«Дефект медпомощи» обрек семью на муки

Облсуд 20 июня рассмотрит дело по иску челябинцев Марии и Дениса Косман, в семье которых два года назад появилась на свет дочка Яна. Из-за грубейших дефектов медпомощи при родоразрешении ребенок остался глубоким инвалидом, девочка не живет, а при ежеминутном уходе родителей ведет вегетативное существование: она никогда не будет видеть, слышать, ходить, самостоятельно кушать. Суд первой инстанции взыскал в пользу семьи 1,4 млн рублей компенсации морального вреда, но врачи обжаловали решение, не признав ни исковые требования, ни вину. Детали истории – в материале Chelyabinsk.ru.

В 2014 году челябинцы Денис и Мария, уже воспитывающие шестилетнюю дочь, снова ждали желанного прибавления в семействе. Мария, как и положено, наблюдалась в женской консультации, в срок сдавала все анализы, делала скрининги. 10 июля 2014 года на сроке 38–39 недель в полдень женщина планово легла на госпитализацию в роддом ГКБ №9, где в 2008 году путем кесарева сечения родила и первую дочь, что было указано в диагнозе при поступлении.

Сопредставитель истцов, юрист Елена Меньшикова добавила в заключение, что кому-то может показаться, что суд взыскал в пользу семьи много денег. «Но если вдуматься в то, что пережили и переживают в первую очередь родители ребенка – то размер компенсации уже не кажется таким большим, – отметила Елена Меньшикова. – Мать девочки вся седая, отец разрывается между домом и работой, чтобы обеспечить ребенку должный уход и помочь жене. Денег уходит очень-очень много. Это большое горе и большой труд, потому что ребенка, какой бы он ни был, родители бросить не могут.

«Приблизительно к четырём часам вечера у меня начало тянуть живот и появились боли в пояснице, – вспоминает Мария Косман. – При этом я перестала чувствовать шевеления моей дочки. Я сначала попросила, а потом буквально со слезами умоляла медиков сделать обследование ребёнка, проверить сердцебиение плода, УЗИ + доплер. Но мои мольбы персонал не слушал и игнорировал, меня лишь посмотрели на кресле, сердцебиение не слушали, КТГ ни разу не сделали, а после отправили ждать, когда откроется шейка матки, и я начну сама рожать. При этом я говорила дежурному врачу, что в первые роды было то же самое – шейка матки не открылась, и пришлось экстренно делать кесарево. Но меня никто не слушал. Я страдала, рассказывая о своих переживаниях мужу по телефону».

В 19:00 у Марии начались схватки с интервалом 15 минут, она снова попросила медиков забрать ее на операцию, но в ответ получила те же самые слова: вы не в родах, состояние такое же, как и при поступлении. Роженица слышала, как пожилая акушерка говорила ее лечащим врачам, что пора брать женщину в родзал, что потом будет поздно, но врачи ответили: мы сами знаем, что делать, не надо нас учить. К девяти часам вечера терпеть схватки, отдающие в крестец, было уже фактически невозможно, ребенок не шевелился. Но медперсонал по-прежнему это не беспокоило. Женщину вновь с третьего этажа отправляли на первый терпеть в палату.

Лишь в 23:46 роженицу экстренно забрали на кесарево сечение. Но было уже действительно поздно. Доношенная девочка родилась с очень сильной асфиксией. Через четыре часа в крайне тяжелом состоянии ребенка перевели в реанимацию детской горбольницы №8, где она семь суток была на искусственной вентиляции легких. Затем малышку положили в детскую областную больницу, откуда вместе с мамой выписали лишь 12 декабря. Выписали лишь потому, что что-то лечить просто не было смысла. Лишь малая, самая страшная часть из букета диагнозов: атрофия мозга, частичная атрофия зрительных нервов, апаллическая (бодрствующая) кома, двусторонняя тугоухость.

За несколько недель после рождения Яны Мария, красивая молодая женщина, полностью поседела. Жизнь некогда счастливой семьи поменялась полностью. У Косманов вот уже два года нет ни выходных, ни праздников. Из-за ребенка, фактически ведущего вегетативное существование, к ним перестали ходить друзья и родные. С Яной кроме отца с матерью не может сидеть никто, а уход девочке нужен ежечасный. От недосыпа Мария падает в обмороки, у нее случаются провалы в памяти.

