25 февраля четверг
СЕЙЧАС -22°С

Спаси и сохрани: челябинский художник восстанавливает древние иконы стоимостью в миллионы рублей

Реставратор Виктор Чичиланов сравнивает себя с доктором, следователем и судьей

Поделиться

Виктор Чичиланов позирует на фоне отреставрированных им икон, они — часть постоянной экспозиции челябинского музея

Виктор Чичиланов позирует на фоне отреставрированных им икон, они — часть постоянной экспозиции челябинского музея

Поделиться

Художник из Челябинска восстанавливает древние иконы за миллионы рублей

34-летний Виктор Чичиланов реставрирует иконы в челябинском музее изобразительных искусств. Он восстанавливает произведения XVI-XX веков, зачастую их стоимость измеряется в десятках миллионов рублей. Как не слишком религиозный молодой парень стал доктором для икон и почему ему приходится иногда быть еще следователем и судьей, Виктор рассказал 74.RU.

Особая задача реставратора — повесить икону в зале так, чтобы весь труд не пошел насмарку. Здесь важны и щадящие крепления, и то, как падает свет

Особая задача реставратора — повесить икону в зале так, чтобы весь труд не пошел насмарку. Здесь важны и щадящие крепления, и то, как падает свет

Поделиться

В мастерской Виктор работает за микроскопом: в его деле точность не бывает лишней. Порой образы святых меньше спичечной головки. Но мало просто разглядеть фигуры и подметить тонкости авторской манеры. Здесь важно понять, какие удары изображению нанесло время — трещинки, вздутая грунтовка, навсегда утерянные фрагменты.

Микроскоп — один из основных инструментов реставратора: только в многократном приближении можно понять, насколько сильно с течением времени пострадала икона

Микроскоп — один из основных инструментов реставратора: только в многократном приближении можно понять, насколько сильно с течением времени пострадала икона

Поделиться

— У меня зрение хорошее, можно и так увидеть, но под микроскопом видны мельчайшие детали, — объясняет Виктор Чичиланов. — Особенно, если какие-то сюжеты миниатюрные в иконе бывают, их сложно разглядеть и опасно прикасаться, потому что там мелкая и очень тонкая работа. Лучше под микроскопом работать. Например, удалять слои лака. Я делаю пробы — наношу растворитель в не очень ответственных местах (то есть по краям, на полях, там, где нет самого образа святого) и стараюсь делать это на небольших участках.

Когда одного изучения под микроскопом мало, Виктор относит иконы на рентген — так можно увидеть, было ли под изображением еще одно

Когда одного изучения под микроскопом мало, Виктор относит иконы на рентген — так можно увидеть, было ли под изображением еще одно

Поделиться

Виктор получил художественное образование, какое-то время и сам был иконописцем. Сейчас он тоже иногда создает лики святых, но чаще реставрирует. Восстанавливать средневековые доски учился в Москве — в Государственном научно-исследовательском институте реставрации (ГосНИИР), а позже в музее-заповеднике «Коломенское». О своей профессии Виктор рассказывает метафорически: реставратор словно врач для икон — ставит диагноз и берется за лечение. Иногда на стол мастерской попадают безнадежные пациенты, но практически всех можно спасти и сохранить.

Кисти у реставратора в несколько раз тоньше, чем у живописца 

Кисти у реставратора в несколько раз тоньше, чем у живописца 

Поделиться

— Разрушения на иконе — как раны у человека, — рассуждает художник. — Если не обработать антисептиком, попадут микробы, и будет болеть дальше, будет дальше идти разрушение, воспаления начнутся. Это как порезать руку: если не принять меры, то это зона для размножения бактерий, вирусов, а если вылечить, укрепить — человек или икона будет жить.

Эта икона самая ценная, с которой Виктору доводилось работать. Изображение Богоматери «Знамение» датируется XVI веком

Эта икона самая ценная, с которой Виктору доводилось работать. Изображение Богоматери «Знамение» датируется XVI веком

Поделиться

Впрочем, здесь важно не залечить, уточняет мастер. Один из главных принципов в его работе — оставаться на фоне автора невидимкой.

