21 августа среда
СЕЙЧАС +22°С

«Долгострой — наш второй ребёнок»: челябинская семья дважды лишилась жилья и осталась с долгом

Сперва дольщиков обманул застройщик, потом банк забрал квартиру из-за просрочки по ипотеке

Поделиться

Так выглядит недострой, на седьмом этаже которого должна была быть квартира Чечениных. Всё это время они платили ипотеку за воздух

Фото: Илья Бархатов

Павлу и Екатерине Чечениным из Челябинска по 35 лет, они воспитывают 12-летнюю дочь. Семье впору обзаводиться вторым ребёнком и радоваться жизни в новой квартире. Но они оказались обманутыми дольщиками, купив жильё в микрорайоне «Чурилово Lake City». Теперь своим вторым ребёнком пара называет долгострой и ипотеку, платежи по которой осилить не смогла. Так получилось, что жилья Чеченины лишились дважды: сперва их обманул застройщик, а затем из-за просрочки квартира перешла банку — такое решение принял суд. 74.ru побывал в гостях у семьи и узнал, как они живут со всем этим.

Готовясь к интервью, пара призналась, что рассказывать о своей проблеме им отчасти стыдно. Правда, мы причин стыдиться такой жизненной ситуации не нашли, ведь обманутыми во всей этой истории оказались именно они. Стыдно ли застройщику, который оставил сотни семей без жилья?

Оба супруга работают, но когда зарплата упала, они не смогли выбраться из кредитной кабалы

Оба супруга работают, но когда зарплата упала, они не смогли выбраться из кредитной кабалы

— Когда мы выбирали, где купить квартиру, риелтор посоветовала нам взять в «Чурилово Lake City», — вспоминает Павел Чеченин. — Транспорт, школы и садики, магазины — тут всё уже налажено. Активная реклама комплекса тогда везде крутилась, и только через один банк можно было взять ипотеку на дома в нём. За квартирами туда народ толпами шёл, мы даже бронь на свою квартиру перекупали, дополнительно платили 20 тысяч.

В марте 2016 года мы оформили ипотеку на 15 лет, купили студию со спальней в доме № 3.20. Квартира обошлась нам в 1,6 миллиона, это благодаря тому, что мы субсидию получили, а так она около 2 миллионов стоила. Он [застройщик] сделал всё, чтобы люди купили квартиры: процент по кредиту низкий, банк одобрял сделку сразу же и особых требований для субсидии не было. Пока ждали новостройку, начали снимать квартиру тут же, в Чурилово. Дочку в школу отправили, она в пяти минутах ходьбы. Жить нам негде — моя мама живёт в квартире-студии в «Парковом-2», а у жены родственники вообще в области живут.

Сейчас Павел, Екатерина и их 12-летняя дочь ютятся в этой «однушке» в Чурилово. Дом находится недалеко от их долгостроя

Сейчас Павел, Екатерина и их 12-летняя дочь ютятся в этой «однушке» в Чурилово. Дом находится недалеко от их долгостроя

— Когда мы покупали, дома строили активно, а потом какой-то шум пошёл, что стройка встала, — говорит Екатерина Чеченина. — А в ноябре 2016 года кран вообще убрали с площадки. Так и остались всего три этажа из десяти. И как раз в ноябре у меня проблемы с работой начались, заработок упал тысяч на 10. И как раз в этот момент пошла задолженность по ипотеке — мы просто не могли её уже платить. У нас тогда на семью доход был тысяч 50: я работаю бухгалтером в сетевом магазине, муж — оператор станков на заводе. 15 тысяч каждый месяц выходило за съём жилья с коммуналкой, 18 тысяч «съедала» ипотека, были ещё действующие кредиты. Денег оставалось в обрез на еду и оплачивать проезд до работы и обратно. Дочка в школе учится, там, сами знаете, постоянно нужно деньги сдавать: питание, фонд школы, фонд класса. А у нас ведь девочка… Тут лишний раз одежду какую-то не купишь. Про отпуск вообще молчим, мы помним о нём только до того момента, как ввязались в эту стройку.

