25 октября воскресенье
СЕЙЧАС +4°С

Этюд в рыжих тонах: репортаж с речки, которая незаметно травит челябинскую воду

Власти рапортуют о решении проблемы, но, когда мы побывали на месте, осталось много вопросов

Поделиться

Новая дамба на Сак-Элге разделила её рыжее прошлое и голубое будущее. Но не профанация ли это?

Новая дамба на Сак-Элге разделила её рыжее прошлое и голубое будущее. Но не профанация ли это?

Есть у Челябинска застарелая проблема: богатая рыжими «витаминчиками» вода речки Сак-Элга. Не слышали о такой? Она течёт под Карабашом, принимая в себя его стоки, а затем впадает в реку Миасс — источник питьевой воды для Челябинска. Так вот, выглядит Сак-Элга прямо-таки впечатляюще.

Сак-Элга после Карабаша. Это не архивный кадр. Это прямо сейчас

Сак-Элга после Карабаша. Это не архивный кадр. Это прямо сейчас

В прошлом году власти отрапортовали о строительстве обводного канала Сак-Элги и специального пруда-очистителя, которые препятствуют сбросу этой ржави в Миасс и Аргази. Но вот что интересно: вы не найдёте хороших фотографий канала или особенно пруда в официальных СМИ.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен
Губернатор Челябинской области Алексей Текслер осматривает обводной канал. Из снимков официальной хроники совершенно неясно, куда ведёт этот канал и зачем он нужен

Губернатор Челябинской области Алексей Текслер осматривает обводной канал. Из снимков официальной хроники совершенно неясно, куда ведёт этот канал и зачем он нужен

Так существуют ли эти объекты и, если да, спасают ли они челябинскую воду от карабашского влияния? Мы отправились на место, чтобы увидеть всё лично, и сразу наткнулись на пикантную подробность: после всех очисток река имеет тот же рыжий цвет, что и под Карабашом.

Это река Сак-Элга после очистного пруда, который мы покажем чуть позже. Отсюда вопрос: а он точно работает? Цвет-то по-прежнему рыжий

Это река Сак-Элга после очистного пруда, который мы покажем чуть позже. Отсюда вопрос: а он точно работает? Цвет-то по-прежнему рыжий

А вот обратная сторона плотины: все эти мелкие ручьи тоже уходят в Миасс, а затем в Аргази

А вот обратная сторона плотины: все эти мелкие ручьи тоже уходят в Миасс, а затем в Аргази

И наконец, это тот самый обводной канал, который показывали Текслеру. Сейчас канал сух. Правда, этому есть объяснение

И наконец, это тот самый обводной канал, который показывали Текслеру. Сейчас канал сух. Правда, этому есть объяснение

Сначала расскажем вам про замысел проекта, а потом покажем, что получилось в реальности.

Как спасали Сак-Элгу

С реки Сак-Элга начинался сам город Карабаш: 200 лет назад здесь мыли золото, затем переключились на добычу и производство меди. Её вокруг Карабаша оказалось столько, что под медные производства переделали даже часть предприятий изначально «чугунного» Кыштыма.

«Карабашмедь» — градообразующее предприятие. С 2004 года оно принадлежит «Русской медной компании»

«Карабашмедь» — градообразующее предприятие. С 2004 года оно принадлежит «Русской медной компании»

Особенно жестоким для Карабаша оказался XX век, когда заработал Карабашский медеплавильный завод: варварские методы работы за 110 лет превратили окружающие пейзажи в сплошную фантасмагорию.

Типичные окрестности Карабаша в пойме Сак-Элги. На заднем плане — лысая гора. Оранжевая река слева

Типичные окрестности Карабаша в пойме Сак-Элги. На заднем плане — лысая гора. Оранжевая река слева

Что касается Сак-Элги, то она буквально облизывает Карабаш и медеплавильный комбинат, принимая в себя все его ядовитые стоки, — отсюда и вызывающий колорит.

