17 сентября пятница
СЕЙЧАС +5°С

«Биопсию брали прямо в родзале»: челябинка победила рак, о котором узнала сразу после рождения ребенка

Елена Горнова в инстаграме рассказывает о своем лечении, чтобы объяснить — это не смертельно

Поделиться

Елена попала в онкоцентр практически сразу после выписки из роддома

Елена попала в онкоцентр практически сразу после выписки из роддома

Поделиться

Челябинка победила рак, о котором узнала сразу после рождения ребенка

Год назад у Елены Горновой появилась на свет дочка, но семейное счастье едва не оказалось под угрозой. В роддоме у 30-летней женщины врачи обнаружили опухоль — рак шейки матки. Попав в онкоцентр, перед серьезной операцией челябинка решила начать рассказывать о своем лечении в инстаграме, чтобы показать другим пациенткам, что рак излечим и его можно контролировать. Елена убеждена: говорить про онкологию не страшно, а спрашивать не стыдно и лучше получать информацию от компетентных врачей и людей, которые сами прошли это испытание.

«Что-то нехорошее»


18 января 2020 года на свет появилась младшая дочка Елены. И именно в тот день врачи заподозрили рак у молодой мамы. Впрочем, тогда словам врачей роженица не придала серьезного значения.

— Я поступила в роддом областной больницы № 2 на Гагарина. Еще в смотровой мой врач Ольга Николаевна Суханова обнаружила какой-то нарост. Около меня собрали целый консилиум: кто-то говорил, что это рубец от предыдущих родов, другой врач говорил, что это полип, то есть что-то гормональное, а Ольга Николаевна сказала, что это что-то нехорошее. «Что-то нехорошее» — это был мой диагноз, который я услышала впервые, — вспоминает челябинка.

Молодая мама так ждала появления младшей дочки, что, когда врачи запаниковали, не стала думать о плохом

Молодая мама так ждала появления младшей дочки, что, когда врачи запаниковали, не стала думать о плохом

Поделиться

Елена всю беременность наблюдалась в женской консультации и до беременности исправно посещала своего гинеколога раз в год, поэтому была уверена, что всё в порядке, а «что-то нехорошее» — это максимум воспаление, в крайнем случае доброкачественная опухоль.

— Биопсию взяли прямо в родзале, после родов. Потом нас с дочкой выписали, а через некоторое время мне позвонила Ольга Николаевна. Она сказала: «Елена, пришла ваша биопсия, подъезжайте, поговорим». Я до последнего была уверена, что всё нормально, формулировка «что-то нехорошее» наталкивала меня лишь на мысль, что это какое-то воспаление или заболевание гинекологическое, может быть, какая-то доброкачественная опухоль или полип, естественно, я не ожидала услышать диагноз «карцинома», — говорит Елена. — Я в тот день сначала пришла к своему гинекологу, пришла с поздравлениями, принесла шампанское, цветы, а она сказала, что мне нужно срочно ехать в онкоцентр. Я спросила: «А что такое?» Но она не стала говорить мне о диагнозе. Я тут же поехала к Ольге Николаевне, она меня уже усадила, дала бумагу с диагнозом и всё объяснила. И спокойно добавила: «Сделаешь операцию, пролечишься, будешь воспитывать своих детей».

«Кричу на всю улицу, а на меня люди оборачиваются…»


В первые мгновения справиться с нахлынувшими эмоциями оказалось невозможно.

— Я вышла и как рыба воздух глотаю. Звоню мужу, пытаюсь рассказать, а он не понимает, что значит карцинома. Я ему в трубку на всю улицу прямо кричала: «Ты не понимаешь, у меня рак!» Я помню, как кричу, а на меня люди оборачиваются и смотрят. Такой момент жуткий осознания. Но это очень быстро закончилось. Слова «сделаешь операцию, пролечишься, будешь воспитывать своих детей» стали тем курсом, который я сразу взяла, — вспоминает челябинка.

Лечение давалось непросто, но еще тяжелее было переносить разлуку с дочками, мужем и мамой

Лечение давалось непросто, но еще тяжелее было переносить разлуку с дочками, мужем и мамой

Поделиться

Елена не стала скрывать от близких свой диагноз, нести такой груз в одиночку, когда дома двое детей, просто нереально. Благо рядом были любящие муж и мама, готовые поддержать во всем.

— На следующий день я поехала на консилиум в онкоцентр, и снова потрясение.

