16 июля четверг
СЕЙЧАС +30°С

Маленький, но гордый бизнес: деревянная посуда и доски для кухни прославили челябинку на всю страну

Татьяна работает с магазинами в Москве и Карелии, челябинскими ресторанами и частными заказчиками

Поделиться

За три года Татьяна расширила круг заказов от частных клиентов до ресторанов по всей России

За три года Татьяна расширила круг заказов от частных клиентов до ресторанов по всей России

Три года назад мы рассказали о челябинке Татьяне Дудаладовой, которая в декрете начала выжигать по дереву и превратила хобби в семейный бизнес. После публикации на 74.RU на нашу героиню обрушились комментарии, полные скепсиса. Многие не верили, что это ремесло может быть стабильным и доходным делом. Читатели предлагали посмотреть, что станет с ним спустя несколько лет. Пришло время проверить! Мы встретились с основательницей Kronatree снова, но теперь уже не у неё дома, а в новом просторном цехе. Оказалось, что после того интервью на неё обрушилась не только критика, но и пошли заказы. Она всё так же работает с мужем и отцом, и клиенты у семьи есть даже во время пандемии. Заказы поступают из разных городов страны — от частных покупателей, ресторанов, от магазинов из Москвы и Карелии. Как делают деревянную посуду, разделочные и сервировочные доски и расширяют географию продаж, несмотря на кризис, Татьяна рассказала в нашей новой рубрике «Маленький, но гордый бизнес».

Видео: Леонид Меньшенин

Звонок на море

Материал про кухонные доски и деревянную посуду ручной работы вышел на нашем сайте в июле 2017 года. На следующий день после его публикации Татьяна с семьёй улетела на отдых. Лёжа на пляже, она читала комментарии и, признаётся, сначала переживала.

— Много было комментариев, — смеётся Татьяна. — Писали, что это долго не продлится, что это баловство, и вообще — кому это нужно? Я очень расстраивалась. А потом раздался звонок. Буквально через неделю с нами связался ресторан «Родня». И если до этого у нас были частные единичные заказы, то тут мы получили заявку на крупную партию. Мы поняли, что это нужно не только для домашней кухни и на подарки, но и корпоративным клиентам.

Татьяна взялась за выжигание по дереву в декрете. Так она отдыхала от домашних дел, воспринимая новое увлечение как своеобразную медитацию

Татьяна взялась за выжигание по дереву в декрете. Так она отдыхала от домашних дел, воспринимая новое увлечение как своеобразную медитацию

Для «Родни» семья сделала несколько десятков досок для подачи шашлыка. Изделия были разного размера и разной формы — от небольших до крупных, банкетных.

Сегодня у предпринимателей среди заказчиков большое количество ресторанов не только из Челябинска, но и других городов России. А в ассортименте — более 100 позиций.

— Домашнее использование и ресторанная нагрузка разные, поэтому и обработка досок должна быть иной. Мы поменяли технологию. Если раньше вымачивали доски в ванне с льняным маслом по несколько суток, то сейчас срок обработки сокращён до 4 дней, — рассказывает Татьяна. — Используем профессиональные немецкие масла. Они сертифицированы, предназначены для изделий, которые контактируют с пищевыми продуктами.

Правда, каким бы ни было качество обработки, при частом использовании досок верхний слой масла всё равно смывается. На этот случай семья Дудаладовых предусмотрела гарантийное обслуживание. Когда появляется необходимость, мастера забирают свои изделия из ресторанов, заново их шлифуют и покрывают новым слоем масла.

— Претензий по качеству нет, ещё ни одну доску не вернули, — говорит Татьяна.

Сказать, сколько досок в месяц они теперь делают, наша героиня не может. Объёмы однозначно увеличились, но они всё время разные.