Семья «купилась» на то, что микрорайон активно рекламировали, за квартирами там выстраивалась очередь из покупателей

Семья «купилась» на то, что микрорайон активно рекламировали, за квартирами там выстраивалась очередь из покупателей

Оформляя ипотеку, мы понимали, что впритык, но будем её оплачивать. Когда дела на стройке стали плохи, застройщик предложил нам написать дополнительное соглашение — по нему нам обещали оплачивать девять тысяч ежемесячно за квартиру, которую нам приходится снимать. Мы поверили, потому что эти деньги были бы не лишними. Подписали, но они нам ничего и не собирались оплачивать. Им это нужно было для того, чтобы создать видимость, что стройка продолжается. Как мы сейчас понимаем, именно в этот момент из компании «Речелстрой» и выводились деньги.

У нас была дважды просрочка по ипотеке. По первой я пошла в банк, взяла другой кредит и долг закрыла — это около 100 тысяч. Но надо было ведь и этот кредит оплачивать — задолженность заново стала копиться. Мы обращались за помощью к депутату. Но не успели попасть в эту программу помощи обманутым дольщикам. Хотели получить субсидию, чтобы хотя бы часть ипотеки закрыть. Но у нас ведь и дополнительное соглашение было на руках — по сути, мы согласились ждать сдачи домов, которая отсрочилась на полгода. Обращались и напрямую в банк, просили рефинансирования, но получили отказ. Ответ был в духе: «Вы взяли ипотеку — вот и платите». А депутату банк присылал красивые письма о том, как они переживают за дольщиков и идут навстречу.

Чтобы выплачивать ипотеку, семье приходилось во всём себе отказывать

Чтобы выплачивать ипотеку, семье приходилось во всём себе отказывать

Мы слышали о том, что можно подать на банкротство физлица. Но ведь для этого нужно быть абсолютным банкротом — не иметь работы, а мы же работали, пытались выплыть. Вроде бы не бездельники, зарабатываем, но мы не были готовы к тому, что нас на квартиру кинут. На работе все спрашивают: «Когда вы за вторым ребёнком пойдёте?» Да куда там, долгострой и ипотека — вот наш второй ребёнок, на которого все деньги уходят.

Уже во время судебного процесса по нашей квартире за долги мы обращались к директору регионального отделения банка, и нам помогали, как могли. Мы надеялись, что подпишем мировое соглашение: нам разработают другой график погашения и мы выплатим долг, но московское руководство банка отказало. В июне этого года суд всё-таки вынес решение в пользу банка — отдать им квартиру и остаток по ипотеке. Через месяц оно должно вступить в силу, и мы сейчас думаем — обращаться ли с апелляцией или уже смириться.

По решению суда квартира в недострое отошла банку. Но у семьи перед ним остался ещё долг в 400 тысяч

По решению суда квартира в недострое отошла банку. Но у семьи перед ним остался ещё долг в 400 тысяч

Независимая экспертиза оценила нашу квартиру в 1,2 миллиона рублей. Ну как квартиру… Воздух, по сути. Ведь наша квартира должна была быть на седьмом этаже, а построили-то в доме всего три и бросили его. И банку-то не выгодно её забирать — это долгострой. Мы уже согласны, пусть банк её забирает, чтобы мы больше ничего общего не имели с «Речелстроем». Но там остаток по долгу ещё 400 тысяч. Но тоже обидно, такие деньги ни за что отдавать. И при этом мы так и остались без жилья. Теперь мы в чёрных списках у банка из-за всей этой ситуации. То есть с обычных людей содрали, всё что можно, а Пязоку (директор обанкротившейся компании-застройщика «Речелстрой» Андрей Пязок. — Прим. ред.) ничего не будет. Нам впору уже ребёнку брать квартиру, а мы всё ещё своим жильём не можем обзавестись.

Впрочем, в Челябинске есть и положительные примеры, когда удаётся решить проблему долга перед банком за недвижимость. Пара оформила квартиру стоимостью в два миллиона рублей в ипотеку. Супруги внесли первоначальный взнос около 500 тысяч и исправно вносили ежемесячные платежи, ещё часть суммы погасили с помощью материнского капитала. Но спустя время семья не справилась с выплатами, и банк забрал жильё. Кредитор посчитал, что продажи жилплощади будет недостаточно для погашения долга, и потребовал от супругов выплатить остаток долга в размере более полумиллиона рублей. В июле суд отказал банку во взыскании с заёмщиков этих денег.