— На авторские краски мы никогда ничего не наносим, — говорит Чичиланов. — Мы только тонируем в местах утрат красочного слоя. Всё, что касаемо авторской живописи, — это неприкосновенно, недопустимо, потому что в таком случае мы вмешиваемся в историю. А самая суть — не навредить, не переписать историю, а сохранить ее в том виде, в каком она была. Если будем восстанавливать всё вокруг, мы потеряем саму старину. Она сольется с современностью, и вся ценность уйдет.

На этих створках утрачена довольно существенная часть изображения, но дорисовывать ее не стали специально — это может исказить первоначальный замысел

На этих створках утрачена довольно существенная часть изображения, но дорисовывать ее не стали специально — это может исказить первоначальный замысел

Поделиться

Часто у иконы не один автор, а несколько, да к тому же из разных эпох. В таких делах Чичиланову приходится работать следователем, который по крупицам воссоздает хронику — что и когда случилось с реликвией.

— Много загадок нахожу. Например, «записи» авторского изображения, — рассказывает реставратор. — Бывает, икона 18 века, а поновление 19 века. Это могло происходить, когда лаковый слой темнел, а раньше не знали, как удалять лак. Их «записывали» — писали новый образ поверх, накладывали новый слой грунта. Это мог быть тот же самый образ, а мог быть совершенно другой. Со старообрядцами связаны загадки — знаете, сколько их подделок до наших дней доходит! Там были искусные фальсификаторы. Это видно: они брали икону новую и врезали в нее более старую, маскировали всё это так, что даже сейчас не всегда заметно.

Чтобы вернуть иконам былую яркость, с них снимают старый потемневший лак 

Чтобы вернуть иконам былую яркость, с них снимают старый потемневший лак 

Поделиться

Икону могли «записывать» два-три раза, и тут реставратору необходимо решить, какой из слоев наиболее ценный по своим художественным характеристикам. Вынести вердикт в сложных случаях помогает реставрационный совет.

— Поновительская «запись» могла быть сделана совершенно непрофессионально. Тогда реставрационный совет решает удалить эту «запись», — говорит Чичиланов. — У меня как-то была очень страшная такая «запись», как будто ребенок нарисовал, а под ней авторская живопись, которая сохранилась очень хорошо, и там — шедевр!

Работает реставратор чаще всего с акварелью, потому что ее проще всего стереть с иконы и увидеть первозданный вид

Работает реставратор чаще всего с акварелью, потому что ее проще всего стереть с иконы и увидеть первозданный вид

Поделиться

Говорить о вере Виктор не любит, признается: «Это слишком личное». Хотя мужчина не скрывает, что знает многих настоятелей, да и в храм ходит нередко. Сами иконы реставратору тоже не раз доказывали, что от обычных картин они сильно отличаются.

— Бывает тяжело. Вот говорят «намоленные иконы». Я не буду утверждать, что такое существует, но бывает сложно подойти к иконе, не дается, как будто не разрешает к ней прикоснуться. Потом подумаешь, мысли соберешь, и через какое-то время получается, — рассказывает Виктор.

Реставрация одной иконы может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет

Реставрация одной иконы может занимать от нескольких месяцев до нескольких лет

Поделиться

Незнакомцы часто удивляются профессии Виктора, так что даже обычный поход к врачу или в банк превращается в долгий разговор.

— Где-то в каких-то сферах спрашивают профессию, когда анкету заполняешь, — делится реставратор. — Спрашивают, как я работаю, начинают: «А у меня от бабушки досталась икона, можно к вам обратиться?» Всегда говорю: «Пожалуйста, обращайтесь». Вот был случай: женщина подарила храму икону, а знакомый настоятель обратился за реставрацией. Она оказалась замечательная — XVIII век. Там потемневший лаковый слой, чеканный оклад металлический, он раньше еще посеребрен был. Бабушка понимала духовную ценность, но художественную — тут только специалист может распознать.

