25 октября понедельник
СЕЙЧАС +6°С

Почему «шестерка» взбунтовалась?

Поделиться

Поделиться

Минувшие выходные прошли на Южном Урале под знаком «русского бунта, бессмысленного и беспощадного». 24 ноября начались массовые беспорядки в колонии строгого режима №6 в Копейске, об окончании которых в ГУФСИН смогли отрапортовать только в понедельник утром. Информация о бепорядках вызвала настоящий ажиотаж в СМИ. Правда, в конце концов выяснилось, что сообщения о горах трупов и избитых мирных гражданах, мягко говоря, преувеличены.

Все началось днем 24 ноября. Около 250 заключенных ИК-6 вышли в режимный коридор жилой зоны учреждения и выдвинули требования по ослаблению режима содержания и освобождению ряда осужденных из штрафного изолятора учреждения. Параллельно у входа в колонию собралась толпа гражданских – родственников осужденных и других людей, которые выкрикивали различные лозунги в защиту осужденных. На место событий, опередив журналистов, выехали правозащитники, и вскоре Интернет наполнился сообщениями о массовых пытках в самой колонии и бесчинствах сотрудников ОМОН вокруг нее. Новость о «бунте» получила такой резонанс, что уже с утра в воскресенье в Ленинском районе Челябинска ограничили продажу спиртного, чтобы не «подогревать» тусующихся у копейской колонии «молодых людей», в большинстве своем, кстати, ранее судимых.

«24 числа у нас подняли отряд по тревоге, прибыли на базу, получили инструктаж, что в ИК-6 происходят групповые нарушения общественного порядка, – рассказывает боец челябинского ОМОН, пожелавший остаться неизвестным. – Прибыли на место, выставили оцепление, чтобы не пропустить тех людей, которые прибыли в колонию, – их было человек 150-200. Находились там далеко не родственники, большей частью молодые люди и девушки до 30 лет, в основном в состоянии алкогольного опьянения, агрессивно вели себя, угрожали нам физической расправой. Спустя полчаса в нас полетели камни, бутылки, у кого-то из молодых людей были замечены отрезки труб, арматуры. Когда кидали, целились в головы сотрудников. Там было около 10 машин, и в какой-то момент одна из них на наши боевые порядки поехала, чтобы прорвать нашу цепочку. Сотрудники применили палки для остановки ТС, водитель включил заднюю скорость и скрылся. Приказа на задержание у нас не было, мы просто сомкнули цепочку».

По данным ГУ МВД по Челябинской области, в столкновении у КПП колонии пострадали восемь бойцов ОМОН. Один на данный момент госпитализирован, один отправлен на амбулаторное лечение, остальные вернулись к службе. Полицейские задержали по административным статьям 38 самых рьяных «провокаторов». Слова омоновца подтверждает приехавшая к колонии сестра одного из осужденных Ольга Белоусова: «Родственники у колонии действительно собрались, но мы все стояли отдельно. А кроме нас было несколько десятков каких-то пьяных молодых людей, постоянно сыпались провокации, молодежь швырялась в омоновцев чем только можно. К нам несколько раз подходили какие-то личности, похожие на цыган, говорили про то, что в колонии уже убили четверых заключенных. Потом выяснилось: врали».

«Из 300 человек, приехавших к колонии, реальных родственников осужденных было всего 70, – рассказал 26 ноября на пресс-конференции уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов. – И они действительно постоянно провоцировали полицейских. Пока я пытался пройти в колонию, услышал и мат, и оскорбления в адрес ОМОН. Будь я на месте полиции – начал бы наводить порядок даже быстрее!»

Омбудсмена в ИК-6 пропустили. Как выяснилось, поднялись ЗК не только в жилой зоне, но и на производстве. По словам Севастьянова, это, кстати, показатель: в колонии не так легко устроиться на работу, и осужденные ею, как правило, дорожат. Но вот требования были в определенной части странными. Алексей Севастьянов после общения со стоящими в коридоре заключенными сделал вывод: некий находящийся в ШИЗО «Гиви» (или, по информации из блога омбудсмена, Георгий Д.) – может прекратить беспорядки одним словом. Кто такой этот Гиви? Авторитет? Якобы весь бардак в ИК начался после известия об избиении грузина в штрафном изоляторе. Правда, омбудсмен с ним разговаривал (см. видео), никто осужденного не бил. Более того, как выяснилось, никто из заключенных таинственного Гиви в глаза не видел! Вопли о трупах появились после того, как другой осужденный исполосовал себя осколком стекла. Исполосовал качественно, задел и вены на руках, и горло. В настоящее время он находится в медсанчасти, состояние тяжелое, но врачи за его жизнь все же спокойны. И уж совсем бредовыми выглядят утверждения, что надписи на простынях и прочем подручном материале, облетевшие уже весь Рунет, сделаны кровью. Позже родственники осужденных имели возможность убедиться: на их близких нет следов побоев, нет и свежих порезов. Что ж они, заранее кровушку сдавали? Краски в промзоне колонии не нашлось?