Там целая жизнь, в этом огромном здании. Ты, пока в это не окунешься, думаешь, что это единицы, а там тысячи людей, — продолжает Елена. — Я дождалась своей очереди, зашла. Мне подтвердили диагноз, выдали список обследований. Я вообще никак не отреагировала на слова о том, что будет операция, что удалят матку, у меня такая-то стадия. Для меня это уже не было каким-то шоком, просто поняла, что это нужно сделать. А потом врач сказал, что я должна прекратить кормить дочку. И вот тут меня опять накрыло... Как не кормить? Для меня это было так важно, это же материнство! Я так ждала этого момента, и у меня очень много молока было. Вышла из кабинета, села на лестницу и начала реветь белугой. Было очень обидно, что не могу кормить своего ребенка, но пришлось.

«Могли лишь дотянуться кончиками пальцев друг до друга»


Ровно через два месяца после родов и того самого «чего-то нехорошего» Елене сделали операцию — удалили матку. Она вернулась домой через 10 дней, и только показалось, что самое страшное позади, но через несколько дней пришло заключение гистологии.

В больнице Елена в общей сложности провела больше трех месяцев

В больнице Елена в общей сложности провела больше трех месяцев

Поделиться

— Врачи сразу предупреждали, что у тебя может быть первая стадия, но после операции оказаться третьей, точный диагноз ставят только после анализа тканей удаленного органа. После этого заключения мне назначили еще лучевую терапию, и вот это оказалось настоящим испытанием. Меня положили почти на три месяца в отделение радиотерапии, где я ежедневно проходила облучение.

Тогда еще ввели ограничения по ковиду — онкобольные же особая группа риска, — вспоминает челябинка. — Муж приезжал каждый день, а нам даже не разрешали открыть окно. Мы прятались, там на первом этаже было окошко, которое можно было втихушку открыть и через решетку как-то дотянуться кончиками пальцев друг до друга. Он привозил детей, чтобы я на них в окно посмотрела. Конечно, я потеряла работу, я кондитер-преподаватель, но меня поддерживали многие мои ученики и вытаскивали своим позитивом. Мама тоже осталась без работы, потому что на нее полностью легла забота о моей семье: грудной ребенок и старшая дочка-школьница плюс дома еще кошки и собаки.

Единственная отрада — приоткрыть окно и дотянуться до любимого

Единственная отрада — приоткрыть окно и дотянуться до любимого

Поделиться

«Не нужно откладывать жизнь на потом»


Вытерпеть операцию, долгую разлуку с близкими, тяжелое лечение с массой побочных эффектов, конечно, оказалось непросто, но Елена признается — ей было ради чего всё это терпеть.

— Самыми сложными были первые две недели, когда я только узнала диагноз, когда мне запретили кормить дочь, когда было непонятно, будет ли вообще операция, — говорит Елена. — Этот период был очень нервный, я очень много плакала, я могла ни о чем не думать, просто покупать гречку в магазине, и у меня лились слезы. Организм был настолько перегружен этой информацией, что она выходила посредством каких-то таких срывов. А когда на втором консилиуме мне назначили дату операции, я выдохнула и оставшееся время до операции прожила уже в каком-то абсолютно спокойном состоянии. Решила, что просто пойду, мне просто удалят, как больной зуб, и всё. Именно тогда я начала замечать какие-то вещи, на которые обычно не обращаешь внимания, — луч солнца на кухне, аромат свежесваренного кофе, появилось умение наслаждаться жизнью в моменте. Я до болезни очень много работала, часто говорила «потом»: потом отдохну, потом погуляем, потом съездим на каток с дочкой. Только теперь понимаю, что это всё нужно делать сейчас, потому что «потом» у нас может не быть, это во-первых, а во-вторых, потом это может быть уже никому не нужно. Не нужно откладывать жизнь на потом. Ну и нужно ценить то, что ты имеешь, — это твой организм. Я из тех людей, которые пашут, пока не упадут. Нужно восстанавливать свои ресурсы, отдыхать, есть, а не бежать. Нужно останавливаться и жить. Можно много об этом говорить, но я очень благодарна тому, как сложилась моя жизнь. Не говорю, что нет трудностей, что не больно, что нет страхов, побочек — я до сих пор с этим сталкиваюсь, не всё так радужно, но вопрос в том, как я к этому отношусь.

Зато болезнь научила ценить простые вещи

Зато болезнь научила ценить простые вещи

Поделиться

«Для меня сейчас рак — это как панкреатит или сахарный диабет»


Сейчас лечение уже позади, но Елена до сих пор делится своими мыслями и эмоциями в инстаграме и поддерживает тех, кто обращается к ней за советом.

— Мне практически ежедневно в инстаграм пишут люди: «Елена, у меня тоже выявили» или «Елена, я боюсь, у меня химиотерапия, как быть?». Пишут женщины, которые с этим сталкиваются и не находят информации. Я понимаю, что это нужно освещать шире. Но пока стараюсь помочь тем, кто мне пишет, не бояться. У меня уже сформировалось свое отношение к этому диагнозу.

