27 июля вторник
СЕЙЧАС +14°С

Дочь южноуральской пенсионерки, погибшей в пожаре в доме милосердия, встала на защиту хозяйки приюта

Женщина рассказала, в каких условиях жила ее мама

Поделиться

Это фото с мамой Айгуль сделала летом, когда ездила ее навещать в доме милосердия

Это фото с мамой Айгуль сделала летом, когда ездила ее навещать в доме милосердия

Поделиться

Дочь погибшей в пожаре женщины встала на защиту хозяйки дома милосердия

В частный дом престарелых в Абзелиловском районе Башкирии 62-летняя жительница Верхнеуральского района перебралась чуть больше года назад и, по мнению дочери, была там очень счастлива. То, что у приюта не было лицензии, совсем не проблема, считает женщина.

— Хозяйка очень хорошая. Я слышала по телевизору, лицензии нет, но она хотела добро делать [для людей], которым некуда деваться, — рассказала 74.RU Айгуль. — И маму жалко, и её. Женщина хотела дать таким людям радость. И что, ее посадят теперь? Я за нее переживаю.

В дом милосердия, рассказывает женщина, ее мама перебралась осенью 2019 года. До этого жила в одном из бараков в селе Кирса Верхнеуральского района. Подрабатывала мытьем полов в магазине, но денег не хватало. Одна дочка погибла в начале 2000-х годов, вторая жила в другом городе.

— Она по газете нашла этот приют, — рассказала Айгуль. — Ее потеряли, мне врач из деревни позвонил: «Почему вашей мамы нет? Куда делась? Ее вообще нет в деревне. Если ее не найдете, мы участковому в полицию позвоним». Я начала искать везде, а потом уже родной тете позвонила: «Мама исчезла. Может, к тебе приехала?» — «Да, у меня была. Утром уехала». Я начала искать, где, куда. А потом тетя сказала, что мама в газете нашла, что там [рядом] есть дом милосердия.

Маму-пенсионерку дочка несколько раз навещала в частном доме престарелых — прошлой зимой, затем весной и летом.

— Я каждый раз ездила: «Мама, прости меня. Я не могу тебя содержать, у меня самой двое детей. Не могу содержать, сама живу в общежитии». Она говорит: «Ты чего плачешь? Ты что, не видишь? Мне здесь хорошо. Я чистая, каждую неделю баня, свежим хлебом кормят, смотрят», — поделилась дочка погибшей. — Она довольная была: «Айгуль, я тут начала жить». У моей мамы была жизнь несладкая, и я не могу помочь. Я рассказывать не буду, как она с моим папой жила, но она очень рада была, что попала в домашний уют.

Пенсию за проживание мама действительно отдавала, признает женщина, но проблемы в этом не видит.

— Для мамы не жалко было даже пенсионную карточку отдавать, — говорит дочь пенсионерки. — Отдавала, и ей не жалко было: «Я начала здесь жить».

Телефона у мамы не было, но дочка иногда созванивалась с директором дома милосердия, собиралась ехать в гости.

— Я ей звонила, говорила, что приеду. Она сказала: «Пока не хочу никого пускать, потому что коронавирус. Но то, что вы издалека, пущу. Маски [возьмите], все дела», — поделилась Айгуль. — Я говорю: «Пожалуйста, я и деньги коплю, и продукты коплю». Я всегда туда вожу [подарки], не для мамы одной, а для всех. Она говорит: «Ладно, хорошо. Жду вас». — Я говорю: «Ладно, я перед Новым годом постараюсь».

О том, что в доме милосердия произошел пожар и погибли 11 человек, женщине рассказали родственники.

— Утром двоюродный братишка позвонил, — рассказала Айгуль. — Я не знаю, как он узнал. Он позвонил, а я голос не узнала: «Это кто?» Он говорит: «Радик. Что с мамой?» Я думала, с его мамой что-то случилось. А он говорит: «Айгуль, мама твоя умерла».

После этого женщина пыталась созвониться с директором дома милосердия, но разговор не получился.

— Она сказала: «Ничего не знаю, ничего не знаю!» — и отключилась, — рассказала дочка пенсионерки. — Я просто начала вопросы задавать. Когда ехать, куда ехать, мне ничего неизвестно. Она сказала: «Я сама ничего не знаю».

Дочка переживает, что не успела забрать маму из частного дома престарелых — такие планы у нее были.

— Я недавно купила сад, думала: сейчас всё сделаю в саду, утеплю и её возьму в сад. И никто не будет знать, где моя мама, — поделилась Айгуль. — И она будет жить у меня долго. Почему-то такая мысль у меня была, что старых хотят уничтожить. Думала, я ее заберу, буду лучше туда ездить. И на тебе.

Дом милосердия загорелся в деревне Ишбулдино Абзелиловского района около часа ночи. Тела 11 человек, в том числе двоих южноуральцев, обнаружили спасатели после пожара. Среди погибших оказалось двое южноуральцев — помимо 62-летней жительницы Верхнеуральского района в списках был 57-летний магнитогорец. Еще одному южноуральцу удалось выжить, о чем его родные рассказали во «ВКонтакте».

— Там наш отчим был, мама умерла, а родственники отказались, — поделилась в соцсетях жительница Магнитогорска Фатима Масалимова. — Я ездила [в дом милосердия] с дочерью и братом. Очень хорошая, домашняя обстановка была. Пекли пирог, были две сиделки, одна из них повар. Дедушка был доволен, кто ходячий, смотрели телевизор, помогали другим тяжелым. Тепло было.

Все расходы, связанные с похоронами погибших в доме престарелых в Абзелиловском районе, возьмет на себя правительство Башкирии.

Пока устанавливаются точные причины возгорания, в Министерстве семьи, труда и соцзащиты населения Башкирии заявили, что вообще не знали о существовании этого дома милосердия. Опыт предыдущих ЧП, кажется, ничему не учит руководителей таких заведений, и они наступают на одни и те же грабли. Мы вспомнили происшествия в российских клиниках, хосписах, домах для пожилых и инвалидов и спросили экспертов, почему горят соцучреждения и когда это закончится.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ9

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...