28 октября четверг
СЕЙЧАС +1°С

При взрыве в челябинской ковидной больнице скончалась пациентка. Ее смерть пытались скрыть

С момента ЧП прошло полтора месяца, но вопросов у родных больше, чем ответов

Поделиться

В первые же часы после взрыва в СМИ появилась информация о смерти двух пациентов в результате взрыва, однако власти эти данные сразу опровергли. Теперь же официальная версия вызывает сомнения

В первые же часы после взрыва в СМИ появилась информация о смерти двух пациентов в результате взрыва, однако власти эти данные сразу опровергли. Теперь же официальная версия вызывает сомнения

Поделиться

Челябинский Минздрав пытался скрыть смерть пациентки при взрыве в больнице

Об этом 74.RU сообщила дочь умершей 79-летней женщины. Точное время указано в справке о смерти, а вот причину летального исхода семье не назвали до сих пор. С момента происшествия в городской клинической больнице № 2 прошел месяц, а вопросов у родных пациентов до сих пор больше, чем ответов. Как на небольшой ковидной базе за полдня до взрыва могли скончаться пять человек? Связана ли смерть этих пациентов с падением уровня кислорода в системе во время ЧП? Из-за чего скончались девять человек, эвакуированные в другие больницы? Разбираемся в материале 74.RU.

Смерть наступила уже после взрыва


В результате взрыва, прогремевшего 31 октября около 11:20 в ГКБ № 2, погибших не было — об этом власти заявили сразу же. В тот же день губернатор Алексей Текслер сообщил журналистам: умершие были утром, и реаниматологи летальные исходы с ЧП не связывают.

Однако эти заявления ставит под вопрос семья 79-летней жительницы Челябинска Ольги Ивановны.

— Мама скончалась в день взрыва. Взрыв произошел, насколько средства массовой информации передали, в 11:20–11:25. У нее время смерти [в справке] 11:40, — рассказала дочь пенсионерки.

Время взрыва СМИ давали со ссылкой на МЧС. Так, начальник Центра управления в кризисных ситуациях Павел Екимов сообщал, что к месту ЧП пожарные подразделения выехали в 11:17.

Выходит, что смерть пенсионерки наступила через 20 минут после взрыва.

— Да, была и хроника, и большой процент поражения легких. Когда ее положили, поставили 92%. Но, как бы то ни было, умерла она после взрыва. Мы думаем, что все-таки нехватка кислорода, отключение кислорода [могли стать причиной], — поделилась подозрениями дочь пожилой пациентки. — Естественно, хоронили ее из судебно-медицинской экспертизы. Сначала в выходные дни нам почему-то сказали, что туда никакого доступа нет. А в понедельник, когда они открылись, нас начали торопить с похоронами.

Так могло ли к летальному исходу привести резкое падение уровня кислорода в системе? Точную причину смерти Ольги Ивановны родные не знают до сих пор. В документах, которые им выдали на руки, указаны «другие неточно обозначенные и неуточненные причины».

Поделиться

Поделиться

— Нам сказали, что через 50 дней нам выдадут причину, — пояснила дочь пенсионерки. — Везде говорят: слава богу, что обошлось, всех развезли, счастливый конец. Это официальная версия, но факты расходятся.

Практически сразу после ЧП семья написала заявление в прокуратуру. Попросила помочь с выяснением причины смерти пенсионерки. Спустя месяц из ведомства пришел ответ.

— Управлением здравоохранения администрации Челябинска и Министерством здравоохранения Челябинской области организован внутренний и ведомственный контроли качества и безопасности медицинской помощи, оказанной Ольге Ивановне, — говорится в ответе областной прокуратуры. — Органы прокуратуры не обладают специальными познаниями в области медицины, в этой связи вопрос о принятии мер прокурорского реагирования будет решен при поступлении результатов ведомственного и внутреннего контролей.

Связана ли смерть пожилой женщины со взрывом, мы спросили у Министерства здравоохранения региона. Однако там от комментариев отказались, сославшись на врачебную тайну, а родным рекомендовали обратиться в челябинский горздрав. Запрос в управление здравоохранения мы тоже направили. На момент публикации материала ответ не получен.

Патологоанатомы за Минздрав не в ответе

Вопросы вызывает и достаточно большое число погибших в тот день пациентов. В Минздраве сообщали, что 31 октября в ГКБ № 2 скончались три женщины и двое мужчин. И это было сопоставимо с суточными показателями смертности в целом по региону в тот период. Ведомство ссылалось на то, что в статистику умершие попадают только спустя время — по итогам патолого-анатомического исследования.