По словам специалистов, есть несколько вариантов, как решить проблему, если семья, взявшая ипотеку, попала в сложную жизненную ситуацию. 

— Есть такое понятие, как «ипотечные каникулы», — разъясняет руководитель кризисного центра, эксперт проекта ОНФ «Помощь заёмщикам» Вячеслав Курилин. — Но они действуют только полгода. Если люди взяли ипотеку, а потом произошла какая-то ситуация, связанная с ухудшением здоровья, или падение доходов, можно обращаться в банк с просьбой предоставить каникулы, и банк обязан их предоставить. Помимо этого у каждого банка есть свои программы, связанные с такими кризисными моментами у заёмщиков, нужно узнавать подробности у сотрудников вашего банка. Если кризисное явление носит долгосрочный характер, например, если работы год нет у человека, здесь на помощь может прийти реструктуризация долга в рамках дела о банкротстве физлица. И пока заёмную квартиру банк не продал, вернуть её, если заёмщики этого хотят, шансы есть. 

Когда человек входит в процедуру банкротства, ему предоставляют план реструктуризации долга, который предполагает, что за два-три года заёмщик сможет погасить не весь, а именно просроченный объём задолженности — тот, который скопился по графику. 

— Если он погашает этот долг, то он больше не считается банкротом, а значит, может вернуться в график и платить дальше свой кредит. Это реальный механизм, но о нём мало кто из заёмщиков-должников знает. В моей практике уже семь-восемь таких реальных примеров есть. Причём позиция банка в этом плане игнорируется. Если он против, но человек своим доходом способен погасить просрочку, то суд будет смотреть на материальную сторону вопроса. Ещё важный момент — рассматривается доход не только заёмщика-должника, но и его ближайших родственников. Они считаются не поручителями, а помощниками. У суда одна задача — увидеть, что человек сможет исполнить долг по кредиту. Исполнил — хорошо, если нет — недвижимость обратно к реализации возвращается, — добавляет юрист.

Застройщик находится в стадии банкротства, своих квартир ещё ждут сотни челябинских семей — обманутых дольщиков

Застройщик находится в стадии банкротства, своих квартир ещё ждут сотни челябинских семей — обманутых дольщиков

Стройка в «Чурилово Lake City» началась в 2015 году, но в середине 2016-го микрорайон «заморозили». Арбитражный суд Челябинской области ввёл процедуру конкурсного производства в компании-застройщике «Речелстрой». Уголовное дело о мошенничестве с деньгами покупателей квартир в будущем микрорайоне полиция возбудила в мае 2017 года, но следствие шло вяло. Сотрудники правоохранительных органов активизировали работу в ноябре, когда президент Владимир Путин после визита в Челябинск позвонил дольщице «Речелстроя». После этого дело передали для расследования в региональное управление СК. В мае 2018 года учредитель компании Андрей Пязок стал фигурантом второго уголовного дела. Его обвинили в нарушении законодательства о долевом строительстве в особо крупном размере (часть 2 статьи 200.3 УК). В июне предпринимателя освободили из СИЗО под залог в четыре миллиона, он обещал активизировать строительство. Но с тех пор дело так и не сдвинулось с мёртвой точки. Сейчас в микрорайоне не построено ещё 10 десятиэтажек, в 6 из них есть дольщики — это сотни челябинских семей. 

Вы обманутый дольщик и хотите поделиться своей историей? Присылайте сообщения на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
8 июл 2019 в 09:14

в городе полно готового жилья, ну нет надо именно строящееся купить. и да, риэлтору надо было продать, он продал. в школу без прописки не попасть, в сады только переводом. а поликлиника детская это вообще атас!

Михалыч
8 июл 2019 в 11:15

За 1,6 млн могли купить хорошую двушку в хрущевке. Но нет... одни пытаются всех обмануть, покупа несущетвующие квартиры, другие берут ипотеку в валюте, имея рублевый доход, а потом начинается "нас обманули". Да никто вас не обманывал, вы сами жертвы своей жадности. Кроилово ведет к попадалову.

Гость
8 июл 2019 в 09:28

И где он находится этот пязок !? Столько людей кинул и выпустили за 4 ляма.