Мы специально не делали цветокоррекцию этому снимку. Фотографии Сак-Элги и так смотрятся, будто их уже «накрутили» в фоторедакторе

Мы специально не делали цветокоррекцию этому снимку. Фотографии Сак-Элги и так смотрятся, будто их уже «накрутили» в фоторедакторе

Но проблемы Сак-Элги могли бы остаться местечковыми, если бы она не впадала в Миасс прямо перед Аргазинским водохранилищем. Поэтому лет десять назад был разработан план по спасению Миасса от Сак-Элги.

Суть в следующем: большая часть Сак-Элги отводится от Богородского пруда в сторону озёр Большие и Малые Барны, а затем через Киалим напрямую в Миасс. До Богородского пруда вода ещё не загрязнена, то есть Миасс при такой схеме получает приток чистой воды.

Вот как выглядит Сак-Элга до всех приключений: вполне себе обычная речка. Эту воду и отправляют в Миасс по обводному каналу

Вот как выглядит Сак-Элга до всех приключений: вполне себе обычная речка. Эту воду и отправляют в Миасс по обводному каналу

Но проблемой остаётся вторая часть Сак-Элги, которая течёт от Богородского пруда по старому руслу, собирая стоки Карабаша. Для её нейтрализации построили гидроботанический пруд, где вода отстаивается и лишь затем переливается в Миасс.

Таков был замысел, а вот что получилось на практике.

Развилка у пруда

Начинается путешествие на западе от Карабаша, где Сак-Элга впадает в Богородский пруд. Здесь её течение разбили на два рукава.

Сданная в прошлом году развилка Сак-Элги. Левый канал ведёт в Богородский пруд, правый — к реке Миасс

Сданная в прошлом году развилка Сак-Элги. Левый канал ведёт в Богородский пруд, правый — к реке Миасс

Выход от развилки в сторону пруда. Это историческое русло Сак-Элги: здесь по-прежнему течёт вода

Выход от развилки в сторону пруда. Это историческое русло Сак-Элги: здесь по-прежнему течёт вода

Богородский пруд с обратной стороны

Богородский пруд с обратной стороны

Зачем нужен канал в Богородский пруд, ведь через него Сак-Элга идёт дальше на Карабаш? Разве целью проекта не было загнуть реку вокруг города, чтобы исключить тлетворное влияние? Главный инженер проекта Александр Петров рассказал нам следующее:

— Да, так и есть, и, по сути, Богородский пруд является «тупиковым», то есть как такового стока Сак-Элги после него быть не должно: разве что 20–30 дней в году. А река направляется в пруд, чтобы поддерживать его уровень, ведь иначе он пересохнет.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Действительно, в настоящий момент канал, через который Сак-Элга выходит из пруда, стоит сухим. Сброса в направлении Карабаша нет.

Выход из Богородского пруда

Выход из Богородского пруда

Хорошо, но почему тогда сух обводной канал, по которому вода должна уходить сразу в Миасс?

Обводной канал в день нашего визита напоминал окоп

Обводной канал в день нашего визита напоминал окоп

Александр Петров комментирует:

— Всё зависит от количества воды, которое необходимо для пополнения Богородского пруда. В данный момент избыточной воды для направления её по обводному каналу нет, поэтому он стоит сухим. Если воды будет много, он заработает.

Откуда берётся рыжина?

Итак, раз сброса воды из Богородского пруда нет, старое русло Сак-Элги должно быть сухим. Но стоит проехать километра три, как вода в Сак-Элге чудесным образом появляется, и цвет у неё — что хурма.

Сак-Элга в трёх километрах от Богородского пруда (район Карабашского абразивного завода)

Сак-Элга в трёх километрах от Богородского пруда (район Карабашского абразивного завода)

Река недалеко от моста на трассе Карабаш — Миасс

Река недалеко от моста на трассе Карабаш — Миасс

Серные берега. Идёшь по этим «друзам» — словно давишь ногами безе

Серные берега. Идёшь по этим «друзам» — словно давишь ногами безе

Так откуда эта рыжая вода, если Богородский пруд прерывает ток Сак-Элги?