— По пациентам, умершим в день произошедшего взрыва в МАУЗ Городская клиническая больница № 2 Челябинска, в настоящее время Министерством здравоохранения Челябинской области проводится проверка, — сообщили 74.RU в ведомстве.

Однако эти объяснения не снимают вопроса, сколько же пациентов умирают на ковидных базах региона ежедневно. Запросить эти данные в Минздраве мы пытались дважды, и дважды в ведомстве предпочли уйти от ответа. Так, в официальном запросе 74.RU просил сообщить данные о суточной смертности пациентов на крупнейших ковидных базах региона — ОКБ № 2 и 3, ГКБ № 8 и 9 Челябинска.

— Челябинское областное патолого-анатомическое бюро не располагает данными о средней суточной смертности пациентов на ковидных базах Челябинской области и Челябинска, — ответили на первый запрос 74.RU в ведомстве.

Поскольку вопрос ставился не перед патологоанатомами, а перед Минздравом, мы продублировали запрос. Ответ был получен спустя неделю, и данных о смертности на ковидных базах там по-прежнему не было.

Вскрытием пациентов, скончавшихся в день взрыва в ГКБ <nobr class="_">№ 2</nobr>, занимались патологоанатомы городской клинической больницы <nobr class="_">№ 1</nobr> 

Вскрытием пациентов, скончавшихся в день взрыва в ГКБ № 2, занимались патологоанатомы городской клинической больницы № 1 

Поделиться

— Министерством здравоохранения Челябинской области проводится оперативная работа по сбору и представлению статистической информации, в том числе о количестве заболевших, выздоровевших и умерших. Информация представляется в правительство Челябинской области в ежедневном режиме, — сообщили 74.RU в ведомстве. — Представление информации о количестве умерших от коронавирусной инфекции COVID-19 осуществляется после получения окончательных результатов лабораторных исследований и других необходимых сведений по завершении проведения патолого-анатомического исследования и установления окончательной причины смерти врачом-патологоанатомом. Все случаи летальных исходов при подтверждении коронавирусной инфекции COVID-19 по результатам патолого-анатомического вскрытия разбираются на заседании экспертного совета по вопросам иммунопрофилактики и инфекционным болезням при участии главных внештатных специалистов Министерства здравоохранения Челябинской области, представителей Роспотребнадзора Челябинской области и Территориального органа Росздравнадзора по Челябинской области.

То есть от ответов на прямые вопросы в ведомстве предпочитают уйти. И тут остается только гадать. Если Минздрав ведет речь о смерти пяти пациентов за полсуток на маленькой ковидной базе, то можно представить порядок цифр смертности в трех десятках других коронавирусных больниц. И эти подсчеты будут сильно расходиться с официальной статистикой.

Эвакуация закончилась серией смертей


Вопросы есть и к заявлениям властей о том, что после эвакуации все пациенты ГКБ № 2 были стабильны, ухудшения состояния не было допущено. Читатели 74.RU сообщили минимум о трех челябинцах, скончавшихся в течение нескольких дней после взрыва. Так, 2 ноября умерла 82-летняя женщина, эвакуированная в первую больницу. Там же, в ГКБ № 1, по словам родственников, скончалась еще одна пациентка, доставленная после взрыва.

— Мама лежала в реанимации на четвертом этаже [во взорвавшейся больнице]. Состояние у нее было, как мне говорили, тяжелое, но стабильное. Сердечно-сосудистая система работала хорошо, давление у нее было пионерское — 120 на 75, 120 на 80. Она была не на ИВЛ, а на кислороде, — рассказал 74.RU сын одной из пациенток. — Ей на кислороде стало лучше, она сразу села — до этого она лежала, одышка была. В реанимации говорили: «Состояние стабильное, угрозы жизни нет, сатурация 96». И уже на пятый или шестой день сказали, что по рентгенограмме есть небольшие улучшения. Я думаю, она бы выкарабкалась, но случилось 31-го числа то, что случилось.

После взрыва, пожара и эвакуации состояние мамы резко ухудшилось.

— Я думал, мало ли, баллоны с угла дома взорвались, никого не поранило, и хорошо. Но, получается, был пожар на третьем этаже. По-любому это дымило-коптило, потому что пластика очень много, были открытые окна, сквозняк, холодно. И, я думаю, был какой-то длительный период после кислорода, плюс эвакуация, — рассуждает сын. — 31-го ее перевезли в горбольницу на Воровского, там она в реанимацию попала, и в этот же день в 16:35 зафиксирована смерть. То есть я думаю, что причина смерти была именно эта. Потому что [в ГКБ № 2] она пролежала девять дней, состояние было стабильное, а тут нестабильность. А с чего бы она взялась, нестабильность? Явно, что эти факторы все повлияли.

