25 февраля четверг
СЕЙЧАС -26°С

Суд прекратил дело сотрудницы ФСБ, сбившей врача на переходе в Челябинске

Пострадавшего фельдшера скорой помощи признали недееспособным

Поделиться

Илья Онянов попал под колеса Subaru на переходе в Парковом, когда шел на работу

Илья Онянов попал под колеса Subaru на переходе в Парковом, когда шел на работу

Поделиться

Сотрудница ФСБ избежала наказания за сбитого на переходе врача

3 февраля Челябинский гарнизонный военный суд прекратил уголовное дело в отношении 41-летней Марины Гладских в связи с примирением сторон. Жене и матери пострадавшего 32-летнего Ильи Онянова, который в результате аварии стал полностью недееспособным, она выплатила в общей сложности 600 тысяч рублей в качестве компенсации причиненного вреда. Об этом из зала заседаний передает журналист 74.RU.

Ходатайство о прекращении уголовного дела сторона потерпевшего заявила еще на прошлом заседании в середине января. Но суд с вынесением решения повременил, запросив из больницы, мэрии и Курчатовского райсуда необходимые документы о состоянии Ильи Онянова. В ноябре челябинца признали недееспособным, опекуном стала его мать.

В суде также рассмотрели заключение эксперта бюро судмедэкспертизы, признавшего, что пострадавшему причинен тяжкий вред. Сейчас Илья Онянов — инвалид I группы, у него серьезные психические, языковые, поведенческие и другие нарушения, которые не позволяют ему участвовать в судебных заседаниях.

Несмотря на тяжкие последствия аварии для пострадавшего медика, прекращение этого уголовного дела поддержали все участники процесса. На вопрос суда представители потерпевшего подтвердили, что такое заявление сделали осознанно и на них никто не давил.

Адвокат Гладских уточнил, что для прекращения уголовного дела соблюдены все три необходимых условия: преступление небольшой тяжести и совершено впервые, вред заглажен и стороны примирились. Подсудимая поддержала эту позицию.

— Вы считаете, что примирение состоялось? — спросил у нее судья.

— Да, — еле слышно ответила Марина Гладских.

— Вы загладили причиненный ущерб?

— Загладила, — точно так же сказала сотрудница ФСБ.

Гособвинитель подчеркнул, что в соответствии с Пленумом Верховного суда способ заглаживания вреда определяют сами потерпевшие.

— Представители потерпевшего в судебном заседании полностью подтвердили, что произошло примирение, и приняли в счет возмещения ущерба денежные суммы, которые прописаны ранее в их исковых заявлениях, — объяснил свою позицию в суде представитель военной прокуратуры. — С учетом того, что в настоящее время сам пострадавший не может принимать участие в судебном заседании, в суде установлен факт опеки над ним, и представители потерпевшего согласились с примирением сторон, считаю прекращение уголовного дела возможным.

Сумма выплаченной компенсации не фигурировала ни в речи гособвинителя, ни в словах защитника, но стала известна в момент, когда судья изучал расписки потерпевших о получении средств. Согласно им, подсудимая выплатила родственницам Ильи Онянова по 300 тысяч рублей. Еще несколько платежей на общую сумму около 210 тысяч Марина Гладских перевела матери пострадавшего фельдшера с мая по ноябрь 2020 года. Судя по всему, эти деньги пошли на лечение медика в стационаре и после его выписки.

Жизнь Ильи Онянова и его родных разделилась на до и после ДТП

Жизнь Ильи Онянова и его родных разделилась на до и после ДТП

Поделиться

Родные Ильи Онянова оказались не готовы пообщаться с 74.RU в суде. Марина Гладских на нашу просьбу о комментарии ответила, что руководство запретило ей разговаривать с представителями СМИ. В перерыве, когда судья удалился в совещательную комнату для вынесения решения, наш журналист стал свидетелем того, как подсудимая заявила, что не намерена прекращать помогать семье пострадавшего медика с его лечением.

Авария произошла 22 мая 2020 года около 08:40 в Парковом, напротив дома на улице Профессора Благих, 59. 32-летний фельдшер скорой помощи Илья Онянов переходил дорогу к остановке по пути на работу, когда его за рулем Subaru сбила 41-летняя сотрудница ФСБ Марина Гладских. В ежедневную сводку, которую обычно рассылает СМИ отдел пропаганды Госавтоинспекции, этот случай тогда не попал. О нем журналисты узнали гораздо позже, когда коллеги пострадавшего мужчины попытались поднять общественный резонанс, опасаясь, что дело могут замять.

Ранее сотрудница ФСБ заявляла ГИБДД, что пешеход выскочил из-за попутной машины и она его просто не увидела. Но автотехническая экспертиза заключила, что у водителя Subaru была возможность избежать наезда на мужчину.

Медик получил множественные травмы и впал в кому. Коллеги пострадавшего из областной клинической больницы № 3 больше месяца боролись за его здоровье. Сейчас фельдшер до сих пор не оправился от аварии — заново учится делать простые вещи, например, держать ложку и самостоятельно есть, также у него серьезные провалы в памяти, он прикован к постели. Илье предстоит длительная и дорогостоящая реабилитация.

Уголовное дело Гладских по части 1 статьи 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека) поступило в Челябинский гарнизонный военный суд в ноябре 2020 года. Разбирательство проходит в открытом режиме, но еще на первом заседании журналистам попытались запретить присутствовать в зале — на этом внезапно настаивали родные пострадавшего врача. Суд отклонил это ходатайство, но фотосъемку запретил, объяснив это защитой личности подсудимой и угрозой безопасности ее семьи.

Почему такая компенсация? Объясняет юрист

Как в случае примирения сторон определяется размер компенсации вреда, мы спросили у челябинского юриста Александра Щербинина. Он уточнил, что размер выплаты или иной способ, которым виновник ДТП может загладить вину, выбирают сами потерпевшие.

— Если речь идет о примирении, то есть потерпевшие говорят, что им заглажен вред и они не имеют никаких претензий к виновнику ДТП, то суд не обязан и не должен проверять, как именно перед ними этот вред заглажен: деньгами, извинениями, просто выражением соболезнования и так далее, — комментирует эксперт. — Если бы речь шла не о примирении, если бы дело рассматривалось, и потерпевшие не просили бы его прекратить и заявляли бы гражданский иск о возмещении компенсации морального вреда, просили, допустим, 10–15 миллионов, то суд при рассмотрении иска вынужден был бы высказаться об обоснованности такой суммы и определить, какую сумму взыскать. А когда речь идет не о взыскании в принудительном порядке, а о том, возмещен вред или нет, то здесь может быть любая сумма. Бывает, даже заявляют 1 рубль.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ118
  • ПЕЧАЛЬ8

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...