Бизнесмен ответственен перед государством, он обязан регулярно и в полном объеме платить налоги. И, кстати, о налогах. Существуют прямые налоги и косвенные, доминанта тех и других характеризует экономическое состояние страны. До недавнего времени самым собираемым налогом в стране был НДС – налог на добавленную стоимость. Но сегодня мы подошли к такому порогу, что у нас налог на прибыль в суммарном выражении стал выше, чем НДС. Это показывает, что бизнес работает, формирует прибыль, соответственно, выплачивая в казну больше налогов. Вот она – база социальной ответственности бизнеса!

– Как представители бизнеса относятся к инициативам Владимира Путина по построению вертикали власти, в частности, к процедуре назначения главы региона?

– Мое мнение таково, что законодательную базу можно было совершенствовать и без столь кардинальных решений, как указ о назначаемости губернаторов. На сегодняшний день в России существуют законы, позволяющие установить режим прямого президентского правления практически в любом регионе страны. Есть проблемы в отдельно взятом регионе, нужно решить их «сверху», назначив на должность регионального лидера нужного президенту «правильного» губернатора – нет проблем. Но зачем обобщать? Ситуацию в регионах мог бы исправить закон о банкротстве.

– ???

– Имею в виду банкротство региональной власти. Субъект федерации – это то же предприятие, где механизм введения банкротства более-менее отрегулирован. Если предприятие плохо работает: управленческая структура не выполняет своих обязанностей, работникам не выплачивается заработная плата, – то вводятся определенные санкции, меняется менеджмент, на территорию приходит внешний управляющий. За невыплату заработной платы руководителю предприятия можно сегодня предъявить обвинение и посадить в тюрьму. Нормальная площадка, позволяющая регулировать жизнь в регионе, активно стимулировать изменения к лучшему и уже обкатанная в рыночных условиях.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления