16 июля четверг
СЕЙЧАС +34°С

Главный эпидемиолог региона: Челябинская область вышла на плато по COVID-19, но смертность будет расти

Чего ждать дальше и кто оказался в ковидных аутсайдерах, 74.RU рассказал Александр Выгоняйлов

Поделиться

Южный Урал добрался до плато, но радоваться ещё рано 

Южный Урал добрался до плато, но радоваться ещё рано 

Число подтверждённых случаев COVID-19 в Челябинской области достигло 3600, и вот уже больше недели фиксируется больше сотни новых заболевших каждые сутки. Можно ли говорить, что мы вышли на плато? Чем объясняется высокий уровень заболеваемости? И что нас ждёт дальше? На эти вопросы читателям 74.RU ответил главный внештатный эпидемиолог Минздрава Челябинской области, кандидат медицинских наук Александр Выгоняйлов.

Регион вышел на плато

— Плато — это стабильный уровень заболеваемости по большому счёту. И уровень у нас стабильный, мы на плато вышли, — объясняет Александр Выгоняйлов. — Почему больше ста новых случаев каждый день? Да потому что, к сожалению, не везде и не всюду соблюдаются населением те меры профилактики, которые рекомендованы. Потому что у нас большое количество семейных очагов. А эти колебания — 130, 113, даже 150 случаев — определяются количеством выявленных очагов на данный момент. В целом мы вышли на прямую. Если мы построим прямую заболеваемости, это и есть плато, мы на него вышли. Вопрос: как долго можно на нем находиться? Это уже другой разговор. Конечно, по логике оно не должно продолжаться больше максимального инкубационного периода — двух недель. Но всегда есть риски, что население еще больше ослабит свой настрой на профилактику, и эти случаи вырастут снова. Потому что один заболевший может заразить 2–3 человека за неделю. Если мы проводим ограничительные меры, этот [показатель] в два раза уменьшается — не предотвращает [новые случаи] полностью, но уменьшается. И тогда мы можем надеяться, что с этого плато мы будем спускаться. Плато — это как вы на гору заходите. С плато можно спуститься, а можно подниматься дальше вверх, если мы с вами не примем к этому меры.

Города-аутсайдеры

— Эта ситуация как была, так и остаётся — и в абсолютных цифрах, и в показателях заболеваемости на первом месте стоит Златоуст. Сейчас там ситуация лучше, но вы знаете, что в начале всей этой ситуации там была крупная вспышка в лечебном учреждении, — напоминает Александр Выгоняйлов. — Это сама себе крупная вспышка, и это дало много семейных очагов как у пациентов, [так и у врачей]. В том числе пострадали прилегающие районы, потому что в этой онкологии лечились пациенты из Катав-Ивановского района, из других территорий горнозаводской зоны. Сейчас это проблемная территория, но, в принципе, они справляются. Понятно, мы видим Златоуст, рядом Миасс — это же близкая территория, там тоже не очень хорошая картина.

На втором месте Магнитогорск. Там очень много семейных очагов, и они сформировались после той ситуации с «Зелёным рынком», которая там была. Но сейчас ситуация выправляется потихоньку. Естественно, мы видим, что и вокруг этого рынка [среди тех], кто ходил, посетителей, выше заболеваемость, семейные очаги пошли.

И есть ещё ряд районов не совсем благополучных, где тоже мы видим за счёт семейных очагов небольших [плохую статистику]. Вроде как заболеваемость небольшая, а показатель заболеваемости за счёт малочисленности достаточно высокий — это и Кизильский район, и Верхнеуральский. Но там тоже семейные очаги были, большие вспышки в семьях — до 10 и более человек доходило. Здесь — только говорить о безответственном отношении первого заболевшего.

— Сказать, что сейчас есть какие-то крупные очаги действующие, мы не можем, — признаёт главный внештатный эпидемиолог Минздрава Челябинской области. — Да, семейные очаги есть, и много — в разных территориях по-разному.

Надо сказать, что Челябинск на этом фоне смотрится достаточно благополучно. Он на уровне даже чуть ниже среднеобластной заболеваемости, но в разных районах Челябинска ситуация неоднородна. Есть районы, где ситуация чуть похуже, и там есть семейные очаги. При коронавирусной инфекции во всём мире [идёт] 80 процентов заражения в семейных очагах или внутрибольничных. Сейчас каких-то активных внутрибольничных очагов нет, но они же, понимаете, в любой момент могут возникнуть. Потому что мы же начинаем медицинскую помощь расширять, в том числе плановую, а значит, есть риск заноса инфекции. А инфекция, как вы знаете, очень коварная, очень часто протекает бессимптомно — в половине случаев.