— Это сточные воды: вокруг старого русла Сак-Элги есть водосборная площадь, где в неё впадает, например, Рыжий ручей, — объясняет Александр Петров. — Всё это собирается и идёт в Сак-Элгу. Мы не можем полностью предотвратить это явление, но есть другое решение: ниже по течению Сак-Элга перегорожена плотиной, которая образует гидроботанический пруд — это такой большой отстойник. Тяжёлые металлы оседают на дне пруда, а в Миасс переливается чистая вода.

Рыжий ручей

Рыжий ручей

Кстати, вот тот самый Рыжий ручей, который берёт начало недалеко от медеплавильного комбината — вероятно, это подотвальные воды, богатые всей таблицей Менделеева. Ручей впадает в Сак-Элгу недалеко от въезда в Карабаш со стороны Миасса. Именно такие ручьи и подземные воды формируют течение Сак-Элги по старому руслу. И для его нейтрализации и нужен пруд-отстойник.

Получается, краеугольным камнем всего проекта является даже не обводной канал, а именно пруд, который спасает реку Миасс от карабашских щедрот.

Пруд — это разлив в загрязнённой пойме Сак-Элги прямо перед её впадением в Миасс

Пруд — это разлив в загрязнённой пойме Сак-Элги прямо перед её впадением в Миасс

Пруд вопросов

Водоём образован дамбой, которая выполняет две функции. Во-первых, она разливает Сак-Элгу по границам загаженной поймы. Во-вторых, дамба пресекает неконтролируемый переток воды в Миасс, потому что раньше Сак-Элга и Миасс сливались не по руслам, а через множество мелких каналов.

Дамба пруда. Сам водоём слева, справа — осушенная территория, по которой раньше текли многочисленные протоки Сак-Элги, попадая в Миасс и Аргази (до них отсюда — 3 км)

Дамба пруда. Сам водоём слева, справа — осушенная территория, по которой раньше текли многочисленные протоки Сак-Элги, попадая в Миасс и Аргази (до них отсюда — 3 км)

Вода кажется привлекательной

Вода кажется привлекательной

Но дно имеет цвет Сак-Элги

Но дно имеет цвет Сак-Элги

Берега пруда имеют замысловатую фактуру: это отложения металлов и сернистых соединений. Облизывать не рекомендуется

Берега пруда имеют замысловатую фактуру: это отложения металлов и сернистых соединений. Облизывать не рекомендуется

По задумке, мелководье пруда зарастёт камышами и прочими растениями, что повысит фильтрующую способность. Пока из живности — мелкие мушки и очень крикливые птицы

По задумке, мелководье пруда зарастёт камышами и прочими растениями, что повысит фильтрующую способность. Пока из живности — мелкие мушки и очень крикливые птицы

От слов «гидроботанический пруд» рисуется примерно такая картина, но нет — это пойма Сак-Элги выше по течению, ещё до её встречи с Рыжим ручьём. Разница прямо заметная

От слов «гидроботанический пруд» рисуется примерно такая картина, но нет — это пойма Сак-Элги выше по течению, ещё до её встречи с Рыжим ручьём. Разница прямо заметная

Пруд же пока лишён растительности, но выглядит в общем неплохо. Вот только за дамбой картина другая

Пруд же пока лишён растительности, но выглядит в общем неплохо. Вот только за дамбой картина другая

Местность позади плотины: здесь Сак-Элга разливалась в половодье, поэтому территория изрядно загрязнена

Местность позади плотины: здесь Сак-Элга разливалась в половодье, поэтому территория изрядно загрязнена

Сам по себе принцип отстаивания воды понятен даже нам, дилетантам: дрянь оседает на дно, а более-менее чистая вода забирается с верхнего бьефа. Но визуально вода с обратной стороны пруда имеет примерно тот же колорит, что и до. Судите сами.