Гарантии на реставрацию нет: если икону поместить в идеальные условия, она может выдержать десятки лет, а если поместить в непредсказуемые, то новые разрушения, возможно, пойдут через месяц 

Гарантии на реставрацию нет: если икону поместить в идеальные условия, она может выдержать десятки лет, а если поместить в непредсказуемые, то новые разрушения, возможно, пойдут через месяц 

Поделиться

Чтобы оттачивать навыки, Виктор ездит на стажировки и тренируется на своих иконах — чаще всего простых, не имеющих высокой художественной ценности. Их он покупает на блошиных рынках. Но страх испортить музейные экспонаты всегда есть, признается мастер.

— Если кто-то говорит, что первоклассный реставратор не может сделать ошибки, это неправда, — говорит он. — Человеческий фактор всегда остается, никто не застрахован от ошибки. Когда перед тобой первоклассная живопись, страшно навредить. Такое у реставратора всегда есть и будет. Это духовный предмет, и это художественная ценность. Что на первом месте? Я не знаю, не могу для себя ответить.

Помимо икон Виктор реставрирует деревянные фигуры и бронзовые изделия

Помимо икон Виктор реставрирует деревянные фигуры и бронзовые изделия

Поделиться

Стоимость реставрационных работ разнится, но обычно объем измеряют в квадратных сантиметрах и даже миллиметрах

Стоимость реставрационных работ разнится, но обычно объем измеряют в квадратных сантиметрах и даже миллиметрах

Поделиться

Работы иконописцев XVI-XVIII веков часто приводят реставратора в замешательство: их мастерство настолько филигранно, что, кажется, недоступно современному человеку даже с учетом новейших технологий, а уж по тем временам и вовсе немыслимо.

— Сейчас, если что-то делать руками, человек уже ленивый стал, — считает Виктор. — Раньше же ручной труд был на первом месте. Разум и способности человека были заточены под эти особенности того времени. Для людей прошлого времени было нормально развивать способности, глаз был тренированный. Заточенный на это, поэтому зоркий, рука поставленная. Хотя и сейчас есть такие мастера. Сейчас есть больше возможностей. Но вкус был совершенно другой. И другое качество.

Деревянный ангел попал на стол Виктора Чичиланова без руки 

Деревянный ангел попал на стол Виктора Чичиланова без руки 

Поделиться

Еще одна статуя лишилась крыльев

Еще одна статуя лишилась крыльев

Поделиться

Часто Виктор работает с невьянскими иконами, их писали на горнозаводском Урале

Часто Виктор работает с невьянскими иконами, их писали на горнозаводском Урале

Поделиться

Часть икон ждут своего часа на полках мастерской

Часть икон ждут своего часа на полках мастерской

Поделиться

Следы реставрации можно разглядеть, если присмотреться вблизи. Так и должно быть — современный слой краски не должен смешиваться со старинными мазками

Следы реставрации можно разглядеть, если присмотреться вблизи. Так и должно быть — современный слой краски не должен смешиваться со старинными мазками

Поделиться

Бронзовые иконы встречаются реже, чем живописные. В собрании челябинского музея они есть, после реставрации их поместили в основную экспозицию

Бронзовые иконы встречаются реже, чем живописные. В собрании челябинского музея они есть, после реставрации их поместили в основную экспозицию

Поделиться

Челябинцы реставрируют не только иконы, но и новогодние украшения. Экономист Ольга Тяпкина дарит вторую жизнь старым дедам-морозам. Одна из ее работ поселилась в музее актера Александра Олешко.

Почитайте также вдохновляющую историю уральца, который оставил работу в Москве, чтобы писать пейзажи в Челябинске.

А еще посмотрите, как бережно распаковывают и хранят картины из Третьяковки в Челябинске.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться
Загрузка...
Загрузка...