Челябинец сейчас разыскивает семьи с аналогичной ситуацией, собираясь подать групповой иск.

Еще один эвакуированный при взрыве пациент скончался в ОКБ № 3.

— Папе нашему было 67 лет. За несколько дней до взрыва, до той неблагополучной субботы папа сказал в разговоре с мамой, что идет на поправку и через пару дней выпишут на реабилитацию, — рассказала дочь челябинца, проходившего лечение во второй больнице. — При поступлении поражение легких было 48%, затем 40%. Мы разговаривали каждый день по видео. Но в ту субботу брат после получения информации о взрыве набрал папе через час происшествия и спросил: «Как ты?!» Тот ответил: «Хреново». — «Тебя не задело?» — «Нет». Это последние слова, которые были услышаны от папы. Полдня искали, куда его перевезли. Через горячую линию узнали, что его эвакуировали в ОКБ № 3. Там папа и скончался 3 ноября.

Если в ГКБ № 2 челябинец лежал в обычной палате, то после эвакуации его определили в реанимацию на аппарат искусственной вентиляции легких, рассказала семья. Разве это не ухудшение состояния?

— Врачи говорили только одну фразу: «Стабильно тяжелое состояние, получает всё положенное лечение». Я узнала о том, что папа скончался... от фирмы ритуальных услуг. Мы еще долго гадали, откуда и как они вышли на меня, так как номера мы никакие не оставляли и у меня фамилия мужа, — поделилась челябинка. — Я шла по улице. Сказала, что не могу в это поверить и что сейчас сам брат перезвонит и всё узнает.

Семья уверена — если бы не взрыв кислородной станции, эвакуация в одеялах и стресс, челябинец бы обязательно выжил.

— В больнице № 2 уже и не было температуры. Ему там всё нравилось, папа с 5 утра принимал разные процедуры. Первое время тяжело было говорить, но всем был доволен. И палата на трех пациентов, и туалет, и раковина — всё в палате. Мы даже радовались, что в хорошую больницу попал, — вспоминает дочь. — Он реально был сильный и бодрый духом! Всегда дома гантели тягал, всем помогал. Но что-то пошло не так... рано ушел от нас...

Стоит оговориться, что мы не ставим под сомнения героизм проводивших эвакуацию сотрудников больницы. Они действительно сделали всё, что было в их силах

Стоит оговориться, что мы не ставим под сомнения героизм проводивших эвакуацию сотрудников больницы. Они действительно сделали всё, что было в их силах

Поделиться

Вопросы есть лишь к тому, как подается информация о последствиях взрыва 

Вопросы есть лишь к тому, как подается информация о последствиях взрыва 

Поделиться

Стало ли ЧП в больнице причиной столь резкого ухудшения состояния 67-летнего мужчины? Этот вопрос мы задали Минздраву региона, приложив согласие родных на обработку данных. Однако в ведомстве комментировать этот случай отказались, сославшись на формальные основания.

— В Министерстве здравоохранения Челябинской области отсутствует письменное разрешение (заявление, согласие) на предоставление данных в отношении третьих лиц, составляющих врачебную тайну, — ответили 74.RU чиновники. — Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека. За разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, законодательством Российской Федерации предусмотрены гражданско-правовая, административная и уголовная ответственности.

Возможно, согласие родных, направленное нами вместе с запросом, было утеряно ведомством? Пока полученные из Минздрава ответы открытость чиновников не демонстрируют. Так, лишь спустя месяц после взрыва ведомство признало, что девять эвакуированных из ГКБ № 2 пациентов впоследствии скончались.

Расследованием взрыва сейчас занимается Следственный комитет. Изначально уголовное дело о халатности возбудили в отделе СК по Центральному району, однако затем передали в региональное следственное управление СК — в отдел по расследованию особо важных дел. Сейчас проводится комплекс экспертных исследований, сообщили в ведомстве, среди которых — комплексная пожарно-техническая экспертиза. По данным источников 74.RU, назначены по делу и ключевые исследования — судебно-медицинские экспертизы пятерых умерших в день взрыва пациентов.

Взрыв произошел 31 октября на проспекте Ленина, 82, он попал на видео. В Ростехнадзоре нам сообщили, что взорвавшееся в ковидном госпитале оборудование не было зарегистрировано. Вот как в мэрии прокомментировали эту информацию.

Мы собрали самые эмоциональные фото работы медиков и спасателей на месте ЧП и провели онлайн-репортаж с места событий.

По теме (11)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ21
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...