Гидротехническое сооружение для сброса воды. Выглядит как пирс на южном море

Гидротехническое сооружение для сброса воды. Выглядит как пирс на южном море

А вот вид в другую сторону: канал для слива воды. Следы ржавчины есть даже на относительно новом бетоне

А вот вид в другую сторону: канал для слива воды. Следы ржавчины есть даже на относительно новом бетоне

Далее до самого Миасса этот канал идёт по естественному руслу Сак-Элги и имеет вот такой оттенок. Она точно очистилась?

Далее до самого Миасса этот канал идёт по естественному руслу Сак-Элги и имеет вот такой оттенок. Она точно очистилась?

Судить о содержании примесей в воде без анализа сложно: сама она прозрачнее, чем до пруда, но донные отложения придают ей ядовитый цвет

Судить о содержании примесей в воде без анализа сложно: сама она прозрачнее, чем до пруда, но донные отложения придают ей ядовитый цвет

Из пруда ведёт ещё одно русло, основное: оно представляет собой широкий канал с «горбом» вдоль берега пруда — переток идёт лишь при поднятии уровня воды. В день поездки течения не было.

На дальнем плане виден тот самый горб, за которым — гидроботанический пруд. Вода в канале рыжая

На дальнем плане виден тот самый горб, за которым — гидроботанический пруд. Вода в канале рыжая

В конце канала есть «тройник»: дальняя протока уводит к реке Миасс, ближняя — это ручей, которые стекает с территории за плотиной

В конце канала есть «тройник»: дальняя протока уводит к реке Миасс, ближняя — это ручей, которые стекает с территории за плотиной

Пространство за плотиной — это сеть мелких ручейков, которые текут по мёртвой земле

Пространство за плотиной — это сеть мелких ручейков, которые текут по мёртвой земле

Специалисты говорят, что насыпные дамбы в любом случае пропускают сквозь себя воду, и весь секрет в том, чтобы сделать дамбу из материала с хорошими фильтрующими свойствами. На снимке виден канал, который собирает такой фильтрат. Далее он поступает в Миасс, а попутно, видимо, насыщается отложениями

Специалисты говорят, что насыпные дамбы в любом случае пропускают сквозь себя воду, и весь секрет в том, чтобы сделать дамбу из материала с хорошими фильтрующими свойствами. На снимке виден канал, который собирает такой фильтрат. Далее он поступает в Миасс, а попутно, видимо, насыщается отложениями

Вот один из таких каналов. Дамба — сзади<br>

Вот один из таких каналов. Дамба — сзади

Итак, работает ли широко разрекламированная гидроботаническая площадка, если река после дамбы имеет примерно тот же колер, что и до? Проектировщик сооружения Александр Петров считает, что впечатление обманчиво:

— Цвет даёт не вода, а грунт под ней, тогда как сама вода прозрачная, — настаивает он. — То есть перенос вредных примесей значительно сократился. При этом мы не можем полностью блокировать сток Сак-Элги в Миасс, поэтому основной задачей было сократить его, что и достигнуто. Нынешний сток не сравним с тем, что был до строительства дамбы.

Специалист подчёркивает, что наибольшие проблемы возникали не жарким летом, а весной и осенью, когда паводки и дожди смывали с водосборной территории Сак-Элги огромное количество грязи: той, что попадала потом в Аргази. По словам Александра Петрова, перенос вредных примесей снизился в сотни и тысячи раз.

Так это или нет — вопрос открытый. Можем лишь подтвердить, что вода после дамбы прозрачнее, чем до неё.

Сак-Элга до пруда-отстойника

Сак-Элга до пруда-отстойника

Сак-Элга после пруда: рыжина присутствует, но цвет слабее, а вода прозрачнее. Наш дизайнер Дмитрий Гладышев сказал: до пруда — сок с мякотью, после пруда — осветлённый

Сак-Элга после пруда: рыжина присутствует, но цвет слабее, а вода прозрачнее. Наш дизайнер Дмитрий Гладышев сказал: до пруда — сок с мякотью, после пруда — осветлённый

Автор первоначального проекта обводного канала, директор Южно-Уральского НИИ водного хозяйства Раиса Казанцева, рассказала нам, что вариантов нейтрализации Сак-Элги рассматривалось несколько, в том числе, например, химическая очистка вод рыжего ручья.