«Наша младшая дочь нуждается в круглосуточном уходе, так как она не глотает, кормится шприцом через зонд в животе, приходится убирать из носоглотки слюни и сопли специальным аппаратом, – плачет мама ребенка. – Каждое утро начинается с обработки ротовой полости, так как рот всегда открыт, зубов у ребенка нет, а ему уже два года, затем делаем обработку гастростомы (трубка в живот напрямую с желудком), профилактику пролежней (переворачиваем ребенка каждый час). Одной круглосуточно это делать невозможно, поэтому мне помогает муж. С 21:00 я ложусь спать со старшей дочерью в другую комнату до 02:00, а потом я сменяю мужа, потому что ему с утра нужно на работу. И так каждый день».

Между тем врачи своих ошибок не признали, лишь разводя руками и утверждая, что все делали как положено, а случившееся – результат патологий, развившихся не при родах, а во время беременности.

Фонд ОМС проводил проверку по жалобе роженицы. Согласно акту экспертизы качества оказания медпомощи от 17 ноября 2011 года, дефектов оказания медпомощи либо ошибок не выявлено. Проверку проводило и городское управление здравоохранения. Как сообщили в пресс-службе мэрии, кроме того, проводилась прокурорская проверка и проверка страховыми компаниями. Сейчас дело находится в апелляционной инстанции суда.

Поняв, что добиться наказания медиков не удастся, родители ребенка обратились в суд с иском о компенсации морального вреда. По определению суда была назначена экспертиза в Свердловском бюро СМЭ (судебно-медицинской экспертизы). В результате комиссия из четырех опытных экспертов пришла к выводу, что при родоразрешении Марии Косман врачи допустили дефекты оказания медпомощи.

Комиссия экспертов подтвердила, что акушеры не вели динамическую регистрацию состояния беременной, не исследовали состояние плода путем КТГ плода, УЗИ и доплера.

Все, кто хочет помочь семье Косман, могут перевести деньги на карту Сбербанка: 4276872039772083. Получатель Косман Мария Николаевна.

В заключении комиссии сказано: «...Указанные дефекты оказания медпомощи не позволили врачебному персоналу роддома своевременно диагностировать нарастание хронической фетоплацентарной недостаточности и развитие острого нарушения плацентарного кровообращения, повлекшие ишемически-гипоксическое поражение центральной нервной системы плода, угрожающую асфиксию плода, аспирацию мекониальными водами. Вследствие дефектов медпомощи экстренная операция кесарева сечения была выполнена запоздало, когда у плода имелась прогрессирующая тяжелая асфиксия».

Именно выводы комиссии экспертов Советский районный суд заложил в основу своего решения, взыскав в пользу маленькой Яны 600 тысяч рублей, в пользу родителей по 400 тысяч рублей.

Однако горбольница №9 иск не признала и подала апелляционную жалобу. 

«Мы полагаем, что решение суда первой инстанции является законным и справедливым, – рассказал представитель семьи Косман, юрист Алексей Булгалин. – Сумма денежной компенсации морального вреда, установленная судом, соразмерна степени страданий, прежде всего, нравственных страданий моих доверителей – родителей девочки, которые всю оставшуюся жизнь ежедневно будут нести бремя ухода за больным ребенком. Суд учел все обстоятельства дела, установлена юридически значимая связь между дефектами оказания медицинской помощи и тяжелым состоянием ребенка. Врачами не проводилась оценка плода – это основное доказательство, экспертное заключение, которое легло в основу решения суда. Там больше не нужно ничего переоценивать и перекраивать. Если решение будет изменено или отменено, мы полагаем, что это будет являться нарушением прав истцов Косман».

Алексей Булгалин пояснил, что в случае с Марией Косман счет шел на минуты, если не на секунды, и врачи должны были отреагировать на ее жалобы, сделать КТГ и доплер и сразу же провести кесарево. «Если бы они должным образом выполняли свои обязанности, они бы поняли, что плод страдает, – пояснил юрист. – Все технические возможности для грамотного и оперативного родоразрешения были, тем более Мария рожала в этом роддоме второй раз, что не мешало поднять историю, внимательно расспросить женщину».

Заседание в облсуде состоится 20 июня в 10:20. Chelyabinsk.ru cледит за развитием событий.

Фото: Фото предоставлены Марией и Денисом Косман

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter