21 октября четверг
СЕЙЧАС +0°С

«Он говорил нам: "Хорошо-хорошо", и умер». Рассказ медсестры ковидного отделения в Челябинске

Пока южноуральцы игнорируют меры безопасности, медперсонал остаётся на передовой

Поделиться

Защиту нельзя снимать, какой бы ни была погода — ни в аномальную жару, ни в холода

Защиту нельзя снимать, какой бы ни была погода — ни в аномальную жару, ни в холода

Поделиться

Ровно две недели ковидная статистика в Челябинской области держится ниже планки в сотню заболевших за сутки. После рекордных цифр июля и июня это кажется почти чудом. Но отступил ли COVID-19 на самом деле? Что происходит в больницах сейчас? Одна из медсестёр ковидного госпиталя, созданного на базе областной больницы № 3, на условиях анонимности описала ситуацию на сегодняшний день. Публикуем её рассказ от первого лица.

— В ковидном госпитале я с апреля месяца. В самой больнице я тоже давно, а в апреле нас перепрофилировали под COVID-19. Работаем мы по 12 часов — либо днём с 8 до 20, либо ночью с 20 до 8 утра. И почти всегда в «красной» зоне. Выходим только на перерывы, например, поесть. Пребывание там не нормировано — выходим на столько, на сколько получается. А бывает, что и без перерывов работаешь, были такие смены.

Людей сейчас много. Отделение у нас на два этажа, и оно полностью занято людьми. В коридорах, конечно, не лежат, но раньше было такое, что и в коридорах лежали — долго, несколько дней. Потом, если освобождалось место, переводили в палату. У нас и бывший сестринский пост, и буфеты во время пандемии переделали под палаты.

Ковидный госпиталь на базе третьей областной больницы открыли одним из первых — в апреле и июне сюда приезжала первый вице-губернатор Ирина Гехт

Ковидный госпиталь на базе третьей областной больницы открыли одним из первых — в апреле и июне сюда приезжала первый вице-губернатор Ирина Гехт

Поделиться

Привыкать к защите мне было очень тяжело. В жару это было вообще невыносимо. На улице +37... +38 градусов, а ты в полностью не дышащем костюме. В жару мы выходили в чистую зону хотя бы на короткое время. Мы с коллегами понимали, что это очень тяжело, и друг друга отпускали туда — душ принять и так далее. Конечно, тяжело дышать в респираторе, в костюме жарко, очки потеют постоянно. Вроде бы мелочи, но это доставляет самое сильное неудобство. Кондиционеры в каких-то палатах есть, но их буквально одна-две на этаже. А так всё закрыто, выходить пациентам никуда нельзя. Окно открывать можно, но в любом случае жарко.

Все инъекции, все назначения врача я выполняю полностью как медсестра. Катетер поставить, капельницу, таблетки выдать — по документации, по истории болезни, по листам назначения. Если это процедурный кабинет, сначала делаем утренние уколы, дневные капельницы, вечерние назначения и так далее.

Пациентов тяжелых много. Переводим в реанимацию порой, потому что поступают пациенты с 70 процентами поражения лёгких, с 90 процентами. И это не приговор — порой выкарабкиваются и с таким поражением. Тут бывает всякое. Иногда очень возрастной пациент выздоравливает, а порой поступает в 50 лет и умирает. Всё зависит от состояния здоровья, от хронических заболеваний, от настроя. У нас областная больница, и с области больных тоже привозят. Поступают даже молоденькие — 1998 года рождения, 1997-го. У них обычно не сильное поражение, процентов 25, но это уже показатель для лечения в стационаре.

Капельницы, уколы, процедуры — дел у медсестёр ковидного отделения хватает на весь день 

Капельницы, уколы, процедуры — дел у медсестёр ковидного отделения хватает на весь день 

Поделиться

Часто лежит медперсонал, это самое обидное — болеют свои. Поступают врачи нековидных отделений, сотрудники регистратуры, которые просто заразились на работе. Мы-то все в защите, а они нет. Лечить же своих — это очень тяжело, потому что врачи бывают порой очень вредными. Очень дотошно спрашивают, что и как — что им ставят, что им делают. Но я бы, наверное, такой же была.