— Но после многих экспериментов мы пришли к выводу, что наиболее разумно затопить загрязнённые части русла Сак-Элги, — объяснила она. — Дело в том, что если они лежат сухими, то при увлажнении осадками или разливами реки в них резко повышается кислотность, и вода становится губительной для всего живого. Но если держать эти отложения под водой, процесс постепенно прекращается и соединения лежат под слоем воды в инертном состоянии. Это хорошо видно на примере Аргазей: пока уровень воды в них достаточный, в них водится рыба. Но когда десять лет назад водохранилище частично пересохло, донные отложения оказались на воздухе, и, когда уровень воды снова поднялся, вся рыба умерла из-за повышения уровня кислотности.

Другими словами, спасти территорию вокруг Сак-Элги или её воду «экспресс-методами» невозможно, поэтому основной целью проекта было снижение влияния Сак-Элги на Миасс. Можно сказать, реку поставили на паузу до лучших времён, когда технологии позволят решить вопрос радикально.

Осадочек остаётся

Трудно избавиться от впечатления, что водоёмы вокруг Карабаша безнадёжно больны. Фундамент этого варварства заложен сотню лет назад, но и сейчас территория выглядит зловеще. Что делать с этим наследием индустриальной революции — толком не знает никто.

Рыжий ручей на территории хвостохранилища около «Карабашмеди»: он как тёк, так и течёт

Рыжий ручей на территории хвостохранилища около «Карабашмеди»: он как тёк, так и течёт

Вид с той же точки в направлении Сак-Элги

Вид с той же точки в направлении Сак-Элги

Это сам комбинат и зеркало пруда хвостохранилища, которое при разном освещении становится то оранжевым, то фиолетовым

Это сам комбинат и зеркало пруда хвостохранилища, которое при разном освещении становится то оранжевым, то фиолетовым

Нижний ярус хвостохранилища. Формально оно является бесхозным (что само по себе любопытно), но владелец комбината, «Русская медная компания», разработала девятилетний план его рекультивации. Облагораживание одного из ближних к комбинату хвостохранилищ проведено в 2018–2019 годах

Нижний ярус хвостохранилища. Формально оно является бесхозным (что само по себе любопытно), но владелец комбината, «Русская медная компания», разработала девятилетний план его рекультивации. Облагораживание одного из ближних к комбинату хвостохранилищ проведено в 2018–2019 годах

Пример реки Сак-Элга показателен: экологические проблемы такого рода копятся годами, расхлёбываются — десятилетиями и всегда частично. Здесь работает та же логика, что в анекдоте: если ты несчастен, приведи козу в дом, а потом уведи её — и ощутишь счастье. Сначала местность превращают в марсианский пейзаж, а потом героически спасают, хотя вроде бы разумнее не доводить до таких крайностей.

Подобная картина вообще характерна для медных предприятий и выработок: в первую очередь от них страдают окрестные водоёмы и подземные воды. Вот, например, материал наших коллег из Екатеринбурга о Лёвихинском руднике — ещё один этюд в рыжих тонах. В 2017 году в Свердловской области началась массовая гибель рек, включая Ивдель. В частности, Ново-Шемурского месторождения, которое заработало с 2011 года и за шесть лет успело изрядно перекрасить ландшафт. И хотя риски медных выработок известны, даже сегодня их видят далеко не все.

Проблемы самого Карабаша постепенно решаются: например, внедрение на комбинате газоочистительного оборудования снизило выбросы в атмосферу сернистых соединений (ангидрида) — одной из причин опадания листвы уже летом. Но за сто лет экологического нигилизма здесь накопились гектары мёртвой земли, поэтому даже отдельные успехи не меняют статус Карабаша как одного из самых грязных городов планеты.