Заместитель прокурора Челябинской области Андрей Потапов в оценках сдержан: идет прокурорская проверка, идет доследственная проверка, работают в колонии и общественники. У родственников осужденных вопросов уже нет: их близкие целы. Поборы? Вот тут надо разбираться. «Шестерка» – колония не самая бедная: своя церковь, номера «люкс» для свиданий. Алексей Севастьянов объясняет механизм возникновения «чуда за решеткой»: возникает проект, под него заводится банковский счет, и родственники заключенных присылают на него деньги. Разумеется, сугубо добровольно! Ну а кто пожадничает – с тем, по словам омбудсмена, начинают разговаривать свои же «братья-ЗК». У администрации колонии и руки чистые, и счета на строительство наполняются.

«Начальник колонии уже заявил сегодня: да я, мол, вообще уберу все добровольные сборы, будем существовать на бюджетные средства, – заметил Алексей Севастьянов. – Но тут уж возмутились родственники, ведь те же свидания с осужденными по закону только раз в четыре месяца, а с пожертвованиями – чаще».

«Я имею возможность помогать ИК, – говорит Ольга Белоусова. – Но это я, у меня свой бизнес, денег хватает. А что делать бедным родителям? Хотя нельзя не признать: в последнее время расценки в колонии действительно взлетели».

Официальные лица – прокуратура, ГУФСИН, омбудсмен – по сути, могут сказать одно: изложенные осужденными претензии подлежат проверке. 26 ноября, уже после наведения порядка, с осужденными весь день встречался ведущий специалист аппарата уполномоченного по правам человека РФ Александр Маланкин. Он подтверждает: осужденные выдвигали обычный набор требований. Снижение поборов со стороны администрации ИК, прекращение применения спецсредств, освобождение шести сокармеников из ШИЗО, повышение зарплат на производстве. То есть от обычных в последние годы выступлений заключенных с угрозами вскрыть себе вены ситуация в ИК-6 отличалась по сути только масштабом и редкой согласованностью действий по обе стороны стен колонии. Что, собственно, и дает полицейским возможность утверждать: ситуацию раскачивает кто-то извне. Шутка ли – 250 зэков, скандирующих одно и то же! А если учесть, что осужденные время от времени менялись – одни уходили греться, другие занимали их место, – то получается, что в беспорядках в колонии с контингентом максимум в 1600 человек принимали участие не менее полутысячи лишенных свободы! Прибавим сюда еще и 100-200 «нетрезвых молодых людей с улицы». А начальник регионального ГУФСИН утверждает, что были попытки отказа от пищи в знак солидарности с «шестеркой» еще в двух колониях и двух следственных изоляторах. Не много ли?

И челябинский омбудсмен, и председатель Общественной наблюдательной комиссии Анатолий Тарасюк уверены: без координации «с воли» столь масштабное выступление не обошлось. Одна из целей лежит на поверхности: дискредитировать руководство ГУФСИН. Цель, признаемся, легкая: слишком много ежемесячно вскрывается нелицеприятных фактов из жизни сотрудников пенитенциарной системы. Вот только не надо забывать, что и по ту сторону решетки – не дети. В числе наиболее активных «переговорщиков» из числа осужденных тот же Севастьянов отмечает некоего Тайсона, уже отсидевшего десять лет за двойное изнасилование и виновного во взяточничестве экс-вице-мэра Магнитогорска Виталия Сидоренко, передававшего требования заключенных красивым литературным языком. Кстати, другой VIP-постоялец «шестерки», бывший вице-губернатор Виктор Тимашов, участия в беспорядках вообще не принимал.

«Вариантов у меня два, – резюмирует омбудсмен. – Либо некие криминальные структуры пытаются расшатать ситуацию в Челябинской области. Но я сомневаюсь в наличии на Южном Урале столь мощной и разветвленной структуры. Либо беспорядки у осужденных – следствие борьбы двух государственных контор. Но про это даже думать страшно!»

Как бы то ни было, по последним данным у колонии продолжают оставаться лишь несколько человек из числа родственников. Все осужденные живы и целы. В ИК-6 работают сам прокурор области и первые лица регионального следственного управления СК РФ. Остается ждать, кто прольет свет на истинные причины «копейского бунта».

Фото: Видео предоставлено пресс-службой губернатора Челябинской области, ГУ МВД по Челябинской области, ОМОН ГУВД, использованы материалы блога Алексея СЕВАСТЬЯНОВА, 31 канала, монтаж Юлии СУРИНОЙ и Сергея ГУЛЬБИНОВИЧА

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...