Каждое изделие обрабатывается вручную

Каждое изделие обрабатывается вручную

— В один месяц может быть 150 досок от одного заказчика и 30 — от другого. В следующем месяце мы можем уехать в другой город на ярмарку, продать там 200 досок и получить заказ ещё на 100 изделий, — рассказывает она.

При этом производство досок — это только одно из направлений семейной мастерской. За три года Татьяна с отцом и мужем научились делать деревянную посуду, двери, окна, приклады для ружей, ручки для ножей и даже скворечники, которые стоят сейчас в челябинских парках.

«Манежницы» и «манишницы»

Несмотря на большой спрос среди ресторанов, с частными заказчиками Татьяна по-прежнему продолжает работать. И если для гравировки на больших заказах она использует лазер, то на индивидуальных изделиях, особенно подарочных, выжигает рисунки только вручную.

— Когда мы начали заниматься изготовлением досочек, у меня был советский выжигатель 1987 года. Он профессиональный, но уже взрослый, — рассказывает предпринимательница. — С тех пор ничего не изменилось. Я перепробовала много разного оборудования, но китайское не сравнится. Сейчас у меня пять выжигателей с разными насадками, разными иглами, мощностями, но они всё те же — 1985, 1987 года выпуска. И пока я лучше не встречала.

Татьяна перепробовала разные выжигатели, но советские оказались лучшими

Татьяна перепробовала разные выжигатели, но советские оказались лучшими

А вот количество конкурентов за это время у Татьяны значительно выросло. Правда, это её не пугает. Напротив, даёт стимул к развитию, постоянно придумывать что-то новое. Идей у мастера много, но реализует она далеко не всё, что приходит в голову. К производству у неё выработался настоящий бизнес-подход. Каждый раз перед запуском нового изделия она спрашивает себя: «А надо это? Кому потом продавать»? Чаще всего товар выходит на рынок уже после того, как о нём начинают просить сами клиенты.

К слову, заказчики уже начали хорошо разбираться в подобных предложениях. И даже среди старшего поколения очень высокий спрос на деревянные изделия.

— За годы это стало очень модно, но без казусов ещё не обходится, — улыбается наша героиня. — Бывает, на ярмарке подойдёт бабуля и начинает спрашивать вместо менажницы то «манежницу», то «манишницу». Объясняем, что это такое, помогаем выбрать.

Менажница — это блюдо, разделённое на несколько ячеек, благодаря этому в него можно положить разную еду, не смешивая её между собой

Менажница — это блюдо, разделённое на несколько ячеек, благодаря этому в него можно положить разную еду, не смешивая её между собой

Очень популярны сегодня винные столики. Их семья тоже разработала как раз таки по просьбе заказчиков. Стоимость такого изделия — 4,5 тысячи рублей.

— Цена зависит от дерева, — объясняет Татьяна. — Самые дорогие позиции — из дерева грецкого ореха, они большие, массивные. Также мы используем в производстве шелковицу, кавказский ясень, горный карагач, дуб кавказский и дальневосточный. Дальневосточный дуб — очень красивый, насыщенный, плотный. Кавказский дуб — менее плотный, зато у него безумно красивая фактура. Но даже из одной породы дерева изделия всегда будут разные. Рисунок и цвет никогда не повторятся. Почему они разные? Цвет зависит от влаги в почве, от того, как солнце падало. Чем ближе к воде росло дерево, тем древесина темнее.

Раньше все продажи досок и посуды шли через инстаграм, на ярмарках и по сарафанному радио. А недавно Татьяна открыла для себя новый канал.

— Как-то раз мой знакомый сказал, что надо попробовать выставить объявление на «Авито». Я думала, там только старые ботинки продают, но рискнула, и пошли заявки, — рассказывает она.

Магазинов в Челябинске у семьи пока нет. Зато есть представительства в Москве, Карелии, Тюмени.