Это не отвалы шлака: просто на горе не осталось растительности. Её вырубили при разработке шахт, а регенерироваться зелени, похоже, помешала кислая атмосфера Карабаша

Это не отвалы шлака: просто на горе не осталось растительности. Её вырубили при разработке шахт, а регенерироваться зелени, похоже, помешала кислая атмосфера Карабаша

Гектары леса вокруг карабашских водоёмов не имеют травы. Снимок сделан возле пруда на Сак-Элге, но такая же картина в местах, где разливается Миасс: похоже, его вода не менее «целебна»

Гектары леса вокруг карабашских водоёмов не имеют травы. Снимок сделан возле пруда на Сак-Элге, но такая же картина в местах, где разливается Миасс: похоже, его вода не менее «целебна»

Русло реки Серебрянка (впадает в Богородский пруд) идёт по задам «Карабашмеди» вдоль отвалов шлака

Русло реки Серебрянка (впадает в Богородский пруд) идёт по задам «Карабашмеди» вдоль отвалов шлака

Отложения по берегам водоёмов

Отложения по берегам водоёмов

Горы рудных хвостов и шлака возле комбината: постепенно их рекультивируют (шлак является сырьём для абразивных материалов), но картинка всё равно впечатляет

Горы рудных хвостов и шлака возле комбината: постепенно их рекультивируют (шлак является сырьём для абразивных материалов), но картинка всё равно впечатляет

Переселённый дом возле комбината: таких здесь много

Переселённый дом возле комбината: таких здесь много

400 тонн серной кислоты в одном кадре

400 тонн серной кислоты в одном кадре

В дальней части снимка — ярусы старого хвостохранилища. Сак-Элга протекает под ним

В дальней части снимка — ярусы старого хвостохранилища. Сак-Элга протекает под ним

Место, где Миасс впадает в Аргази: донные отложения здесь настолько ядовиты, что пересыхание водохранилища грозит экологической катастрофой

Место, где Миасс впадает в Аргази: донные отложения здесь настолько ядовиты, что пересыхание водохранилища грозит экологической катастрофой

И вроде бы никто не виноват: экологическая бомба под Карабашом была заложена лет сто назад. Но это подводит нас к мысли, что при создании рудников и металлургических заводов нужно думать на десятилетия вперёд, а не жить сиюминутной выгодой, убаюкивая население рассказами о рабочих местах и налоговых отчислениях. Не важно, как всё выглядит в первые годы стройки. Важно, что получится лет через тридцать, когда идеологи проекта будут «вне зоны доступа»: кто на пенсии, кто на том свете. И спрашивать будет не с кого.

На такой земле не выживает ничего: она по-настоящему мертва

На такой земле не выживает ничего: она по-настоящему мертва

Остаётся лишь надеяться, что Челябинск не повторит судьбу Карабаша, и в одно прекрасное утро кто-то из наших потомков не обнаружит рыжину уже в Шершнях. А кто-то ещё будет с ней самоотверженно бороться.

Странной была идея ехать под Карабаш в нынешнюю жару, поэтому пришлось нарядиться на манер бедуина

Странной была идея ехать под Карабаш в нынешнюю жару, поэтому пришлось нарядиться на манер бедуина

Качество воды Челябинска — проблема застарелая, а сейчас усугублена отбором воды в пользу Томинского ГОКа. Чтобы компенсировать это явление, а также пересыхание Аргазей, построен Долгобродский канал. Но и к нему есть немало вопросов.

Городом-антиподом для Карабаша является соседний Кыштым: металлургия здесь возникла раньше, но город не выглядит зоной бедствия. Вот красочный рассказ о нём: здесь есть что посмотреть.

Ещё одной проблемной рекой Челябинской области является Теча: она до сих пор фонит даже под мостом с федеральной трассой М-5.

Хотите обратить наше внимание на экологическую проблему? Пишите на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК65
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ13

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...