Смерти за это время тоже были. Я помню ситуацию, когда пациент поступил вечером — часов в 11 или в 10. Мы ему выдали баночки, чтобы он сдал мочу, мокроту, предупредили, что утром возьмём кровь. Он говорил нам: «Хорошо-хорошо», но буквально через пару часов умер. А в палате лежали его вещи.

Сам человек порой не чувствует, что снижена сатурация, насыщение крови кислородом. Иногда пациент себя чувствует нормально даже при сатурации в 80 при норме 95–100. Это показатель перевода в реанимацию, показатель того, что это может быть ковид. Кашель у пациентов бывает, а вот насморка нет. Одышка, конечно, возникает, если в крови мало кислорода. Но на неё могут не обращать внимания, и в итоге поступают с огромнейшим поражением лёгких. Ковид, конечно, очень быстро действует, очень быстро губит.

Поднять уровень сатурации помогают аппараты с кислородом — пациенту накладывают маску

Поднять уровень сатурации помогают аппараты с кислородом — пациенту накладывают маску

Поделиться

В отделении пациенты проводят недели две минимум, редко когда меньше. И у нас тут у всех пневмонии. С обычным ковидом и температурой в 38 градусов сюда не попадают, только с поражением лёгких, с осложнением. У нас в каждой палате подключен кислород, и они дышат кислородом. Установка помогает повышать сатурацию, уровень кислорода. Мы просто ставим маски, и только когда не помогает, переводим в реанимацию — там есть ИВЛ.

Мои родные были очень сильно против всего этого. Очень за меня переживали. Они не медики и не понимают многого, боятся за меня. Некоторые сотрудники переезжали сначала от своей семьи в гостиницу, чтобы не рисковать ими, но это, конечно, тяжело. Сейчас как-то поспокойнее стало. Раньше мы думали, что заболеем и заразимся, но сейчас понимаем, что мы-то в защите, всё в порядке. У нас не стояло цели какой-то денежной — заработать. Нам просто сказали, что отделение переводят на работу с COVID-19. Были ли мысли уволиться за это время? Да постоянно! Думаешь: «Всё, это последний день», но потом остаёшься. У нас уходили люди, не выдерживали — переводились в другие отделения, нековидные. Они просто устали, не выдерживали условий. А мне просто хочется пройти этот путь, раз я его начала. Потом буду своим внукам рассказывать: «Помните 2020-й? Я тогда была на передовой».

То, что люди ходят без масок, вообще очень сильно раздражает. На улице я как-то ещё понимаю — там нет такой концентрации вируса. А в общественных местах, в магазинах? Надень ты маску, что тебе с этого! У человека в маске меньше вероятность заразиться от кого-либо, а у больного в маске меньше вероятность заразить.

С августа я ощутила, что как-то полегче стало. В реанимацию поменьше переводят, в отделении поменьше пациентов. Но оно всё равно заполнено. Ходят слухи, что осенью мы должны перейти в режим обычного отделения. Конечно, раньше было гораздо легче. Очки натирают, респиратор натирает. Пластырь наклеиваем, но в любом случае есть отпечатки от этого всего. Это потом они разглаживаются, а выходишь после смены как будто побитая. Я уже скорее хочу, чтобы всё было, как раньше.

Поделиться

С начала пандемии, к 18 августа, число заболевших на Южном Урале достигло 13 448. За предыдущие сутки в Челябинской области выявили 74 новых случая коронавируса

Роспотребнадзор накануне назвал число россиян с иммунитетом к коронавирусу. Эксперты проверили жителей 23 регионов.

Вы или ваши близкие столкнулись с COVID-19? Расскажите нам свою историю на почту 74@rugion.ru, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК20
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ20

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Загрузка...
Загрузка...