Есть ситуация в Усть-Катаве, комплекс «Горный». Там ситуация уже под контролем, хотя заболеваемость тоже выше среднеобластной. Миасс — ситуация тоже не самая радостная. Там это связано тоже с заносом сначала в лечебное учреждение, с запоздавшими противоэпидемическими мероприятиями, а потом уже с выносом и формированием вторичных семейных очагов. Не всегда успевают в некоторых территориях медицинские работники выявить контактных по обследованию.

В Аше — да, там тоже заболеваемость немного выше среднеобластной. Там рост в последние дни, но, в принципе, это [по темпам] немного ниже среднеобластной. Там есть и семейные очаги, и случаи заболевания медработников. Таких крупных очагов, как в ряде территорий, когда, бывает, вся семья заражается, в Аше нет. Просто в последние дни там больше случаев.

Чебаркуль и Чебаркульский район — одни из самых благополучных территорий. Они значительно ниже среднеобластных [показателей].

Умерших уже 50, заболевших 3600. Что дальше?

— Безусловно, надо понимать, что сейчас случаи летальных исходов будут возрастать. Это вполне объяснимо особенностями течения инфекции, — рассказывает Александр Выгоняйлов. — Эта инфекция течёт достаточно медленно. И, конечно, те тяжелые случаи заболевания, которые случились в апреле, в начале мая, за этих больных боролись, но побороться не всегда удаётся. И сейчас мы видим, что эти пациенты начинают погибать. Трудно говорить, что летальность ожидаема, но мы прогнозируем, что рост смертности будет.

Я очень надеюсь, что население всё-таки задумается, услышит те несложные меры, которые требуется. Прежде всего, нужна настороженность. Смущают те случаи, когда заболевает вся семья. Понятно, что заболел кто-то первый, но почему этот первый не обратился за медицинской помощью сразу? Он мог бы предохранить заболеваемость своих близких, а порой поступают целые семьи. Это первое. А второе — ответственное поведение на улице. В том числе там, где необходимо: в замкнутых закрытых помещениях использовать маски, соблюдать гигиену рук, подумать лишний раз, стоит ли тебе идти в магазин или какое-то закрытое помещение. Это, конечно, обуза, но не такие сложные меры, которые невозможно соблюдать.

— Можно сказать, что эпидемическая ситуация стабилизировалась, — резюмирует Александр Выгоняйлов. — Её можно всё-таки пока оценить по всем территориям как контролируемую. Мы более-менее представляем очаги заражения. Но! Те моменты, когда несвоевременное обращение за медицинской помощью, когда безответственно относятся люди (зная, что у тебя кто-то в семье заболел, ты выходишь на работу и заражаешь своих коллег), к сожалению, есть.

Инфекция очень коварна. Она может начинаться с минимальным количеством симптомов и даже без температуры. А температура [возникает] как раз в процессе, когда наступает агрессивный ответ организма на внедрение вируса, когда уже поражается 25–50 процентов легочной ткани, только тогда появляется температура. Мы впервые с такой инфекцией встречаемся. Тот же грипп, он остро начинается, его сразу видно, а здесь это может быть исподволь. Но надо оценивать свой риск и, конечно, вызывать врача на дом, обязательно сообщать ему о своих контактах, знать ранние симптомы. Они достаточно простые — это респираторные симптомы, какие-то непонятные высыпания, иногда это диарея. А наиболее ранние симптомы — это всё-таки появление немотивированной одышки, когда у человека ещё и температуры нет, но за счёт поражения лёгочной ткани появляется что-то вроде одышки, которой не было у здорового человека. Это, безусловно, потеря обоняния, вкуса.

Ранние симптомы везде описаны, но когда мы пациентов видим, к сожалению, они ими пренебрегают. Они появились сначала у одного в семье, потом у другого, третьего. И только когда кто-то из них уже тяжело болеет, как говорится, слёг, когда ему и помочь уже тяжело, уже тогда вся семья госпитализируется. Но, понимаете, вся семья одновременно заболеть не может. Заражаются они друг от друга последовательно при контактах внутрисемейных. Поэтому здесь нужно от населения внимание к своему здоровью — и больше ничего. Если ты знаешь, что у тебя есть контакт, знаешь меры профилактики, так соблюдай их. Чувствуешь симптомы, о которых я говорил? Вызови врача на дом. И тогда будет успех общий.

Есть информация о заболевших COVID-19? Сами попали в больницу с коронавирусом? Анонимность гарантируем. Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ7
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!