— В наш бизнес не верили, но спустя время могу сказать, что есть ценители, — отмечает основательница Kronatree. — Есть люди, кому это нужно, для которых мы стараемся. Я каждый день получаю отзывы и фотографии с завтраками на наших досочках. Это безумно приятно и очень вдохновляет.

Из кухни — в цех

Начинала Татьяна выжигать на кухне в своей квартире. Сегодня в её распоряжении цех в три этажа, где есть место для создания изделий, их обработки и декорирования. Семья утверждает, что развить бизнес смогла без привлечения кредитов.

За годы семья придумала множество форм досочек и тарелок — на все случаи сервировки

За годы семья придумала множество форм досочек и тарелок — на все случаи сервировки

— Когда мы стартовали, у моего отца было столярное помещение в своём доме и оборудование практически всё, но только бытовое. Начальный капитал тогда составил примерно 60 тысяч рублей. Эти деньги ушли на закупку древесины, из которой мы начинали первые свои изделия делать, — рассказывает наша собеседница. — Всё остальное приобретали на оборотные средства. Ни одного кредита не взяли. И даже цех купили без привлечения инвестиций.

Вложения продолжаются и по сей день. При больших объёмах работы фрезеры, шлифовальные машинки, шкурки буквально горят.

Заказов стало больше, производственную площадку расширили, но в штате пока всё так же три человека.

— Возможно, мы как-то время распределили по-другому, опыт пришёл, большая база уже наработанных рисунков, да и мастерство с годами улучшилось. Пока расширяться не планируем, — говорит Татьяна. — И да, предвидя вопросы про налоги, сразу скажу: мы официально оформлены как самозанятые, налоги платим.

Муж Татьяны работал юристом, но когда бизнес стал развиваться, оставил профессию. Теперь это их семейное дело

Муж Татьяны работал юристом, но когда бизнес стал развиваться, оставил профессию. Теперь это их семейное дело

Совместная закупка в пандемию

Кризис из-за коронавируса мастера почувствовали. В карантин отменились поездки на пять мероприятий в разных городах России. Но семья смогла найти вход.

— Мы должны были поехать в Санкт-Петербург, Казань, Екатеринбург, Пермь и в Тюмень, — перечислила Татьяна. — Часть мероприятий отменили, часть перенесли на другое время. Я прекрасно понимаю, что посуда деревянная — это не вещь первой необходимости, поэтому мы запустили антикризисную акцию «Минус 40 процентов» на все свои изделия, благодаря чему собрали большой оптовый заказ. Грубо говоря, это была совместная закупка по всей стране. Так мы обеспечили себя работой. На акцию откликнулось большинство наших постоянных заказчиков и новых клиентов. Ни одного дня во время карантина мы не сидели без дела.

Чаще всего у Дудаладовых заказывали менажницы и подарки, причем так: клиент находился в одном городе, а человек, которому нужно было отправить презент, — в другом.

— Люди из Москвы отправляли через нас подарки своим родственникам в Санкт-Петербург, потому что не было возможности лично поздравить, — объясняет Татьяна.

На вопрос, не надоел ли этот бизнес, основательница Kronatree не задумываясь отвечает твёрдо: «Нет».

По словам пары, семейный бизнес им даётся легко. Конфликтов из-за работы практически не бывает

По словам пары, семейный бизнес им даётся легко. Конфликтов из-за работы практически не бывает

— Это огромнейшее удовольствие. Мы объехали много разных городов, познакомились с интересными людьми, мастерами, многие из которых стали нашими друзьями, — рассказывает она. — Бывает, я думаю, насколько это перспективно. И пока вижу, что есть развитие. Мы сами творцы своей судьбы. Пока у нас такой путь, он нам нравится, мы по нему идём. Куда он дальше заведёт — неизвестно. Сейчас я счастлива.

Если вы хотите поделиться историей маленького, но самого большого дела в вашей жизни, напишите нам на редакционную почту 74.RU 74@rugion.ru или в мессенджеры по номеру +7–93–23–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК47
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!