Очень много людей с этим живет, и живет полноценно, не стоит этого бояться, рак лечится. Сейчас прохожу обследования, сдаю анализы раз в три месяца и понимаю, насколько ответственно ты будешь относиться к своему здоровью, настолько тебе и повезет, — рассуждает она.

«Рак не болит и не имеет проявлений до третьей стадии»


История Елены — со счастливым концом, но это лишь благодаря тому, что ее рак выявили вовремя. Онкологи отмечают, таких историй может быть больше, если все женщины раз в год будут обязательно посещать гинеколога, проходить осмотр и цитологический скрининг. Так шанс «поймать» рак на ранней стадии будет гораздо выше.

— К сожалению, рак шейки матки — это такое заболевание, которое не имеет проявлений до третьей стадии болезни, то есть женщину ничего не беспокоит, она чувствует себя совершенно здоровой. Проявления начинаются, когда опухоль прорастает либо в нервное сплетение — появляется боль, либо в мочевой пузырь — начинается подтекание мочи, либо она врастает в петли кишечника — и появляется боль при акте дефекации, либо проявляется кровотечением. Как правило, женщина обращается к гинекологу, и там уже диагностируют экзофитную опухоль (образование, клетки которого утратили способность к контролируемому росту. — Прим. ред.), — говорит хирург-онкогинеколог Челябинского областного центра онкологии и ядерной медицины Валерия Саевец.

Понятно, что прогноз для пациентки с ранней стадией рака будет благоприятнее.

По словам Валерии Саевец, рак шейки матки реально не допустить у будущих женщин — нынешних девочек-подростков<br>

По словам Валерии Саевец, рак шейки матки реально не допустить у будущих женщин — нынешних девочек-подростков

Поделиться

Онкогинеколог также напомнила, что рак шейки матки имеет вирусную природу, чаще всего его вызывает вирус папилломы человека, и эту информацию важно взять на вооружение мамам девочек.

— Сейчас происходит триумф клинической онкологии, когда мы можем начать заниматься профилактикой рака шейки матки, вакцинировать девочек от самых онкогенных штаммов вируса папилломы человека. Это то, чем мы можем своих дочерей уберечь, — уверена доктор. — 90 процентов населения когда-либо встречались с ВПЧ, у части пациентов он носит транзиторный характер, а у 30 процентов вирус встраивается в геном, это и есть переход из нормальной клетки в злокачественную. Мы понимаем, что огромное количество людей, встречавшихся с вирусом, остаются здоровыми, но мы не можем сказать, заболеет конкретный человек или нет, это зависит от иммунной системы. Лучше заранее минимизировать этот риск.

По данным Минздрава, в Челябинской области в 2020 году первую прививку от ВПЧ уже получили более 26 тысяч подростков, это дети в возрасте 12 лет. Причем поставить прививки сейчас могут как девочки, так и мальчики, которые переносят этот вирус.

Хотите почитать истории других челябинцев, победивших рак?


Челябинец Евгений Анкудинов прославился в TikTok шутками про борьбу с раком. 30-летний инженер начал снимать юмористические ролики для модной соцсети, когда ему поставили диагноз «неходжкинская лимфома». В коротких видео парень стал смеяться над побочками от химиотерапии, обыгрывать свою лысину и нечеловеческий аппетит.

Челябинка Маргарита Хайруллина заболела раком в 17 лет. Страшный диагноз «острый лейкоз» девушке поставили вскоре после того, как она выиграла этап Кубка Европы по триатлону. Юной спортсменке предстояло преодолеть дистанцию, с которой справляются даже не все взрослые, — два года борьбы за жизнь. Но она справилась.

7-летняя Алиса Литвинова, которая борется с саркомой, вышла на сцену и сыграла в спектакле после химиотерапии и тяжелой операции.

А 14-летняя Полина из Челябинска начала карьеру «лысой модели» в рамках нового проекта для онкобольных подростков «Молодёжка».

Молодая челябинка Мария случайно попала на обследование к онкогинекологам, а спустя пару дней узнала, что больна раком. Год спустя, когда химия, облучения и капельницы остались в прошлом, она решилась рассказать, как не сойти с ума, узнав о страшном диагнозе.

Надежде Ишбулатовой поставили диагноз «лимфома Ходжкина», когда она только вышла замуж и готовилась отметить 22-летие. Челябинка рассказала нашему сайту, как ей удалось не сдаться болезни и почему она решила участвовать в благотворительных фотовыставках для тех, кто сейчас борется с недугом.

Гузалия Суханова смогла стать мамой после того, как пережила женский рак. Через два года после сложнейшей операции мама двух девчонок решила родить сына и сделала это, несмотря на протесты врачей.

По теме (13)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...